Сюр­при­зы Кар­ла Фа­бер­же

Nowiy Venskiy Journal - - РОССИЙСКО-АВСТРИЙСКИЕ ОТНОШЕНИЯ -

Устра­и­вая вы­став­ку « ир &абер­же», при­уро­чен­ную к пе­ре­крест­ным рос­сий­ско-ав­стрий­ским го­дам куль­ту­ры, вен­ский узей ис­то­рии ис­кусств по­ста­вил пе­ред со­бой непро­стую за­да­чу: най­ти об­щие гра­ни меж­ду дву­мя круп­ней­ши­ми им­пер­ски­ми кол­лек­ци­я­ми – со­бра­ни­ем рус­ских ца­рей, ко­то­рое сей­час хра­нит­ся в узе­ях ос­ков­ско­го (рем­ля, и (унст­ка­ме­рой ав­стрий­ских )абс­бур­гов. *а пер­вый взгляд, фи­гу­ра зна­ме­ни­то­го рус­ско­го юве­ли­ра (ар­ла &абер­же, «/остав­щи­ка 0во­ра 1го мпе­ра­тор­ско­го #ели­че­ства» не вы­гля­дит для этой це­ли уж очень и под­хо­дя­щей, ведь )абс­бур­ги со­став­ля­ли свою кол­лек­цию на про­тя­же­нии мно­гих ве­ков, а пе­ри­од де­я­тель­но­сти фир­мы &абер­же охва­ты­ва­ет ко­нец XIX – на­ча­ло XX ве­ков. *о, как ока­за­лось, де­ло здесь не во вре­ме­ни, а в им­пер­ских тра­ди­ци­ях, ко­гда, неза­ви­си­мо от эпо­хи, для при­двор­ных кол­лек­ций пред­на­зна­ча­лось все са­мое луч­шее.

Кар­ла Фа­бер­же на­зы­ва­ли «Се­вер­ным Чел­ли­ни», срав­ни­вая его ра­бо­ты с про­из­ве­де­ни­я­ми Бен­ве­ну­то Чел­ли­ни – вы­да­ю­ще­го­ся ма­сте­ра ита­льян­ско­го Воз­рож­де­ния. Уни­каль­ное про­из­ве­де­ние это­го ве­ли­ко­го юве­ли­ра – настоль­ная ста­ту­эт­ка Са­лье­ра – яв­ля­ет­ся глав­ным ше­дев­ром со­бра­ния Кунст­ка­ме­ры. Кро­ме то­го, во все вре­ме­на при дво­ре бы­ли по­пу­ляр­ны пред­ме­ты не толь­ко до­ро­гие, но и за­ни­ма­тель­ные. И тут Кар­лу Фа­бер­же не бы­ло рав­ных: ми­ни­а­тюр­ные ме­ха­низ­мы, дра­го­цен­ные кам­ни, ими­ти­ру­ю­щие фак­ту­ру ре­аль­ных пред­ме­тов, оше­лом­ля­ю­щие «сюр­при­зы» внут­ри пас­халь­ных яиц. Глав­ный «охот­ник» до ме­ха­ни­че­ских сюр­при­зов из Габс­бур­гов им­пе­ра­тор Ру­дольф II на­вер­ня­ка оце­нил бы по до­сто­ин­ству неуем­ную фан­та­зию и изоб­ре­та­тель­ность Кар­ла Фа­бер­же!

