Лей­ля Штробль: "На­учить­ся ле­тать лег­ко!"

Nowiy Venskiy Journal - - НАШИ СООТЕЧЕСТВЕННИКИ - есе­до­ва­ла Эн­же ай­ра­мо­ва

Несмот­ря на со­всем неболь­шие ре­сур­сы, в рам­ках ра­бо­ты Об­ще­ства про­во­дит­ся куль­тур­но- про­све­ти­тель­ская де­я­тель­ность, ко­то­рая зна­ко­мит на­ших со­оте­че­ствен­ни­ков и ав­стрий­цев с ма­ло­из­вест­ны­ми гра­ня­ми рус­ской куль­ту­ры. Ру­ко­во­ди­тель Об­ще­ства ста­вит пе­ред со­бой слож­ную за­да­чу – спо­соб­ство­вать осо­зна­нию необ­хо­ди­мо­сти со­хра­не­ния па­мят­ни­ков куль­ту­ры, а так­же че­рез вы­став­ки и мастер-клас­сы вдох­нов­лять лю­дей не толь­ко на­блю­дать ре­зуль­та­ты твор­че­ства дру­гих, но и на­учить­ся вос­хи­щать­ся да­же са­мы­ми про­сты­ми ве­ща­ми и по ин­те­ре­сам и по­треб­но­стям ду­ши са­мо­сто­я­тель­но тво­рить. Од­на­ко на твор­че­ство и че­рез него на са­мо­раз­ви­тие и са­мо­ак­ту­а­ли­за­цию, как пра­ви­ло, оста­ет­ся со­всем не мно­го сил и вре­ме­ни. По сло­вам Лей­ли Штробль, «по­лет ду­ши» – чрез­вы­чай­но необ­хо­ди­мый для утвер­жде­ния

ей­лю $тробль мно­гие зна­ют как ру­ко­во­ди­те­ля Ав­стрий­ско­го об­ще­ства ери­хов – на­ци­о­наль­но­го ко­ми­те­та ак­та ери­ха, но в первую оче­редь она из­вест­на как за­ме­ча­тель­ный че­ло­век, ко­то­рый тру­дит­ся для на­ших со­оте­че­ствен­ни­ков в Ав­стрии. 2ля нее важ­но быть бли­же к лю­дям, ви­деть ра­дость в гла­зах по­се­ти­те­лей от куль­тур­ных ме­ро­при­я­тий, ор­га­ни­зо­ван­ных Об­ще­ством. мен­но это вдох­нов­ля­ет ее на всё но­вые куль­тур­ные и со­ци­аль­ные про­ек­ты. внут­рен­не­го ми­ра про­цесс, но он невоз­мо­жен без гар­мо­нич­но­го раз­ви­тия и ма­те­ри­аль­но­го, и ду­хов­но­го в че­ло­ве­ке. Ра­бо­та над со­бой тре­бу­ет тер­пе­ния и уси­лий, но со вре­ме­нем ста­но­вит­ся вид­но, как про­ис­хо­дит пе­ре­осмыс­ле­ние и рост лич­но­сти. Это в ка­кой-то сте­пе­ни ма­ги­че­ский про­цесс, и имен­но по­это­му нам так за­хо­те­лось за­гля­нуть в этот вол­шеб­ный мир и по­зна­ко­мить­ся с Лей­лей Штробль по­бли­же.

– ей­ля, спа­си­бо, что вы со­гла­си­лись дать ин­тер­вью на­ше­му жур­на­лу, и я хо­те­ла бы я на­чать с во­про­са о том, ка­ко­ва ва­ша са­мая силь­ная чер­та ха­рак­те­ра?

– Спа­си­бо и вам! Мне очень при­ят­но, что вы ре­ши­ли по­об­щать­ся со мной.

