Ме­му­а­ры ге­не­ра­ла Ште­мен­ко

Карл Рен­нер пред­ла­га­ет свои услу­ги. – За­яв­ле­ние Со­вет­ско­го пра­ви­тель­ства. – Тай­ные пар­ла­мен­те­ры из Ве­ны. – Пе­ред штур­мом. – Вос­ста­ние не уда­лось. – Тень Ал­ле­на Дал­ле­са. – Пись­мо К. Рен­не­ра в Кремль. – На­ча­ло мир­но­го со­труд­ни­че­ства. – Ав­стрий­ский бур­го­мист

Nowiy Venskiy Journal - - СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ - 'оен­ная <ите­ра­ту­ра. От­ры­вок из ме­му­а­ров . . те­мен­ко

&ока шли бои за 'ену, бы­ло неко­гда раз­би­рать­ся в при­чи­нах неуда­чи под­го­тов­лен­но­го в го­ро­де ан­ти­фа­шист­ско­го вос­ста­ния, но по­сле осво­бож­де­ния ав­стрий­ской сто­ли­цы к этой про­бле­ме при­шлось вер­нуть­ся. та­ло из­вест­но, что 15 ап­ре­ля, то есть че­рез два дня по­сле осво­бож­де­ния 'ены, к со­вет­ско­му ко­мен­дан­ту го­ро­да яви­лись два ли­ца, на­звав­шие се­бя один – пред­се­да­те­лем, а дру­гой – чле­ном цен­траль­но­го ко­ми­те­та дви­же­ния опро­тив­ле­ния в Ав­стрии – ор­га­ни­за­ции «Ав­стрия, про­бу­дись».

Они за­яви­ли, что в про­шлом яв­ля­лись офи­це­ра­ми ар­мии Австро-Вен­грии и яко­бы дол­го си­де­ли в немец­ких конц­ла­ге­рях Да­хау и Бу­хен­вальд, но бы­ли осво­бож­де­ны са­ми­ми гит­ле­ров­ца­ми. По их сло­вам, ор­га­ни­за­ция име­ла боль­шие за­слу­ги в борьбе против на­ци­стов.

По­яв­ле­ние этих лиц на­пом­ни­ло о необ­хо­ди­мо­сти про­ве­рить де­я­тель­ность ука­зан­ной ор­га­ни­за­ции. Вы­яс­ни­лось, что она за­ни­ма­ет в Вене боль­шой дом, при­чем объ­яв­ле­ние на его фа­са­де со­об­ща­ло, что здесь на­хо­дит­ся штаб сил ав­стрий­ско­го Со­про­тив­ле­ния. Ор­га­ни­за­ция вы­да­ва­ла сво­им чле­нам удо­сто­ве­ре­ния с печатью.

Вла­де­лец до­ма, в ко­то­ром по­ме­щал­ся штаб, ока­зал­ся чле­ном это­го шта­ба, но­сил ти­тул ба­ро­на, слу­жил в гит­ле­ров­ской ар­мии, но, по его сло­вам, пять раз си­дел в ге­ста­по и столь­ко же раз от­ту­да осво­бож­дал­ся. Чле­ном шта­ба яв­лял­ся так­же некий принц, то­же слу­жив­ший в немец­ко­фа­шист­ской ар­мии в чине обер-лей­те­нан­та. Про­шлое це­ло­го ря­да дру­гих лиц бы­ло столь же дву­смыс­лен­ным. Об­на­ру­жи­лось, что ни­кто из них не имел свя­зи с груп­па­ми Со­про­тив­ле­ния на пред­при­я­ти­ях или с по­встан­че­ским дви­же­ни­ем. Вы- хо­ди­ло, что ру­ко­вод­ство ор­га­ни­за­ции не рас­по­ла­га­ло под­держ­кой на­ро­да, но тем не ме­нее за­ра­нее за­мыш­ля­ло, ко­гда при­дет осво­бож­де­ние извне, пе­ре­хва­тить власть в свои ру­ки. Бы­ло уста­нов­ле­но так­же, что неко­то­рые чле­ны груп­пы рас­пус­ка­ют кле­вет­ни­че­ские слухи о со­вет­ских во­и­нах с на­ме­ре­ни­ем по­до­рвать пре­стиж Крас­ной Ар­мии в гла­зах на­се­ле­ния.