Сим­во­лом ма­стер­ства фир­мы Фа­бер­же ста­ли пас­халь­ные яй­ца. Свое пер­вое со­всем про­стое пас­халь­ное яй­цо с ми­ни­а­тюр­ной ку­роч­кой внут­ри Карл Фа­бер­же из­го­то­вил в 1885 го­ду для Марии Фе­до­ров­ны по за­ка­зу ее су­пру­га ца­ря Алек­сандра III. Мо­нарх впер­вые об­ра­тил вни­ма­ние на про­из­ве­де­ния Фа­бер­же в 1882 го­ду на Все­рос­сий­ской ху­до­же­ствен­но-про­мыш­лен­ной вы­став­ке в Москве. К то­му вре­ме­ни Карл уже де­сять лет воз­глав­лял се­мей­ную юве­лир­ную фир­му в Санкт-Пе­тер­бур­ге, ос­но­ван­ную в 1842 го­ду его от­цом Густа­вом Фа­бер­же. Ори­ги­наль­ный по­да­рок, при­под­не­сен­ный на Пас­ху Марии Фе­до­ровне при­шел­ся ей на­столь­ко по вку­су, что пас­халь­ные яй­ца в по­да­рок пре­вра­ти­лись в цар­ской се­мье в еже­год­ную тра­ди­цию. В пе­ри­од с 1885 го­да по 1917 год Фа­бер­же ис­пол­нил для мо­нар­шей се­мьи око­ло пя­ти­де­ся­ти яиц, де­сять из них сей­час хра­нят­ся в Му­зе­ях Мос­ков­ско­го Крем­ля. Кро­пот­ли­вая ра­бо­та над каж­дым яй­цом дли­лась око­ло го­да. Как рас­ска­за­ла ди­рек­тор Му­зеев Мос­ков­ско­го Крем­ля Еле­на Га­га­ри­на, яй­ца по­том вы­став­ля­лись на по­каз в за­лах Эр­ми­та­жа сре­ди дру­гих дра­го­цен­но­стей цар­ской се­мьи.

Успех при дво­ре при­нес фир­ме Фа­бер­же ши­ро­кое при­зна­ние. Око­ло 1900 го­да Карл Фа­бер­же по­стро­ил в са­мом цен­тре Санкт-Пе­тер­бур­га на Боль­шой Мор­ской но­вый мно­го­этаж­ный дом для сво­ей фир­мы в мод­ном то­гда сти­ле мо­дерн. В этом до­ме на верх­них эта­жах он жил сам со сво­ей се­мьей, а вни­зу раз­ме­сти­лись ма­га­зи­ны и ма­стер­ские. На­до ска­зать, что лю­бой юве­лир по­чи­тал за честь ра­бо­тать на Фа­бер­же, и в ма­стер­ских фир­мы тру­ди­лись не толь­ко рус­ские ма­сте­ра, но и спе­ци­а­ли­сты, при­гла­шен­ные из-за гра­ни­цы.

На вы­став­ке в вен­ском Му­зее ис­то­рии ис­кусств пред­став­ле­ны че­ты­ре яй­ца Фа­бер­же. Три из них ин­те­рес­ны, преж­де все­го, сво­и­ми сюр­при­за­ми. Так, яй­цо «Па­мять Азо­ва», пре­под­не­сен­ное в 1891 го­ду Марии Фе­до­ровне, внут­ри со­дер­жит мо­дель од­но­имен­но­го крей­се­ра, на ко­то­ром бу­ду­щий царь Ни­ко­лай II и его брат Ве­ли­кий князь Ге­ор­гий Алек­сан­дро­вич пла­ва­ли на Даль­ний Во­сток. На па­лу­бе ми­ни­а­тюр­но­го зо­ло­то­го крей­се­ра мож­но рас­смот­реть кро­хот­ные пла­ти­но­вые шлюп­ки, а ес­ли во­ору­жить­ся лу­пой, удаст­ся про­чи­тать и мик­ро­ско­пи­че­скую над­пись по бор­ту «Азов». Во­об­ще, оше­лом­ля­ю­щие де­та­ли – глав­ный «ко­нек» яиц Фа­бер­же. На­при­мер, в яй­цо «Мос­ков­ский Кремль» ма­сте­ра умуд­ри­лись вста-