В лю­бых жиз­нен­ных си­ту­а­ци­ях я об­ра­ща­юсь, преж­де все­го, к се­бе и по ис­те­че­нию ка­ко­го-то вре­ме­ни знаю, как на­до по­сту­пить. На­вер­ное, са­мо­сто­я­тель­ность в при­ня­тии ре­ше­ний – это од­на из мо­их силь­ных черт ха­рак­те­ра. Мне до­став­ля­ет огром­ное удо­воль­ствие на­блю­дать за со­бой, за людь­ми и со­бы­ти­я­ми: все­гда ин­те­рес­но сквозь приз­му слов, по­ступ­ков и ве­ре­ни­цу про­ис­ше­ствий раз­га­ды­вать внут­рен­нюю мо­ти­ва­цию или при­чи­ны про­ис- хо­дя­ще­го. В мыс­лях я ча­сто воз­вра­ща­юсь к про­жи­то­му дню и «про­кру­чи­ваю» со­бы­тия, об­ду­мы­ваю свои и чу­жие по­ступ­ки.

Мне ин­те­рес­но за­во­е­вы­вать но­вые вер­ши­ны и пре­одо­ле­вать слож­но­сти. Ра­бо­та ме­ня ни­ко­гда не сму­ща­ет, и да­же ес­ли ка­кие-то це­ли ка­жут­ся труд­но­до­сти­жи­мы­ми, го­раз­до важ­нее – прой­ден­ный путь и но­вый жиз­нен­ный опыт. Для ме­ня це­ли долж­ны быть вы­со­ки­ми, гло­баль­ны­ми, да­ле­ки­ми, как звез­ды, что­бы бы­ло к че­му тя­нуть­ся. По­рой для их осу­ществ­ле­ния при­хо­дит­ся про­хо­дить че­рез пре­пят­ствия, но и ра­дость по­бе­ды то­гда со­вер­шен­но осо­бен­ная. И мой де­виз – "Per aspera ad astra" («Че­рез тер­нии к звездам») – по­сто­ян­но мне об этом на­по­ми­на­ет, при­да­вая уве­рен­но­сти в успе­хе и си­лы в пу­ти.

– ем вы меч­та­ли стать в дет­стве?

– Ме­ня все­гда при­вле­ка­ла ра­бо­та юри­ста. Уже в вось­мом клас­се бы­ло ре­ше­но, что по­сле шко­лы бу­ду по­сту­пать на юри­ди­че­ский. По­треб­ность за­щи­тить се­бя, сво­их род­ных или дру­гих, об­де­лен­ных, стрем­ле­ние к спра­вед­ли­во­сти и упо­ря­до­чен­но­сти в жиз­ни опре­де­ли­ли мой вы­бор. В те­че­нии уче­бы в Харь­ков­ской Юри­ди­че­ской Ака­де­мии я полностью погрузилась

в мир юрис­пру­ден­ции, и это до­став­ля­ло мне огром­ное удо­воль­ствие. Мне бы­ло очень ин­те­рес­но граж­дан­ское пра­во, да и во­об­ще все, что бы­ло на­прав­ле­но на ра­бо­ту с людь­ми и для лю­дей.

– А что бы вы ска­за­ли, за­гля­нув в бу­ду­щее и узнав, кем в ито­ге ста­не­те?

– Не по­ве­ри­ла бы!

– аким оно бы­ло, ва­ше дет­ство?

– Пре­крас­ным дет­ством со­вет­ско­го ре­бен­ка – сол­неч­ным, бес­печ­ным. Я гор­ди­лась сво­ей шко­лой им. Юрия Га­га­ри­на и каж­дое ле­то про­во­ди­ла в пи­о­нер­ских ла­ге­рях. Впе­чат­ле­ния оста­лись са­мые свет­лые! С са­мо­го юно­го воз­рас­та ме­ня окру­жа­ли лю­ди раз­лич­ных куль­тур – го­род Ан­грен в Таш­кент­ской об­ла­сти, в ко­то­ром я ро­ди­лась, был очень мно­го­на­ци­о­наль­ным. Это был центр уголь­ной про­мыш­лен­но­сти, и лю­ди со все­го Со­ю­за при­ез­жа­ли сю­да ра­бо­тать на про­из­вод­стве.