По­том от­кры­лось еще бо­лее се­рьез­ное об­сто­я­тель­ство: ука­зан­ная ор­га­ни­за­ция бы­ла со­зда­на не без ве­до­ма и по­мо­щи аме­ри­кан­ско­го раз­вед­чи­ка Ал­ле­на Дал­ле­са. Ру­ко­во­ди­те­ли ор­га­ни­за­ции за­ру­чи­лись под­держ­кой пред­став­ля­е­мой Дал­ле­сом дер­жа­вы с це­лью воз­гла­вить в Вене, осво­бож­ден­ной Крас­ной Ар­ми­ей, мест­ные де­мо­кра­ти­че­ские кру­ги и за­брать в свои ру­ки ру­ко­вод­ство дви­же­ни­ем Со­про­тив­ле­ния. В даль­ней­шем пред­по­ла­га­лось в со­от­вет­ствии с аме­ри­кан­ски­ми ин­те­ре­са­ми укре­пить по­зи­ции кон­сер­ва­тив­ных груп­пи­ро­вок в Ав­стрии и обес­пе­чить се­бе до­ступ к управ­ле­нию стра­ной. За­го­вор­щи­ки на­ме­ре­ва­лись так­же «от­лу­чить» коммунистов от дви­же­ния Со­про­тив­ле­ния. Де­я­те­ли этой ор­га­ни­за­ции уста­но­ви­ли кон­такт с фран­цуз­ски­ми и ан­глий­ски­ми пра­ви­тель­ствен­ны­ми кру­га­ми, при­чем вез­де тре­бо­ва­ли при­зна­ния ее «един­ствен­ным пред­ста­ви­те­лем всех ав­стрий­ских пар­тий, групп Со­про­тив­ле­ния и во­об­ще ав­стрий­ско­го на­ро­да». Ви­зит двух ру­ко­во­ди­те­лей на­зван­ной груп­пы к со­вет­ско­му ко­мен­дан­ту Ве­ны по­тре­бо­вал­ся для то­го, что­бы по прин­ци­пу “куй же­ле­зо, по­ка го­ря­чо” до­бить­ся от нас при­зна­ния «за­слуг» груп­пы и, так ска­зать, за­кон­но­сти ее при­тя­за­ний на ру­ко­во­дя­щее по­ло­же­ние в ав­стрий­ской сто­ли­це и в стране в це­лом. Для это­го они и на­зва­ли се­бя цен­траль­ным ко­ми­те­том дви­же­ния Со­про­тив­ле­ния Ав­стрии. Но со­вет­ский ко­мен­дант разо­брал­ся в су­ще­стве во­про­са, хо­тя и дру­гих дел и за­бот у него бы­ло по гор­ло.

Ви­зи­те­ры упо­мя­ну­ли, кста­ти, и о том, что в со­ста­ве их ор­га­ни­за­ции име­лась во­ен-

ная груп­па во гла­ве с май­о­ром Кар­лом Со­кол­лом, вскользь кос­ну­лись и во­про­са о вос­ста­нии, ко­то­рое, по их вы­ра­же­нию, «со­рва­лось».

По­сле это­го раз­го­во­ра ста­ло яс­но, по­че­му не уда­лось под­нять вос­ста­ние в Вене тем ан­ти­фа­ши­стам, кто рис­ко­вал жиз­нью, пе­ре­хо­дя ли­нию фрон­та, что­бы уста­но­вить связь с со­вет­ским ко­ман­до­ва­ни­ем. Они, ви­ди­мо, ста­ли жерт­вой сво­е­го до­ве­рия к ру­ко­во­ди­те­лям груп­пы, ко­то­рые пре­сле­до­ва­ли це­ли, да­ле­ко не сов­па­дав­шие с ин­те­ре­са­ми ис­тин­ных бор­цов Со­про­тив­ле­ния...

