Бур­ные ав­стрий­ские ап­ло­дис­мен­ты

+з ;ипец­ка <те­пан =аре­лин уез­жал юри­стом, а вер­нул­ся пев­цом. ;ип­ча­нин <те­пан =аре­лин все при­вык де­лать на «от­лич­но». ;ицей №44 окон­чил с от­ли­чи­ем, юри­ди­че­ский факультет ;BCУ – то­же с от­ли­чи­ем. $ оскве <те­пан на­шел от­лич­ную ра­бо­ту по спе­ци­аль­но­сти, успешн

Nowiy Venskiy Journal - - СОДЕРЖАНИЕ - о ма­те­ри­а­лам элек­трон­ной га­зе­ты г. #ипец­ка gorod48.ru

– Я ре­шил дей­ство­вать по зо­ву серд­ца, – го­во­рит Сте­пан. – Мне еще в шко­ле нра­ви­лось петь. В стар­ших клас­сах я увлек­ся позд­ним твор­че­ством Фред­ди Мер­кью­ри, его аль­бо­мом «Бар­се­ло­на». Ме­ня все боль­ше и боль­ше ин­те­ре­со­ва­ла клас­си­че­ская му­зы­ка, опера. И я на­чал в част­ном по­ряд­ке за­ни­мать­ся во­ка­лом с на­став­ни­ком, со­ли­стом Ли­пец­кой фи­лар­мо­нии, На­род­ным ар­ти­стом РФ Ва­ле­ри­ем Рад­чен­ко. Пом­ню, я к нему при­шел и ска­зал: «Хо­чу быть те­но­ром». Но в ту по­ру диа­па­зон го­ло­са у ме­ня был со­всем бед­ный, бук­валь­но по­ло­ви­на ок­та­вы. Ка­кой там те­нор, смех один…

Го­ло­со­вой диа­па­зон Сте­пан со вре­ме­нем рас­ши­рил, и все бла­го­да­ря ре­гу­ляр­ным за­ня­ти­ям, упор­но­му тру­ду. Сей­час его во­каль­ные воз­мож­но­сти по­кры­ва­ют бо­лее двух ок­тав. Кро­ме то­го, Сте­пан окон­чил му­зы­каль­ную шко­лу по клас­су ак­кор­део­на, а так­же осво­ил ги­та­ру и ба­ра­ба­ны.

– В ав­стрий­ском го­ро­де Грац есть Меж- ду­на­род­ный уни­вер­си­тет му­зы­ки, в него­то я и ре­шил по­сту­пить, – про­дол­жа­ет Сте­пан. – Но столк­нул­ся с опре­де­лен­ны­ми слож­но­стя­ми: при­е­хал я один, по-немец­ки прак­ти­че­ски не го­во­рил. Пом­ню, по­ехал на пер­вый экзамен, и опоз­дал на него! А все по­то­му, что не разо­брал­ся, как у них там хо­дят трам­ваи и за­блу­дил­ся немно­го. Ме­ня по­пы­та­лись на экзамен не пу­стить, но я крик под­нял, мол, это все ва­ши стран­ные трам­ваи ви­но­ва­ты! Ме­ня пу­сти­ли, и даль­ше мне еще боль­ше по­вез­ло: тео­рию я по­чти всю списал у од­ной де­вуш­ки. А с во­ка­лом про­блем не бы­ло: я спел арию Де­мо­на из опе­ры Ан­то­на Ру­бин­штей­на.

В про­цес­се уче­бы Сте­пан осо­знал: все­та­ки, он не те­нор, а ба­ри­тон. При­шлось при­нять этот факт и по­лю­бить ба­ри­то­но­вый ре­пер­ту­ар – арии из опер Вер­ди, что-то из Мо­цар­та, Штра­у­са, Шу­ма­на, опе­рет­ты Ле­га­ра, про­из­ве­де­ния Шу­бер­та. Ес­ли об­ла­да­те­ли те­но­ра ча­ще все­го вы- сту­па­ют в ам­плуа ге­ро­ев-лю­бов­ни­ков, то ба­ри­то­ны по­чти все­гда иг­ра­ют ро­ли раз­луч­ни­ков.

