На встре­чу с Ав­стри­ей

Ве­ли­чие и мас­шта­бы сто­лич­но­го му­ни­ци­паль­но­го стро­и­тель­ства вре­мен “Крас­ной Ве­ны”

Nowiy Venskiy Journal - - Содержание - Ма­те­ри­ал по­до­брал Ни­ко­лай Яшин

«Га­вань Гё­те»

На­ши со­оте­че­ствен­ни­ки, ну раз­ве что кро­ме да­ле­ко небед­ных, пред­по­чи­та­ю­щих 13-й, 18-й и 19-й рай­о­ны Ве­ны, за­ча­стую лю­бят се­лить­ся у Им­пе­ра­тор­ских мель­ниц (Kaisermühlen) в 22-м рай­оне сто­ли­цы. Не толь­ко из-за то­го, что ря­дом на­хо­дит­ся Вен­ский меж­ду­на­род­ный центр, где тру­дят­ся мно­го­чис­лен­ные так на­зы­ва­е­мые меж­ду­на­род­ни­ки и слу­жа­щие бо­лее низ­ко­го зве­на, го­во­ря­щие по-рус­ски, а так­же из-за кра­со­ты это­го ме­ста — прак­ти­че­ски зо­ны от­ды­ха чуть ли не в цен­тре го­ро­да.

Но вот ку­пить или снять квар­ти­ру в этом рай­оне Ве­ны необы­чай­но слож­но: ста­рые доходные до­ма, ды­ша­щие на ла­дан, при­вле­ка­ют не каж­до­го; но­вострой­ки мож­но пе­ре­счи­тать по паль­цам, и по­пасть ту­да прак­ти­че­ски невоз­мож­но — до­ро­го и длин­ная оче­редь, а по­чти по­ло­ви­на цен­траль­ной ули­цы Шюта­у­штрас­се (Schütaustrasse) за­ня­та бес­ко­неч­ным до­ми­ной с квар­ти­ра­ми от го­род­ской об­щи­ны.

В этом мо­ну­мен­таль­ном и, на мой взгляд, не очень-то кра­си­вом зда­нии есть все для жиз­ни про­сто­го че­ло­ве­ка: пуб­лич­ная би­б­лио­те­ка, об­ще­ство по­мо­щи немощ­ным со­се­дям с ро­ман­ти­че­ским на­зва­ни­ем «Га­вань», со вся­ки­ми круж­ка­ми и вы­став­ка­ми, ком­му­ни­сти­че­ский «за­во­дик», где про­хо­дят «куль­тур­ные сход­ки», а так­же да­ют­ся кон­суль­та­ции по пра­вам квар­ти­ро­съем­щи­ков. Здесь же рас­по­ло­же­ны аж два дет­ских са­да, (один пря­мо в до­ме, а вто­рой — в от­дель­ном зда­нии ря­дом с фут­боль­ным клу­бом). Кста­ти, в от­ли­чие от дворов-ко­лод­цев, име­ю­щих­ся во всех ста­рых зда­ни­ях, жи­лой ком­плекс рас­по­ла­га­ет огром­ным хо­ро­шо озе­ле­нен­ным и бла­го­устро­ен­ным дво­ром. Зда­ние так и на­зы­ва­ет­ся «Göthe-Hof», то есть двор име­ни пи­са­те­ля Гё­те. Есть и еще од­на ин­те­рес­ная де­таль: на стене стро­е­ния раз­ме­щен аст­ро­ло­ги­че­ский ка­лен­дарь со зна­ка­ми зодиака.

Об этом жи­лом ком­плек­се я упо­мя­нул не слу­чай­но, по­сколь­ку по­доб­ные «мон­стры» есть прак­ти­че­ски в каж­дом рай­оне. Они бы­ли по­стро­е­ны в эпо­ху «Крас­ной Ве­ны», во вре­мя 15-лет­не­го пре­бы­ва­ния у вла­сти со­ци­ал-де­мо­кра­ти­че­ско­го ру­ко­вод­ства сто­ли­цы.

«Крас­ный» про­рыв

Не смот­ря на то, что ру­ко­вод­ство стра­ной на­хо­ди­лось в ру­ках бур­жу­аз­но-кон­сер­ва­тив­ных кру­гов, на со­сто­яв­ших­ся в мае 1919 го­да вы­бо­рах в го­род­ской со­вет Ве­ны по­бе­ди­ла Со­ци­ал-де­мо­кра­ти­че­ская ра­бо­чая пар­тия Ав­стрии. Мест­ные со­ци­ал-де­мо­кра­ты ак­тив­но взя­лись за стро­и­тель­ство со­ци­а­лиз­ма с че­ло­ве­че­ским ли­цом в от­дель­но взя­том го­ро­де (читайте

преды­ду­щую ста­тью).