Во вто­рой по­ло­вине ап­ре­ля 1945 г., ко­гда при­бли­жа­лось на­ча­ло ре­ша­ю­ще­го на­ступ­ле­ния на Бер­лин, со­бы­тия в Ав­стрии ха­рак­те­ри­зо­ва­лись нор­ма­ли­за­ци­ей жиз­ни стра­ны. В те дни к нам в Ген­штаб шли уже до­ку­мен­ты не толь­ко военно- опе­ра­тив­но­го, но в рав­ной ме­ре и по­ли­ти­че­ско­го ха­рак­те­ра. С осво­бож­де­ни­ем Ве­ны там соз­да­лись бо­лее проч­ные ос­но­ва­ния для де­я­тель­но­сти ав­стрий­ских де­мо­кра­ти­че­ских ор­га­ни­за­ций. Карл Рен­нер на­чал прак­ти­че­ские ме­ро­при­я­тия по со­зда­нию Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства. Он с боль­шой по­ли­ти­че­ской лов­ко­стью ис­поль­зо­вал осо­бен­но­сти во­ен­ной об­ста­нов­ки и не ску­пил­ся на по­су­лы и тор­же­ствен­ные обе­ща­ния в от­но­ше­нии бу­ду­ще­го. По­ка­за­тель­но в этом ас­пек­те пись­мо К. Рен­не­ра к И.В. Ста­ли­ну от 15 ап­ре­ля.

Чи­тая пер­вые стро­ки это­го пись­ма, мы в Ген­шта­бе не мог­ли сдер­жать улыб­ки: Рен­нер, стре­мясь под­черк­нуть свою при­част­ность к ре­во­лю­ци­он­но­му дви­же­нию, преж­де все­го со­об­щил о лич­ных свя­зях, как он вы­ра­зил­ся, «со мно­ги­ми рус­ски­ми пе­ре­до­вы­ми ре­во­лю­ци­он­ны­ми бор­ца­ми». Свя­зи ока­за­лись очень ха­рак­тер­ны­ми: ес­ли с В.И. Ле­ни­ным он имел толь­ко встре­чу на од­ной из кон­фе­рен­ций, то с Троц­ким и Ря­за­но­вым у Рен­не­ра бы­ло дли­тель­ное зна­ком­ство. «Мне не уда­ва­лось, од­на­ко, до сих пор по­зна­ко­мить­ся с Ва­ми лич­но, до­ро­гой то­ва­рищ», – пи­сал Рен­нер, упо­треб­ляя осо­бо близ­кое нам сло­во «то- ва­рищ» и тем са­мым на­ме­кая на идей­ную, так ска­зать, «бли­зость» со Ста­ли­ным, хо­тя тот в свое вре­мя в кни­ге «Марк­сизм и на­ци­о­наль­ный во­прос» кам­ня на камне не оста­вил от рен­не­ров­ских кон­цеп­ций по на­ци­о­наль­но­му во­про­су.

Впро­чем, в пись­ме Рен­не­ра не так-то про­сто бы­ло от­де­лить ис­крен­ность его вос­хи­ще­ния осво­бо­ди­тель­ной мис­си­ей Крас­ной Ар­мии от яв­но свое­ко­рыст­ной ле­сти. Вот что он то­гда пи­сал:

«Крас­ная Ар­мия во вре­мя ее на­ступ­ле­ния за­ста­ла ме­ня и мою се­мью в мо­ем ме­сто­жи­тель­стве Гло­г­ниц (вбли­зи Ви­нер-Ной­штад­та), где я вме­сте с мо­и­ми то­ва­ри­ща­ми по пар­тии, пре­ис­пол­нен­ный до­ве­рия, ожи­дал ее при­хо­да. Мест­ное ко­ман­до­ва­ние от­нес­лось ко мне с глу­бо­ким ува­же­ни­ем, немед­лен­но взя­ло ме­ня под свою за­щи­ту и предо­ста­ви­ло мне сно­ва пол­ную сво­бо­ду дей­ствия, от ко­то­рой я вы­нуж­ден был от­ка­зать­ся с бо­лью в ду­ше во вре­мя фа­шиз­ма Доль­фу­са и Гит­ле­ра. За все это я от сво­е­го име­ни и от име­ни ра­бо­че­го клас­са Ав­стрии ис­крен­ней­шим об­ра­зом по­кор­ней­ше бла­го­да­рю Крас­ную Ар­мию и Вас, ее по­кры­то­го сла­вой Вер­хов­но­го Глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­го».