– как же все эти на­ро­ды ужи­ва­лись меж­ду со­бой?

– Все дру­жи­ли друг с дру­гом, и в наш дом по во­сточ­ной тра­ди­ции при­хо­ди­ло мно­го го­стей, бы­ло все­гда шум­но и ве­се­ло. Но по­сле рас­па­да СССР все ча­ще ста­ли об­ра­щать вни­ма­ние на мою на­ци­о­наль­ность. На­вер­ное, ска­зы­ва­лись раз­ли­чия ази­ат­ско­го и ев­ро­пей­ско­го мен­та­ли­те­тов: мой па­па – та­джик, а ма­ма – крым­ская та­тар­ка, и од­ной из глав­ных при­чин раз­ру­ше­ния их со­ю­за бы­ла раз­ни­ца в жиз­нен­ных уста­нов­ках и ори­ен­ти­рах.

К кон­цу 90-х наш го­род на­кры­ла бу­ря на­ци­о­на­ли­сти­че­ских вол­не­ний. Оста­вать­ся в Уз­бе­ки­стане ста­ло невоз­мож­ным, и мы ре­ши­ли вер­нуть­ся на Ро­ди­ну в Крым. Од­на­ко и там нас со­всем не жда­ли, тот же на­ци­о­на­лизм кос­нул­ся и Кры­ма, где к нам бы­ло от­но­ше­ние, как к ми­гран­там. Да­же на уровне де­тей это яр­ко про­яв­ля­лось. Пом­ню, я од­на­жды при­шла до­мой из шко­лы и ска­за­ла пра­де­душ­ке, ко­то­рый был очень умуд­рен­ным жиз­нью че­ло­ве­ком, про­стым сол­да­том, про­шед­шим всю Вто­рую ми­ро­вую вой­ну, что мне очень дис­ком­форт­но в шко­ле и класс ме­ня не при­ни­ма­ет. На что он от­ве­тил:

– идишь, как они к те­бе от­но­сят­ся?

– Да..

– ы ведь не хо­чешь, что­бы это и даль­ше так про­дол­жа­лось?

– Со­всем не хо­чу.

– ак не будь, как они. удь че­ло­ве­ком. Уви­дишь, что, узнав те­бя по­бли­же, они оце­нят те­бя как че­ло­ве­ка и со вре­ме­нем за­бу­дут, че­му их учат по­ли­ти­ки о крымских та­та­рах. $ай сво­им од­но­каш­ни­кам вре­мя са­мим разо­брать­ся, а са­ма «дер­жи план­ку»!

– Так и слу­чи­лось. Со вре­ме­нем мы креп­ко сдру­жи­лись с ре­бя­та­ми, дру­жим и те­перь.

– &ей­ля, а как сло­жил­ся ваш даль­ней­ший путь? Уче­ба, ка­рье­ра?

– Из Уз­бе­ки­ста­на в Сим­фе­ро­поль – сто­ли­цу Кры­ма – пе­ре­вез нас де­душ­ка. Дет­ство быст­ро за­кон­чи­лось, и при­шлось пе­ре­ори­ен­ти­ро­вать­ся в но­вых и до­ста­точ­но экс­тре­маль­ных для на­шей се­мьи эко­но­ми­че­ских усло­ви­ях. У ма­мы бы­ла до­ста­точ­но ин­те­рес­ная ра­бо­та в Уз­бе­ки­стане, а в Кры­му она смог­ла устро­ить­ся сна­ча­ла толь­ко убор­щи­цей в ме­ди­цин­ский ин­сти­тут. Тер­ри­то­рия, ко­то­рую нуж­но бы­ло уби­рать, бы­ла огром­ной, и я ей по­мо­га­ла по­сле шко­лы.