Пять лет уче­бы в Ав­стрии про­шли увле­ка­тель­но.

– Уче­ба в Ев­ро­пе от­ли­ча­ет­ся от уче­бы в Рос­сии, по­жа­луй, боль­ше все­го тем, что вза­и­мо­от­но­ше­ния меж­ду пе­да­го­га­ми и сту­ден­та­ми за гра­ни­цей – это боль­ше сов­мест­ная ра­бо­та, чем пря­мое на­став­ни­че­ство, – счи­та­ет Сте­пан. – По­на­ча­лу бы­ло непри­выч­но, что сту­дент дол­жен сам вы­би­рать пред­ме­ты, ко­то­рые бу­дет изу­чать. И при­шлось раз и на­все­гда креп­ко за­ру­бить на но­су, что ав­стрий­цы очень це­нят ак­ку­рат­ность, ис­пол­ни­тель­ность и пунк­ту­аль­ность.

Кста­ти, ав­стрий­цев сре­ди уча­щих­ся бы­ло очень ма­ло: на­род тру­до­лю­би­вый, а вот силь­ные во­каль­ные воз­мож­но­сти от при­ро­ды ред­ко им бы­ва­ют да­ны. По­это­му ав­стрий­цы от­во­дят ду­шу в ти­роль­ском пе­нии. К то­му же они очень чтят свои на­ци­о­наль­ные тра­ди­ции и пи­та­ют осо­бый тре­пет к сво­е­му на­ци­о­наль­но­му ко­стю­му, ко­то­рый на­зы­ва­ют ли­бо «дирндл», ли­бо «трах­тен». В этих ко­стю­мах жи­те­ли Ав­стрии и же­нят­ся, и про­во­дят все празд­ни­ки.

Нель­зя не за­ме­тить, что Ав­стрия бук­валь­но про­пи­та­на му­зы­кой. Это ее глав­ный «бренд», ее глав­ная «фиш­ка». Как-ни­как, ро­ди­на Мо­цар­та!

– Му­зы­ка вез­де! В Ав­стрии нор­маль­но, ко­гда ра­бо­чий или слу­жа­щий по­сле ра­бо­ты вме­сто то­го, что­бы про­пу­стить ста­кан­чик в ба­ре или лечь до­ма на ди­ван, идет в те­атр на ре­пе­ти­цию: обыч­ные лю­ди по­ют в хо­ре в мас­сов­ке, вме­сте с

при­знан­ны­ми со­ли­ста­ми! – рас­ска­зы­ва­ет Сте­пан. – Ка­кое-то вре­мя я под­ра­ба­ты­вал – по­мо­гал лю­дям пе­ре­ез­жать и гру­зил ба­гаж. И за­ме­тил, что у обыч­ных лю­дей, не про­фес­си­о­наль­ных му­зы­кан­тов или пев­цов, все­гда есть му­зы­каль­ные ин­стру­мен­ты, и мно­го – ги­та­ры, скрип­ки, флей­ты… Они очень лю­бят му­зи­ци­ро­вать!

Кро­ме то­го, по на­блю­де­нию Сте­па­на, ав­стрий­цы лю­бят и уме­ют тру­дить­ся. На­при­мер, хо­зяй­ка трех­этаж­но­го до­ма, в ко­то­ром жи­вет Сте­пан в Гра­це, соб­ствен­но­руч­но под­ме­та­ет по утрам не толь­ко во­круг до­ма, но и всю ули­цу. Это очень по­ка­за­тель­ный при­мер: ав­стрий­цы счи­та­ют каж­дый уго­лок в сво­ей ма­лень­кой стране сво­им до­мом, имен­но по­это­му у них все­гда так чи­стень­ко. В этой стране доб­рые, но при этом очень праг­ма­тич­ные лю­ди, по­тря­са­ю­ще вкус­ные кол­ба­сы раз­но­об­раз­ных сор­тов и неве­ро­ят­ный шо­ко­лад.

Ко­неч­но, здесь есть свои «га­стар­бай­те­ры» – вен­гры, ру­мы­ны и аф­ри­кан­цы. При­чем, каж­дый из них со­сто­ит на стро­гом уче­те, вне­сен в по­ли­цей­скую ком­пью­тер­ную кар­то­те­ку.