Да­лее Рен­нер до­воль­но от­кро­вен­но пред­ла­гал пе­ре­дать ему ру­ко­вод­ство стра­ной. «Судь­бе бы­ло угод­но, – пи­сал он, – что­бы я ока­зал­ся пер­вым из остав­ших­ся в стране чле­нов цен­траль­но­го ко­ми­те­та со­ци­ал-де­мо­кра­ти­че­ской пар­тии, по­лу­чив­шим сно­ва сво­бо­ду дей­ствия. При этом име­ет­ся то счаст­ли­вое об­сто­я­тель­ство, что я, как по­след­ний пре­зи­дент быв­ше­го сво­бод­но­го на­род­но­го пред­ста­ви­тель­ства, мо­гу счи­тать се­бя впра­ве вы­сту­пать от име­ни ав­стрий­ско­го на­ро­да. Еще од­но мое пре­иму­ще­ство со­сто­ит в том, что я, как пер­вый канц­лер Ав­стрий­ской Республики, был об­ле­чен до­ве­ри­ем в де­ле пре­об­ра­зо­ва­ния го­су­дар­ствен­ных ос­нов в ор­га­ни­за­ции об­ще­ствен­но­го управ­ле­ния и по­это­му мне мож­но ока­зать до­ве­рие в на­чи­на­нии и воз­глав­ле­нии де­ла про­буж­де­ния Ав­стрии».

От­ме­тив, что он по­лу­чил от войск Тол­бу­хи­на необ­хо­ди­мую по­мощь, К. Рен­нер пи­сал: «Без по­мо­щи Крас­ной Ар­мии не был бы воз­мо­жен ни один мой шаг. А по­это­му не толь­ко я, но и вся бу­ду­щая «Вто­рая Рес­пуб­ли­ка Ав­стрии» и ее ра­бо­чий класс обя­за­ны бу­дем дол­гие го­ды бла­го­да­рить Вас, гос­по­дин мар­шал, и Ва­шу по­бе­до­нос­ную ар­мию».

По­сле­ду­ю­щая часть пись­ма К. Рен­не­ра от 15 ап­ре­ля 1945 г. со­сто­я­ла из раз­но­го ро­да просьб. В част­но­сти, он пи­сал то­гда: «Гит­ле­ров­ский ре­жим об­рек нас здесь на аб­со­лют­ную бес­по­мощ­ность. Бес­по­мощ­ны­ми мы бу­дем сто­ять у во­рот ве­ли­ких дер­жав, ко­гда осуществится пре­об­ра­зо­ва­ние Ев­ро­пы. Уже се­го­дня я про­шу Ва­ше­го бла­го­склон­но­го вни­ма­ния к Ав­стрии на со­ве­те ве­ли­ких и, по­сколь­ку тра­ги­че­ские об­сто­я­тель­ства до­пус­ка­ют, про­шу Вас взять нас под Ва­шу мо­гу­ще­ствен­ную за­щи­ту. Нам угро­жа­ют в на­сто­я­щее вре­мя го­лод и эпи­де­мия, нам угро­жа­ет при пе­ре­го­во­рах с со­се­дя­ми по­те­ря тер­ри­то­рии. В на­ших ка­ме­ни­стых Альпах мы име­ем уже сей­час очень ма­ло па­хот­ной зем­ли, она до­став­ля­ет нам толь­ко скуд­ное по­все­днев­ное про­пи­та­ние. Ес­ли мы ли­шим­ся еще ча­сти на­шей тер­ри­то­рии, мы не смо­жем жить».