В 8-м клас­се я по­ня­ла, что шко­лы мне недо­ста­точ­но, и на­ча­ла ис­кать че­го-то боль­ше­го. В 13 лет я ста­ла хо­дить на лек­ции в го­род­ское Об­ще­ство Ре­ри­хов в Сим­фе­ро­по­ле, ез­дить в экс­пе­ди­ции, за­ни­мать­ся в тан­це­валь­ной сек­ции. Имен­но в Об­ще­стве на­ча­лись мои са­мые глав­ные жиз­нен­ные «уни­вер­си­те­ты»: чте­ние книг, ак­тив­ное уча­стие в куль­тур­ной жиз­ни го­ро­да. В 9-м клас­се я по­сту­пи­ла в гим­на­зию с юри­ди­че­ским укло­ном. Учить­ся там бы­ло до­воль­но труд­но, а го­то­вить до­маш­ние за­да­ния еще слож­нее – мы жи­ли в до­ме мо­их ба­буш­ки и де­душ­ки, а так как лишь у них бы­ло жи­лье, все при­е­хав­шие в Крым род­ствен­ни­ки жи­ли там же. На по­лу не бы­ло сво­бод­но­го ме­ста, что­бы спать, не го­во­ря уже об усло­ви­ях для уче­бы. Но я по­ня­ла, что, ес­ли не смо­гу прой­ти че­рез это, жизнь ме­ня «сме­тет». По­том был Сим­фе­ро­поль­ский юри­ди­че­ский тех­ни­кум, а по­том Харь­ков­ская юри­ди­че­ская ака­де­мия.

Ра­бо­тая в украинской груп­пе ме­ди­а­ции в Ки­е­ве, я по­да­ла до­ку­мен­ты в Ев­ро­пей­ский Уни­вер­си­тет Ми­ро­твор­че­ства в Ав­стрии, где пред­ла­га­лись про­грам­мы по изу­че­нию ме­то­дов мир­но­го уре­гу­ли­ро­ва­ния кон­флик­тов. Ме­ня при­ня­ли. Да­же да­ли сти­пен­дию на обу­че­ние как пред­ста­ви­те­лю од­ной из раз­ви­ва­ю­щих­ся стран. Оста­ва­лось лишь най­ти день­ги на до­ро­гу до Ве­ны, что ока­за­лось непро­сто. Сред­ства со­би­ра­ли по всем род­ным и дру­зьям. Пом­ню, как я при­е­ха­ла на уче­бу, имея ров­но 103 дол­ла­ра в кар­мане. Ку­пи­ла ко­фе и бу­лоч­ку на вок­за­ле, оста­лось лишь 100. В этот мо­мент я очень ис­пу­га­лась! Как же быть даль­ше? При­шлось учить­ся рас­по­ря­жать­ся име­ю­щи­ми­ся скром­ны­ми сред­ства­ми. Кро­ме это­го, был язы­ко­вой ба­рьер: ни немец­ким, ни ан­глий­ским язы­ком я то­гда еще в долж­ной ме­ре не вла­де­ла. При­шлось крайне труд­но, я про­во­ди­ла дни и но­чи в биб­лио­те­ке: чи­та­ла, пе­ре­во­ди­ла, учи­ла на­и­зусть. Биб­лио­те­карь по име­ни Валь­тер, с ко­то­рым мы очень по­дру­жи­лись, остав­лял для ме­ня книж­ки и по­мо­гал с пе­ре­во­да­ми.

По­сле окон­ча­ния про­грам­мы в Ав­стрии мне хо­те­лось учить­ся даль­ше – ди­плом Харь­ков­ской Ака­де­мии ка­зал­ся недо­ста­точ­ным, и я по­да­ла до­ку­мен­ты в Ам­стер­дам­ский уни­вер­си­тет на про­грам­му «меж­ду­на­род­ные от­но­ше­ния и ме­недж­мент». Имен­но то­гда, уже че­рез 4 го­да по­сле на­ше­го зна­ком­ства, Валь­тер по­нял, что без ме­ня жить не

мо­жет, и сде­лал мне пред­ло­же­ние. И с тех пор мы вме­сте.