И пред­ставь­те, вот для та­кой ев­ро­пей­ской пуб­ли­ки Сте­пан ино­гда на кон­цер­тах по­ет «Ка­лин­ку-ма­лин­ку» и «Очи чер­ные». И име­ет гро­мад­ный успех!

Бы­ли мо­мен­ты, ко­гда ав­стрий­ская пуб­ли­ка устра­и­ва­ла ему ова­цию стоя, а что­бы кор­рект­ных або­ри­ге­нов до­ве­сти до та­ко­го раз­гу­ла эмо­ций, это во­об­ще неиз­вест­но, что на­до сде­лать.

Нын­че Сте­пан уже окон­чил му­зы­каль­ный уни­вер­си­тет, и сей­час там учит­ся его зем­ляч­ка, Ели­за­ве­та Рад­чен­ко, дочь Ва­ле­рия Пав­ло­ви­ча Рад­чен­ко, то­го са­мо­го из­вест­но­го ли­пец­ко­го ба­ри­то­на, у ко­то­ро­го учил­ся пе­нию наш ге­рой.

– Несмот­ря на то, что мои ро­ди­те­ли име­ют пря­мое от­но­ше­ние к му­зы­ке, я не меч­та­ла быть пе­ви­цей, – го­во­рит Ли­за. – Я меч­та­ла быть ак­три­сой и да­же по­сту­пи­ла в сту­дию при те­ат­ре Тол­сто­го. А ко­гда по ра­дио или те­ле­ви­зо­ру пе­ре­да­ва­ли клас­си­че­ские арии, я про­сто вы­клю­ча­ла их.

Од­на­ко по­том Ли­за по­ня­ла, что пе­ние – это не ху­же те­ат­ра. Тем бо­лее, что ей, в от­ли­чие от Сте­па­на, не при­хо­ди­лось тру­дить­ся над расширением диа­па­зо­на, он и без то­го был при­лич­ным. По­это­му Ели­за­ве­та за­кон­чи­ла учи­ли­ще им. К.Н. Игум­но­ва по клас­су фор­те­пи­а­но, по­том кол­ледж при Мос­ков­ской кон­сер­ва­то­рии, с от­ли­чи­ем. Те­перь Ли­за то­же жи­вет и ус- пеш­но учит­ся в Гра­це.

Сей­час де­вуш­ка с успе­хом вы­сту­па­ет в те­ат­ре «Musiktheater» в Гра­це. Недав­но Ли­за и Сте­пан вме­сте при­ня­ли уча­стие в мировой пре­мье­ре — ис­пол­ни­ли глав­ные пар­тии в со­вре­мен­ной опе­ре «Asteroid 62» Дмит­рия Кур­лянд­ско­го.

Несмот­ря на успех на ев­ро­пей­ской сцене, Сте­пан и Ли­за не за­бы­ва­ют род­ной Ли­пецк. Имен­но в знак ува­же­ния и бла­го­дар­но­сти к сво­ей ро­дине они ре­ши­ли дать здесь кон­церт. Их ини­ци­а­ти­ву с ра­до­стью под­дер­жа­ло ру­ко­вод­ство Ли­пец­ко­го сим­фо­ни­че­ско­го ор­кест­ра.

Кон­церт на­зы­вал­ся «Мо­ло­дые та­лан­ты Ев­ро­пы» и вклю­чал в про­грам­му арии из клас­си­че­ских про­из­ве­де­ний Мо­цар­та, Пуч­чи­ни, Вер­ди, Ва­г­не­ра и не­сколь­ко опе­ре­точ­ных ду­э­тов.

От ре­дак­ции жур­на­ла

На­ши со­оте­че­ствен­ни­ки в Ав­стрии хо­ро­шо зна­ют Сте­па­на Ка­ре­ли­на. Он не раз вы­сту­пал на на­ших кон­цер­тах, при­ез­жал на кон­фе­рен­ции. А вот Ли­зу мы еще не ви­де­ли, но уве­ре­ны, что обя­за­тель­но с ней по­зна­ко­мим­ся.

ли­за­ве­та ад­чен­ко

Newspapers in Russian

Newspapers from Austria

© PressReader. All rights reserved.