Про­дол­жая да­лее свою мысль, К. Рен­нер бод­нул на­ших со­юз­ни­ков: «По­бе­ди­те­ли не мо­гут иметь на­ме­ре­ние осу­дить нас на бес­по­мощ­ное су­ще­ство­ва­ние. За­пад, од­на­ко, как по­ка­зал это 1919 год, про­яв­ля­ет недо­ста­точ­но ин­те­ре­са, что­бы обес­пе­чить нам пред­по­сыл­ки са­мо­сто­я­тель­но­сти».

В кон­це пись­ма бы­ло сде­ла­но по­ли­ти­че­ское за­яв­ле­ние: «...Бла­го­да­ря по­ра­зи­тель­но­му рас­цве­ту мо­гу­ще­ства Рос­сии

наш на­род полностью раз­га­дал лжи­вость два­дца­ти­лет­ней на­ци­о­нал-со­ци­а­лист­ской про­па­ган­ды и пре­ис­пол­нен удив­ле­ния пе­ред гран­ди­оз­ны­ми успе­ха­ми Со­вет­ско­го Со­ю­за. В осо­бен­но­сти ста­ло бес­пре­дель­ным до­ве­рие ав­стрий­ско­го ра­бо­че­го клас­са к со­вет­ским рес­пуб­ли­кам. Ав­стрий­ские со­ци­ал-де­мо­кра­ты по-брат­ски до­го­во­рят­ся с ком­му­ни­сти­че­ской пар­ти­ей и бу­дут сов­мест­но ра­бо­тать на рав­ных пра­вах при вос­со­зда­нии республики».

Го­во­ря об от­но­ше­нии ав­стрий­ско­го ра­бо­че­го клас­са и по­дав­ля­ю­ще­го боль­шин­ства ав­стрий­ско­го на­ро­да к Со­вет­ско­му Со­ю­зу, Рен­нер, вне вся­ко­го со­мне­ния, вер­но от­ра­зил то­гдаш­ние на­стро­е­ния в Ав­стрии.

И.В. Ста­лин от­ве­тил К. Рен­не­ру: «Бла­го­да­рю Вас, мно­го­ува­жа­е­мый то­ва­рищ, за Ва­ше по­сла­ние от 15 ап­ре­ля. Мо­же­те не со­мне­вать­ся, что Ва­ша за­бо­та о неза­ви­си­мо­сти, це­лост­но­сти и бла­го­по­лу­чии Ав­стрии яв­ля­ет­ся так­же мо­ей за­бо­той». Он за­ве­рил, что го­тов ока­зать Ав­стрии лю­бую по­мощь по ме­ре сил и воз­мож­но­стей.

В кон­це ап­ре­ля бы­ло со­зда­но Вре­мен­ное пра­ви­тель­ство Ав­стрии во гла­ве с К. Рен­не­ром. В его со­став во­шли и ком­му­ни­сты. При со­дей­ствии СССР 15 мая 1955 г. в Вене был под­пи­сан Го­су­дар­ствен­ный до­го­вор, за­кре­пив­ший ней­тра­ли­тет и неза­ви­си­мость Ав­стрии.

Сра­зу же по­сле осво­бож­де­ния Ве­ны при­шлось ре­шать во­прос об управ­ле­нии го­ро­дом. Ка­за­лось бы, это да­ле­кое от Ген­шта­ба де­ло, но в тот пе­ри­од Ген­штаб за­ни­мал­ся и та­ки­ми про­бле­ма­ми. Мы зна­ли, что из се­ми­мил­ли­он­но­го на­се­ле­ния Ав­стрии в Вене про­жи­ва­ло око­ло по­лу­то­ра мил­ли­о­нов че­ло­век и за­бо­тить­ся об их про­пи­та­нии и про­чих нуж­дах при­дет­ся на пер­вых по­рах на­шим во­ен­ным вла­стям.