– вы по­еха­ли жить в ену?

– Во­все нет, мне по­сту­пи­ло пред­ло­же­ние по­ра­бо­тать в Ев­ро­пей­ском Бан­ке Ре­кон­струк­ции и Раз­ви­тия в Лон­доне. Тут и на­ча­лась на­ша лон­дон­ская жизнь, ко­то­рая нам очень нра­ви­лась. От­кры­ва­лись огром­ные пер­спек­ти­вы, по­яв­ля­лись но­вые зна­ком­ства, пред­ла­га­ли ка­рьер­ный рост, ве­ли­ко­леп­ную зар­пла­ту. Валь­тер и я ра­бо­та­ли це­лы­ми дня­ми и ви­де­лись ред­ко, а в вы­ход­ные от­сы­па­лись от та­ких нече­ло­ве­че­ских на­гру­зок. И то­гда мы осо­зна­ли, на­вер­ное, впер­вые в жиз­ни, что есть пре­дел че­ло­ве­че­ским воз­мож­но­стям и каж­дый дол­жен от­ме­рить для се­бя свою ме­ру. Воз­мож­но, про­дол­же­ние та­кой жиз­ни сто­и­ло бы нам се­мей­ных уз. Для ме­ня, вы­рос­шей без от­ца, се­мья сто­я­ла на пер­вом ме­сте. В оче­ред­ной раз я не ста­ла про­дле­вать свой контракт с бан­ком. На се­мей­ном со­ве­те бы­ло ре­ше­но вер­нуть­ся в Ав­стрию. Ни­кто это­го вы­бо­ра не по­нял. Как мож­но от­ка­зать­ся от вы­со­кой зар- пла­ты и пер­спек­ти­вы ро­ста?! Ма­ло ко­му и сей­час это яс­но. Но я со­всем не жа­лею об этом ре­ше­нии, так как в Ав­стрии мне жить го­раз­до ком­форт­нее, у ме­ня до­ста­точ­но вре­ме­ни и на се­мью, и на са­мо­ре­а­ли­за­цию.

– А чем вы ста­ли за­ни­мать­ся в Ав­стрии?

– В Вене я ор­га­ни­зо­ва­ла об­ще­ство Ре­ри­хов, за­тем на­ча­ла ра­бо­тать в бла­го­тво­ри­тель­ной ор­га­ни­за­ции «Ка­ри­тас». Имен­но так я ви­де­ла свои иде­аль­ные за­ня­тия, на­прав­лен­ные на ра­бо­ту с людь­ми, по­мощь им. На это со­всем не жал­ко тра­тить свою жиз­нен­ную энер­гию и си­лы. Две неде­ли на­зад, 15 ап­ре­ля, мы от­празд­но­ва­ли в де­вя­тый раз день рож­де­ния Об­ще­ства. В этом го­ду мы ре­ши­ли по­зна­ко­мить ав­стрий­скую пуб­ли­ку с фи­ло­соф­ским на­сле­ди­ем се­мьи Ре­ри­хов и про­де­мон­стри­ро­вать фильм «Зов кос­ми­че­ской эво­лю­ции» на немец­ком язы­ке. Фильм за­тра­ги­ва­ет по­ло­же­ния «Жи­вой Эти­ки» – фи­ло­соф­ской кон­цеп­ции, со­здан­ной Еле­ной Ива­нов­ной Ре­рих, и осве­ща­ет ос­нов­ные ве­хи жиз­ни и твор­че­ства Ни­ко­лая Кон­стан­ти­но­ви­ча Ре­ри­ха. Прий­ти на этот фильм мог лю­бой же­ла­ю­щий! Как ви­ди­те, на­ря­ду со сво­ей ос­нов­ной ра­бо­той юри­стом в бла­го­тво­ри­тель­ной ор­га­ни­за­ции «Ка­ри­тас», я ре­а­ли­зую се­бя и в на­шем Об­ще­стве, и в ра­бо­те Ко­ор­ди­на­ци­он­но­го Со­ве­та со­оте­че­ствен­ни­ков в Ав­стрии. Вся эта де­я­тель­ность для ме­ня важ­на и ин­те­рес­на. Так я под­дер­жи­ваю жи­вую связь с Ро­ди­ной, рус­ским язы­ком и мо­ей куль­ту­рой.