Вен­ское ру­ко­вод­ство раз­вер­ну­ло та­кое ги­гант­ское стро­и­тель­ство ком­фор­та­бель­но­го му­ни­ци­паль­но­го жи­лья, что срав­нить его по мас­шта­бам мож­но раз­ве что с мос­ков­ски­ми «хру­щев­ка­ми» 1950-х го­дов.

«Крас­ное» ру­ко­вод­ство Ве­ны обо­зна­чи­ло ре­ше­ние жи­лищ­но­го во­про­са как пер­во­оче­ред­ную за­да­чу. Нет, оно не ста­ло «уплот­нять» за­жи­точ­ных бюр­ге­ров и со­зда­вать в их про­стор­ных квар­ти­рах ком­му­нал­ки (помни­те, как в «Со­ба­чьем серд­це») — вы­ход на­шли дру­гой: про­сто вве­ли огром­ный жи­лищ­ный на­лог, ко­то­рым об­ло­жи­ли обес­пе­чен­ных вла­дель­цев до­мов и ши­кар­ных апар­та­мен­тов. На по­лу­чен­ные до­хо­ды вен­ский му­ни­ци­па­ли­тет на­чал ску­пать де­ше­вые зе­мель­ные участ­ки, на ко­то­рых раз­вер­ну­лось аб­со­лют­но бес­пре­це­дент­ное по сво­е­му раз­ма­ху стро­и­тель­ство му­ни­ци­паль­но­го жи­лья.

Как вы са­ми по­ни­ма­е­те, де­ше­вая зем­ля на­хо­ди­лась не в цен­тре Ве­ны, а на окра­и­нах сто­ли­цы, и там все­го за несколь­ко лет вы­рос прак­ти­че­ски це­лый го­род. За пять лет (с 1919-го по 1923-й го­ды) бы­ло по­стро­е­но несколь­ко ты­сяч бла­го­устро­ен­ных квар­тир, обес­пе­чив­ших жи­льем по­чти 100 ты­сяч че­ло­век, а несколь­ко лет спу­стя — еще свы­ше 60 ты­сяч квар­тир. Кста­ти, сей­час эти рай­о­ны Ве­ны во­все не счи­та­ют­ся окра­и­на­ми.

Ар­тил­ле­рия про­тив мир­ных жи­те­лей

Са­мый из­вест­ный и впе­чат­ля­ю­щий жи­лой ком­плекс «Крас­ной Ве­ны» — «Кар­лМаркс-Хоф» (Karl-Marx-Hof) на­хо­дит­ся бук­валь­но в 50-ти мет­рах от стан­ции мет­ро «Heiligenstadt» на Heiligenstädter Strasse, 82–92. Имен­но та­кую впе­чат­ля­ю­щую ну­ме­ра­цию име­ют и дру­гие объ­ек­ты дан­но­го пе­ри­о­да стро­и­тель­ства.

Карл-Маркс-Хоф — жи­лой дом с 1382 квар­ти­ра­ми, спро­ек­ти­ро­ван­ный ар­хи­тек­то­ром Кар­лом Эном (Karl Ehn) в 1927–1930 го­дах, про­тя­нул­ся на 1,2 км. вдоль уз­ко­го участ­ка пло­ща­дью 156 027 кв. м., ле­жа­ще­го меж­ду же­лез­ной до­ро­гой и ули­цей.

Цен­тром ар­хи­тек­тур­ной ком­по­зи­ции яв­ля­ет­ся глав­ный кор­пус с боль­шим от­кры­тым па­рад­ным дво­ром и про­ход­ны­ми арками. Над че­тырь­мя сред­ни­ми арками уста­нов­ле­ны фи­гу­ры из цвет­ной ке­ра­ми­ки, вы­пол­нен­ные Йо­зе­фом Рид­лем (Josef Riedl) и сим­во­ли­зи­ру­ю­щие но­вые жиз­нен­ные цен­но­сти: сво­бо­ду, за­бо­ту, про­све­ще­ние и фи­зи­че­скую куль­ту­ру. Шесть ба­шен цен­траль­но­го кор­пу­са увен­ча­ны вы­со­ки­ми ме­тал­ли­че­ски­ми флаг­што­ка­ми. По обе­им сто­ро­нам па­рад­но­го от­кры­то­го дво­ра рас­по­ло­же­ны бо­ко­вые кор­пу­са до­ма. Они от­де­ле­ны от цен­траль­но­го про­езд­ны­ми арками и об­ра­зу­ют огром­ные дворы, за­мкну­тые со всех сто­рон и срав- ни­мые по раз­ме­рам с на­сто­я­щи­ми фут­боль­ны­ми по­ля­ми. Ну а сам цен­траль­ный кор­пус, с его рит­мич­но че­ре­ду­ю­щи­ми­ся арками и баш­ня­ми, на­по­ми­на­ет го­род­скую сте­ну сред­не­ве­ко­вых укреп­ле­ний.