В Ге­не­раль­ном шта­бе счи­та­ли, что за­да­чи управ­ле­ния Ве­ной мог­ли ре­шить во­ен­ные вла­сти, в част­но­сти во­ен­ный ко­мен­дант. Мы пред­ло­жи­ли кан­ди­да­ту­ру ге­не­ра­ла А.В. Бла­го­да­то­ва – за­ме­сти­те­ля ко­ман­ду­ю­ще­го 57-й ар­ми­ей. Свя­за­лись по те­ле­фо­ну с Ф.И. Тол­бу­хи­ным, ко­то­рый раз­де­лил это мне­ние, а за­тем и под­твер­дил его в од­ном из до­ку­мен­тов в Став­ку. Но Вер­хов­ное Глав­но­ко­ман­до­ва­ние с со­об­ра­же­ни­я­ми Ген­шта­ба и ко­ман­до­ва­ния фрон­та не со­гла­си­лось: нам разъ­яс­ни­ли, что на­ше пред­ло­же­ние не учи­ты­ва­ло необ­хо­ди­мо­сти ре­ше­ния внут­рен­них во­про­сов жиз­ни Ав­стрии, в том чис­ле Ве­ны, са­ми­ми ав­стрий­ца­ми. На­ли­чие в сто­ли­це толь­ко со­вет­ской во­ен­ной вла­сти на­хо­ди­лось бы в про­ти­во­ре­чии с на­шей по­ли­ти­кой и пра­ви­тель­ствен­ным за­яв­ле­ни­ем по Ав­стрии. Кро­ме то­го, во­ен­ная власть не су­ме­ла бы раз­вить ини­ци­а­ти­ву на­се­ле­ния по вос­ста­нов­ле­нию усло­вий нор­маль­ной жиз­ни го­ро­да в той сте­пе­ни, как это мог­ла сде­лать ав­то­ри­тет­ная, зна­ю­щая до тон­ко­сти мест­ные усло­вия ав­стрий­ская ма­ги­стра­ту­ра. А в этом – в ини­ци­а­ти­ве и нор­ма­ли­за­ции жиз­ни на­ро­да – за­клю­ча­лась сущ­ность со­вет­ской по­ли­ти­ки в осво­бож­ден­ной Ав­стрии.

Имен­но по­это­му чле­ны Со­вет­ско­го пра­ви­тель­ства и Став­ки Вер­хов­но­го Глав­но­ко­ман­до­ва­ния, со­брав­шись на оче­ред­ное со­ве­ща­ние в Крем­ле, ка­те­го­ри­че­ски вы­ска­за­лись за вы­дви­же­ние граж­дан­ско­го ру­ко­во­ди­те­ля Ве­ны из са­мих ав­стрий­цев. Но так как от­но­си­тель­но кон­крет­ной кан­ди­да­ту­ры бур­го­мист­ра Ве­ны не бы­ло ни­ка­ких пред­ло­же­ний ни у Тол­бу­хи­на, ни у Рен­не­ра, на­чав­ше­го фор­ми­ро­вать Вре­мен­ное пра­ви­тель­ство Ав­стрии, то из Став­ки по­сла­ли Тол­бу­хи­ну по те­ле­гра­фу та­кое пред­пи­са­ние: «Ве­ну нель­зя остав­лять без бур­го­мист­ра. Пусть ав­стрий­ские ав­то­ри­тет­ные лю­ди сго­во­рят­ся на­счет кан­ди­да­ту­ры, а Вы дай­те санкции». Так был ре­шен во­прос о са­мо­управ­ле­нии Ве­ны и уча­стии ав­стрий­ских вла­стей в вы­бо­ре бур­го­мист­ра. Спу­стя неко­то­рое вре­мя им стал быв­ший ге­не­рал Кёр­нер. Его вы­дви­же­ние одоб­ри­ли са­мые раз­лич­ные слои ав­стрий­ско­го на­се­ле­ния. Кёр­нер был со­ци­ал-де­мо­кра­том и в свое вре­мя не при­нял на­цист­ской дик­та­ту­ры, от­кро­вен­но об этом вы­ска­зал­ся и был аре­сто­ван гит­ле­ров­ца­ми. До мо­мен­та осво­бож­де­ния Ве­ны со­вет­ски­ми вой­ска­ми он на­хо­дил­ся в за­клю­че­нии. Бу­дучи в тюрьме, Кёр­нер про­явил се­бя как пат­ри­от Ав­стрии и ан­ти­фа­шист. По на­ту­ре это был че­ло­век очень де­я­тель­ный, весь­ма све­ду­щий не толь­ко в во­ен­ном де­ле, но и в слож­ных по­ли­ти­че­ских про­бле­мах. В Вене он поль­зо­вал­ся боль­шим ува­же­ни­ем. «Слы­вет чест­ным че­ло­ве­ком», – до­кла­ды­вал о