– ак вы счи­та­е­те, что по­мог­ло вам до­стичь та­ких ка­рьер­ных вы­сот в столь мо­ло­дом воз­расте?

– Ни­ка­ких ка­рьер­ных вы­сот я це­ле­на­прав­лен­но не до­би­ва­лась, про­сто есть це­ли и за­да­чи, ко­то­рые для ме­ня ин­те­рес­ны и важ­ны, все осталь­ное – по­боч­ный эф­фект.

– &ей­ля, рас­ска­жи­те, по­жа­луй­ста, что пред­став­ля­ет со­бой 5акт +ери­ха?

– Это очень ин­те­рес­ный и уни­каль­ный Пакт, ини­ци­и­ро­ван­ный од­ним че­ло­ве­ком – Ни­ко­ла­ем Ре­ри­хом, это де­кла­ра­тив­ный до­ку­мент в рам­ках меж­ду­на­род­но пра­ва, ко­то­рый уста­нав­ли­ва­ет ос­нов­ные прин­ци­пы за­щи­ты куль­тур­но­го на­сле­дия всех на­ро­дов в мир­ное и во­ен­ное вре­мя и его даль­ней­шее раз­ви­тие.

– 8ем­но­гим из­вест­но, но имен­но по ини­ци­а­ти­ве со­вет­ской сто­ро­ны бы­ла вос­ста­нов­ле­на ен­ская опе­ра. А ка­кие еще вы­да­ю­щи­е­ся де­ла бы­ли осу­ществ­ле­ны хра­ни­те­ля­ми 5ак­та +ери­ха?

– Есть це­лое меж­ду­на­род­ное дви­же­ние в под­держ­ку идей Пак­та. Цель его ра­бо­ты – вос­пи­та­ние у лю­дей всех по­ко­ле­ний ува­же­ния и бе­реж­но­го от­но­ше­ния к куль­ту­ре, ведь имен­но это за­лог ее со­хран­но­сти. За­щит­ная же функ­ция Пак­та при­над­ле­жит го­су­дар­ствам, его под­пи­сав­шим (Пакт Ре­ри­ха в 1935 го­ду под­пи­са­ли 22 стра­ны Се­вер­ной и Юж­ной Аме­ри­ки). Ин­те­рес­но так­же от­ме­тить, что прин­ци­пы Пак­та Ре­ри­ха лег­ли в ос­но­ву Га­аг­ской кон­вен­ции ЮНЕСКО о за­щи­те куль­тур­ных цен­но­стей в слу­чае во­ору­жен­но­го кон­флик­та (1954 г.), и да­же в тек­сте са­мой кон­вен­ции ука­за­но, что в ее ос­но­ве ле­жит этот Пакт, под­пи­сан­ный 15 ап­ре­ля 1935 го­да в Ва­шинг­тоне.

– 7ам 8ико­лай он­стан­ти­но­вич +ерих го­во­рил: «7лу­жа­щий куль­ту­ре пе­ре­ста­ет быть меч­та­те­лем, но де­ла­ет­ся во­пло­ти­те­лем вы­со­чай­шей и свет­лей­шей меч­ты в жиз­ни». А ка­кая у вас са­мая за­вет­ная меч­та?