вить оваль­ное стек­ло с изоб­ра­же­ни­ем ин­те­рье­ра Успен­ско­го со­бо­ра, и лю­бо­пыт­ный зри­тель, за­гля­ды­вая вовнутрь, мог раз­ли­чить очер­та­ния ико­но­ста­са и ажур­ную сень цар­ско­го ме­ста. Но са­мым ори­ги­наль­ным из при­ве­зен­ных в Ве­ну яв­ля­ет­ся яй­цо «Транс­си­бир­ская ма­ги­страль» с вы­гра­ви­ро­ван­ной кар­той Рос­сии по ту­ло­ву и над­пи­сью: «Ве­ли­кий же­лез­ный путь к 1900 го­ду». Сюр­при­зом это­го яй­ца слу­жит па­ро­вой локомотив с пя­тью ва­гон­чи­ка­ми. По­во­ро­том клю­чи­ка за­вод­ной ме­ха­низм внут­ри локомотива при­во­дит­ся в дви­же­ние, и по­езд мо­жет про­ехать по сто­лу не­сколь­ко мет­ров! В 1900 го­ду яй­цо «Транс­си­бир­ская ма­ги­страль» бы­ло по­ка­за­но на Все­мир­ной вы­став­ке в Па­ри­же, где вит­ри­на с иг­ру­шеч­ным по­ез­дом Фа­бер­же сто­я­ла ря­дом с ре­аль­ным ва­го­ном из со­ста­ва, цир­ку­ли­ро­вав­ше­го по Ве­ли­ко­му Си­бир­ско­му пу­ти.

Ра­зу­ме­ет­ся, сре­ди за­каз­чи­ков Фа­бер­же бы­ли не толь­ко чле­ны цар­ской се­мьи. Пред­ме­ты ин­те­рье­ра (ча­сы, ми­ни­а­тюр­ные ста­ту­эт­ки, до­ро­гие без­де­луш­ки для домашнего оби­хо­да), из­го­тов­лен­ные в ма­стер­ских фир­мы «Фа­бер­же», слу­жи­ли эта­ло­ном, сви­де­тель­ству­ю­щим о высоком по­ло­же­нии вла­дель­ца в об­ще­стве. Де­лал Фа­бер­же и юве­лир­ные укра­ше­ния, но они в боль­шин­стве сво­ем бы­ли утра­че­ны в вих­ре ре­во­лю­ци­он­ных со­бы­тий. Ис­клю­че­ни­ем здесь слу­жит уни­каль­ный клад, най­ден­ный в 1991 го­ду при пе­ре­строй­ке ста­ро­го мос­ков­ско­го до­ма на ули­це Со­лян­ке. Изыс­кан­ные коль­ца, бро­ши, подвески с брил­ли­ан­та­ми, изу­мру­да­ми, сап­фи­ра­ми, и жем­чу­га­ми по­сту­пи­ли в кол­лек­цию Му­зеев Мос­ков­ско­го Крем­ля. Один­на­дцать са­мых луч­ших про­из­ве­де­ний из это­го кла­да во­шли в экс­по­зи­цию вы­став­ки. На пи­ке сво­ей де­я­тель­но­сти фир­ма «Фа­бер­же» из­го­тав­ли­ва­ла ве­щи по­ис­ти­не необык­но­вен­ные, как на­при­мер, жан­ро­вые фи­гур­ки, со­став­лен­ные из кам­ней раз­лич­ных по­род. Ко­гда пе­ре­хо­дишь от пас­халь­ных яиц и юве­лир­ных из­де­лий к вит­рине с жи­вы­ми, на­ту­ра­ли­сти­че­ски ис­пол­нен­ны­ми фи­гур­ка­ми сол­да­та, за­ку­ри­ва­ю­ще­го па­пи­ро­су, и кре­стья­ни­на, по­ну­ка­ю­ще­го ло­шадь с ле­до­вым обо­зом, по­на­ча­лу не ве­рит­ся, что эти ве­щи то­же вы­шли из од­них и тех же ма­стер­ских.