нем ге­не­рал А.В. Бла­го­да­тов, во­ен­ный ко­мен­дант Ве­ны, ко­то­рый ра­бо­тал впо­след­ствии в тес­ной свя­зи с бур­го­мистром.

Осо­бен­но ак­тив­но при­шлось со­труд­ни­чать с бур­го­мистром ге­не­рал-полковнику А. И. Ше­бу­ни­ну – за­ме­сти­те­лю Тол­бу­хи­на по ты­лу. Ста­рый ком­му­нист, про­шед­ший боль­шую жиз­нен­ную и во­ен­ную шко­лу, он был хо­ро­шим ор­га­ни­за­то­ром служб вой­ско­во­го ты­ла, и в Вене это при­го­ди­лось. Ше­бу­нин на­ла­дил снаб­же­ние вен­цев про­до­воль­стви­ем, а Кёр­нер, ока­зав­ший­ся то­же от­лич­ным хо­зяй­ствен­ни­ком, вся­че­ски по­мо­гал со­вет­ским кол­ле­гам.

В осво­бож­ден­ной Вене на пер­вых по­рах уста­но­вил­ся та­кой по­ря­док, что ми­ни­стры ав­стрий­ско­го Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства до­воль­но ча­сто об­суж­да­ли с на­шим ко­ман­до­ва­ни­ем и Во­ен­ным со­ве­том фрон­та, как луч­ше ре­шать неот­лож­ные де­ла. Ко­неч­но, ав­стрий­цы мно­гое про­си­ли, и обыч­но их прось­бы бы­ли обос­но­ван­ны­ми и удо­вле­тво­ря­лись. В Вене и по стране раз­вер­ну­лись вос­ста­но­ви­тель­ные ра­бо­ты. Стро­и­те­ли, за­бро­сив­шие в во­ен­ные го­ды свой ин­стру­мент, опять взя­лись за де­ло. В Вене со­вет­ский ко­мен­дант неред­ко на­ве­щал стро­и­тель­ные пло­щад­ки, бе­се­до­вал с ра­бо­чи­ми, по­мо­гал мест­ным вла­стям ав­то­транс­пор­том, а кое-где и ра­бо­чей си­лой.

Ге­не­ра­лу Ше­бу­ни­ну при­хо­ди­лось ре­шать и са­мые ще­кот­ли­вые во­про­сы, по ча­сти ко­то­рых он был боль­шой зна­ток и ред­ко до­пус­кал ка­кие-ли­бо огре­хи. Но не ме­нее до­тош­ный Кёр­нер да­же у Ше­бу­ни­на од­на­жды об­на­ру­жил про­мах. Речь шла о снаб­же­нии го­ро­жан со­лью. Ше­бу­нин под­счи­тал, сколь­ко со­ли нуж­но вен­цам, и от­дал рас­по­ря­же­ние до­ста­вить ее в Ве­ну. Но спу­стя неко­то­рое вре­мя Кёр­нер по­про­сил еще со­ли. Ше­бу­нин в недо­уме­нии за­про­сил бур­го­мист­ра, пы­та­ясь по­нять, в чем де­ло, но вы­нуж­ден был при­знать свою ошиб­ку: ока­за­лось, что не учли соль, необ­хо­ди­мую для хле­бо­пе­че­ния, о чем но­вый вен­ский бур­го­мистр не за­был. Факт вро­де бы мел­кий, но и он сви­де­тель­ство­вал о доб­рых де­ло­вых от­но­ше­ни­ях меж­ду пред­ста­ви­те­ля­ми со­вет­ско­го ко­ман­до­ва­ния и ав­стрий­ски­ми вла­стя­ми в толь­ко что осво­бож­ден­ной от фа­ши­стов Вене...