– Стать куль­тур­ным че­ло­ве­ком. Для ме­ня об­ра­зо­ван­ность еще не яв­ля­ет­ся куль­тур­но­стью в пол­ной ме­ре. Че­ло­век куль­тур­ный, он, преж­де все­го, тер­пи­мый, с ува­же­ни­ем от­но­ся­щий­ся к встреч­но­му, вне за­ви­си­мо­сти от раз­ли­чий, нерав­но­душ­ный, спе­ша­щий по­мочь ближ­не­му, че­ло­век ин­те­ре­су­ю­щий­ся, тон­кий и тво­ря­щий.

– на­ча­ле мар­та, за день до ре­фе­рен­ду­ма о ста­ту­се ры­ма, у стен ав­стрий­ско­го пар­ла­мен­та про­шла акция в под­держ­ку ре­фе­рен­ду­ма в ры­му, в ко­то­рой вы при­ни­ма­ли ак­тив­ное уча­стие. акой вы при­дер­жи­ва­е­тесь по­зи­ции?

– Мне очень груст­но, ко­гда я ду­маю о ны­неш­ней си­ту­а­ции на Украине. Во всем про­ис­хо­дя­щем я преж­де все­го ви­жу во­пи­ю­щую неспра­вед­ли­вость по от­но­ше­нию к Рос­сии, ведь все пре­под­но­сит­ся очень необъ­ек­тив­но. А ведь в лю­бой си­ту­а­ции нуж­но учи­ты­вать все точ­ки зре­ния, что­бы быть объ­ек­тив­ным и при­ни­мать вер­ные ре­ше­ния! Бо­лее то­го, я не мо­гу мол­чать, ко­гда ви­жу неспра­вед­ли­вость, по­ру­га­ние прав че­ло­ве­ка, фи­зи­че­ское и пси­хи­че­ское на­си­лие...

– аша речь бы­ла от­ме­че­на 7; как са­мая убе­ди­тель­ная.

– По­то­му что я го­во­ри­ла от все­го серд­ца и го­во­ри­ла правду. Прав­да име­ет свой­ство быть убе­ди­тель­ной.

– ако­ва же ва­ша по­зи­ция в от­но­ше­нии ры­ма?

– Я нач­ну с крымских та­тар. Их де­пор­та­ция из Кры­ма в со­вет­ский пе­ри­од – это боль­шая тра­ге­дия, но в кон­це кон­цов все это уже по­за­ди, и из этой си­ту­а­ции мож­но вый­ти или «на щи­те» или «со щи­том», т.е. мож­но и даль­ше опла­ки­вать тра­ге­дию и ждать «у мо­ря по­го­ды» или дви­гать­ся даль­ше, по­лу­чив огром­ный жиз­нен­ный опыт. Мне ве­рит­ся, что эта тра­ге­дия по­мо­жет крым­ским та­та­рам узнать се­бя по-но­во­му, по­нять свое предназначение и за­ло­жить но­вые ос­но­ва­ния для бу­дущ­но­сти на­ции. На­вер­ное, при­шло вре­мя по­ду­мать, что мы долж­ны сде­лать и для се­бя, и для бу­ду­щих по­ко­ле­ний. Воз­мож­но, со­брать что-то ин­те­рес­ное и осо­бен­ное в ко­пил­ку все­об­щих куль­тур­ных, эко­но­ми­че­ских и со­ци­аль­ных до­сти­же­ний. По­нять свою мис­сию. Все это на са­мом де­ле очень важ­но как для от­дель­но­го че­ло­ве­ка, так и для це­ло­го на­ро­да. И для крымских та­тар от­кры­ва­ют­ся но­вые воз­мож­но­сти. Са­мым важ­ным стал факт при­зна­ния ошиб­ки ста­лин­ской де­пор­та­ции и ре­а­би­ли­та­ция на­ро­да. Это ги­гант­ский ка­че­ствен­ный ска­чек впе­ред в пси­хо­ло­ги­че­ском вос­при­я­тии на­ро­дом се­бя и дру­гих, это шанс, ко­то­рым на­род обя­за­тель­но вос­поль­зу­ет­ся.