Счаст­ли­вая звез­да Кар­ла Фа­бер­же за­шла од­но­вре­мен­но с на­ча­лом ре­во­лю­ции в 1917 го­ду. Са­мое по­след­нее яй­цо «Созвез­дие ца­ре­ви­ча» оста­лось неза­кон­чен­ным и вполне мо­жет слу­жить сим­во­лом столь тра­ги­че­ски пре­рвав­шей­ся эпо­хи прав­ле­ния ди­на­стии Ро­ма­но­вых. По­ки­дая на­все­гда Россию, им­пе­ра­три­ца Ма­рия Фе­до­ров­на смог­ла увез­ти с со­бой од­но един­ствен­ное яй­цо «Ор­ден свя­то­го Геор­гия» с ми­ни­а­тюр­ны­ми ак­ва­рель­ны­ми порт­ре­та­ми сы­на и вну­ка — Ни­ко­лая ΙΙ и ца­ре­ви­ча Алек­сея Ни­ко­ла­е­ви­ча — внут­ри. Сам Карл Фа­бер­же то­же был вы­нуж­ден по­ки­нуть Россию, и хо­тя его из­де­лия поль­зо­ва­лись ми­ро­вой из­вест­но­стью (в раз­ные пе­ри­о­ды он из­го­тав­ли­вал свои зна­ме­ни­тые пас­халь­ные яй­ца для мо­нар­ших се­мей в Ве­ли­ко­бри­та­нии, Да­нии, се­мей­ства Рот­шиль­дов) с утра­той сво­ей юве­лир­ной им­пе­рии мастер сми­рить­ся не смог. Он умер два го­да спу­стя в Швей­ца­рии. За­то его сы­но­вья Ев­ге­ний и Карл — оба та­лант­ли­вые юве­ли­ры – смог­ли про­дол­жить де­ло от­ца и ос­но­ва­ли в Па­ри­же но­вую фир­му «Фа­бер­же и К».

В це­лом, на вы­став­ке «Мир Фа­бер­же» в Вен­ском Му­зее ис­то­рии ис­кус­ства пред­став­ле­но око­ло 160 ра­бот из со­бра­ния Му- зеев Мос­ков­ско­го Крем­ля и кол­лек­ции Мос­ков­ско­го ми­не­ра­ло­ги­че­ско­го му­зея Фер­сма­на. Сре­ди них, по­ми­мо фир­мы «Фа­бер­же» есть так­же из­де­лия дру­гих ве­ду­щих юве­лир­ных фирм то­го вре­ме­ни – Ов­чин­ни­ко­ва, Хлеб­ни­ко­ва, Се­мё­но­ва, Та­раб­ро­ва и т.д. По­лу­чи­лась яр­кая под­бор­ка юве­лир­ных про­из­ве­де­ний кон­ца XIX – на­ча­ла XX ве­ка очень пол­но от­ра­жа­ю­щая вку­сы и пред­по­чте­ния эпо­хи по­след­них рус­ских ца­рей – Алек­сандра III и Ни­ко­лая II.

Вы­став­ка про­длит­ся до 18 мая. Каж­дое вос­кре­се­нье в 12 ча­сов про­во­дят­ся экс­кур­сии по вы­став­ке на рус­ском язы­ке. ен­ский узей ис­то­рии ис­кусств Kunsthistorisches Museum 1010 Wien, Maria-Theresien-Platz, 101 ре­мя ра­бо­ты: еже­днев­но с 10 до 18, чет­верг с 10 до 21, по­не­дель­ник – вы­ход­ной день www.khm.at

«(ремль»

«4ранс­си­бир­ская ма­ги­страль»

/етер (арл )уста­во­вич &абер­же

«5озвез­дие 6аре­ви­ча»

осол в Ав­стрии .Ю. еча­ев на от­кры­тии вы­став­ки в вен­ском узее ис­кусств ате­ри­ал под­го­то­ви­ла ата­лья аси­лен­ко ото предо­став­ле­ны пресс-служ­бой по­соль­ства в Ав­стрии

« амять Азо­ва»

Newspapers in Russian

Newspapers from Austria

© PressReader. All rights reserved.