Со­вет­ское ко­ман­до­ва­ние нема­ло сде­ла­ло для вос­ста­нов­ле­ния нор­маль­ной жиз­ни ав­стрий­ско­го на­ро­да, осво­бож­ден­но­го из-под гит­ле­ров­ско­го гос­под­ства. Хо­чу в за­клю­че­ние под­черк­нуть, что все это про­ис­хо­ди­ло то­гда, ко­гда со­вет­ские лю­ди са­ми жи­ли на по­лу­го­лод­ном пай­ке сре­ди ру­ин раз­ру­шен­но­го вра­гом хо­зяй­ства на­ших за­пад­ных рай­о­нов.

Ра­бо­та по нор­ма­ли­за­ции жиз­ни осво­бож­ден­ных от гит­ле­ров­ских ок­ку­пан­тов стран од­но­вре­мен­но с ру­ко­вод­ством бо­е­вы­ми дей­стви­я­ми войск да­ва­лась да­ле­ко не про­сто. Она тре­бо­ва­ла по­сто­ян­но­го и пре­дель­но­го на­пря­же­ния сил участ­ву­ю­щих в ней лю­дей. Ф.И. Тол­бу­хи­ну, А.С. Жел­то­ву и дру­гим ру­ко­во­дя­щим ра­бот­ни­кам фрон­та нуж­но бы­ло иметь же­лез­ные нер­вы и утро­ен­ное вни­ма­ние, что­бы разо­брать­ся в хит­ро­спле­те­ни­ях мест­ных про­блем. Осо­бен­но труд­но при­хо­ди­лось Фе­до­ру Ива­но­ви­чу, здо­ро­вье ко­то­ро­го и так не бы­ло креп­ким. По­чти все­гда, ко­гда Ген­штаб до­кла­ды­вал об­ста­нов­ку на фрон­тах и до­хо­дил до 3-го Укра­ин­ско­го, И. В. Ста­лин или кто- ли­бо из при­сут­ству­ю­щих в Став­ке обя­за­тель­но спра­ши­вал о са­мо­чув­ствии ко­ман­ду­ю­ще­го. Не бы­ли здо­ро­вя­ка­ми и мно­гие дру­гие на­ши мар­ша­лы и ге­не­ра­лы, си­сте­ма­ти­че­ски пе­ре­но­сив­шие ко­лос­саль­ные пе­ре­груз­ки. Но в го­ды войны они мень­ше все­го ду­ма­ли о соб­ствен­ном здо­ро­вье.

Воины 3-го Укра­ин­ско­го фрон­та до кон­ца войны ве­ли бои на тер­ри­то­рии Ав­стрии против укре­пив­ших­ся в го­рах за­пад­ной ча­сти стра­ны гит­ле­ров­ских войск. Здесь на­хо­ди­лась вто­рая по си­ле по­сле груп­пы армий «Центр» груп­пи­ров­ка про­тив­ни­ка, на­счи­ты­вав­шая по­чти 450 тыс. че­ло­век. На этих ру­бе­жах и при­шел к со­вет­ско­му сол­да­ту час дол­го­ждан­ной по­бе­ды. Но око­ло 26 тыс. сол­дат и офи­це­ров не до­жи­ли до то­го свет­ло­го дня, при­бли­зив пол­ное осво­бож­де­ние Ав­стрии це­ною сво­ей жиз­ни...

! О" А# $ АЯ & А' А

анц­лер Ав­стрии арл ен­нер

ар­шал #. . ол­бу­хин

!ур­го­мистр 'ены еодор ёр­нер в 1945 г.

Newspapers in Russian

Newspapers from Austria

© PressReader. All rights reserved.