Ду­маю, с куль­тур­ной точ­ки зре­ния, во всех дру­гих от- но­ше­ни­ях при­со­еди­не­ние к Рос­сии ста­нет для Кры­ма, для всех крым­чан, оче­ред­ной воз­мож­но­стью для ро­ста и раз­ви­тия. За все эти го­ды крым­чане со­би­ра­ли опыт в рам­ках Укра­и­ны, а сей­час сно­ва вер­нут­ся к куль­тур­ной, по­ли­ти­че­ской и эко­но­ми­че­ской жиз­ни Рос­сии. Очень на­де­юсь, что ре­зуль­та­том это­го сли­я­ния куль­тур Рос­сии и Укра­и­ны в Кры­му по­явит­ся но­вый уни­каль­ный фон для даль­ней­ше­го раз­ви­тия и про­цве­та­ния ре­ги­о­на. Важ­но, что­бы сно­ва за­ра­бо­тал осо­бый крым­ский со­би­ра­тель­ный дух, ведь неда­ром де­виз по­лу­ост­ро­ва – "Про­цве­та­ние в Един­стве".

– 7рав­ни­тель­но недав­но на Украине был раз­ру­шен па­мят­ник &ени­ну. А есть ли та­кие объ­ек­ты куль­ту­ры, ко­то­рые из­жи­ва­ют се­бя?

– От­ве­чу на этот во­прос ме­та­фо­рой. Пред­ста­вим се­мью. Ба­буш­ки, ма­мы, па­пы, де­тиш­ки... И вот вне­зап­но один из род­ствен­ни­ков вы­па­да­ет из се­мьи по ка­кой-то при­чине. Ме­сто это не бу­дет дол­го пу­сто­вать и бу­дет ком­пен­си­ро­ва­но кем-то или чем-то дру­гим. Тем не ме­нее след ушед­ше­го ни­ку­да не ис­че­за­ет, так как его об­лик и ха­рак­тер впи­тал­ся в ду­ши чле­нов се­мьи, стал ча­стью их ми­ро­по­ни­ма­ния, и все это уже невоз­мож­но уда­лить из па­мя­ти и из ха­рак­те­ра, не раз­ру­шив лич­ность.

Так и па­мят­ни­ки яв­ля­ют­ся на­по­ми­на­ни­ем о том, на чем мы вы­рос­ли, с чем мы се­бя ас­со­ци­и­ру­ем, чем яв­ля­ем­ся. Раз­ру­шая их, мы раз­ру­ша­ем се­бя и со­зда­ем невос­пол­ни­мые пу­сто­ты в кол­лек­тив­ной па­мя­ти на­ро­да. По­ни­ма­ние ис­клю­чи­тель­ной важ­но­сти со­хра­не­ния куль­ту­ры и ду­хов­но­сти в на­род­ной ду­ше по­мо­жет по-но­во­му осо­знать се­бя и при­даст си­лы для вы­со­ко­го по­ле­та и до­сти­же­ния но­вых го­ри­зон­тов!

=аша се­мья в Уз­бе­ки­стане в 50-е го­ды

ой пра­дед Э. Аме­тов по­сле окон­ча­ния .О. . в .ер­лине в мае 1945 г.

От­кры­тие фо­то­вы­став­ки “ уль­ту­ра гла­за­ми трех по­ко­ле­ний” в +ос­сий­ском цен­тре на­у­ки и куль­ту­ры, ап­рель 2013 г.

&ей­ля 'тробль с кол­ле­га­ми из сим­фе­ро­поль­ско­го от­де­ле­ния об­ще­ства “+ерих”

Эк­сур­сия по Ай­зен­штад­ту по­сле кон­фе­рен­ции со­оте­че­ствен­ни­ков, де­кабрь 2013 го­да

7 му­жем в ен­ской биб­лио­те­ке

Newspapers in Russian

Newspapers from Austria

© PressReader. All rights reserved.