С точ­ки зре­ния бы­то­вой ин­фра­струк­ту­ры, Карл-Маркс-Хоф — это «го­род в го­ро­де». Здесь име­ют­ся об­ще­ствен­ные ба­ни, дет­ские са­ды, пра­чеч­ная, би­б­лио­те­ка, сто­ма­то­ло­ги­че­ская кли­ни­ка, поч­то­вое от­де­ле­ние, ма­га­зи­ны и пред­при­я­тия об­ще­пи­та.

На од­ной из стен зда­ния мож­но уви­деть ме­мо­ри­аль­ную дос­ку с над­пи­сью: «12 фев­ра­ля 1934 го­да ав­стрий­ские ра­бо­чие пер­вы­ми в Ев­ро­пе му­же­ствен­но вы­сту­пи­ли про­тив фа­шиз­ма. Они сра­жа­лись за сво­бо­ду, де­мо­кра­тию и рес­пуб­ли­ку». Эта над­пись на­по­ми­на­ет о тра­ги­че­ских со­бы­ти­ях фев­ра­ля 1934 го­да, ко­гда во вре­мя во­ору­жен­но­го кон­флик­та Карл-Марк­сХоф стал шта­бом со­ци­ал-де­мо­кра­тов. По­ли­ция и пра­ви­тель­ствен­ные вой­ска штур­мом бра­ли зда­ние, ис­поль­зуя тя­же­лую ар­тил­ле­рию (ви­ди­те, ока­зы­ва­ет­ся ар­тил­ле­рия, ис­поль­зо­ван­ная про­тив мир­ных жи­те­лей, — это уже бы­ло!). В 1935 го­ду, по­сле за­пре­та Со­ци­ал-де­мо­кра­ти­че­ской ра­бо­чей пар­тии Ав­стрии Кар­лМаркс-Хоф пе­ре­име­но­ва­ли в Хай­ли­ген­штед­тер-Хоф, но в 1945-м ему вер­ну­ли пер­во­на­чаль­ное имя. Этот ком­плекс за­нял

хо­дит­ся жи­лой ком­плекс «Мат­теот­ти­хоф» (Matteottihof), на­зван­ный в честь уби­то­го в 1924 го­ду ге­не­раль­но­го сек­ре­та­ря со­ци­а­ли­сти­че­ской пар­тии Ита­лии. Ас­си­мет­рич­ная фор­ма 452-квар­тир­но­го Мат­теот­ти­хо­фа по­вто­ря­ет из­гиб Гюр­те­ля. Пра­чеч­ная, ба­ня и за­ку­соч­ная — все это на­хо­дит­ся во внут­рен­них дво­рах ком­плек­са.

Обра­тим вни­ма­ние на еще один му­ни­ци­паль­ный жи­лой дом тех вре­мен — «Хай­нер­хоф» (Heinerhof), хит­ро рас­по­ло­жен­ный на очень уз­ком участ­ке, и, тем не ме­нее, до­воль­но боль­шой, име­ю­щий два дво­ра. Это 168-квар­тир­ное зда­ние по­стро­ил в 1925 го­ду ар­хи­тек­тор Отто Пру­чер (Otto Prutscher). В од­ном из дворов и по сей день ра­бо­та­ет дет­ский сад.

Сле­ду­ю­щим по­сле Мат­теот­ти­хо­фа на Гюр­те­ле сто­ит плот­ный ряд кор­пу­сов «Мец­ляйн­шта­лер Хо­фа» (Metzleinstaler Hof), по­стро­ен­но­го од­ним из пер­вых еще в 1919 – 1920 го­дах. Ар­хи­тек­тор Ро­берт Ка­ле­за (Robert Kalesa) про­сто ско­пи­ро­вал доходные до­ма кон­ца XIX – на­ча­ла XX ве­ков. Ком­плекс был со вре­ме­нем рас­ши­рен: в 1923 го­ду ар­хи­тек­тор Ху­берт Гес­снер (Hubert Gessner) при­стро­ил со дво­ра но­вые кор­пу­са.

Го­дом поз­же тот же ар­хи­тек­тор осу­ще­ствил стро­и­тель­ство боль­шо­го жи­ло­го ком­плек­са на со­сед­нем участ­ке Мар­га­ре­тен­г­юр­те­ля. Он счи­та­ет­ся од­ним из луч­ших му­ни­ци­паль­ных до­мов вре­мен «Крас­ной Ве­ны» и но­сит на­зва­ние «Рой­ман­н­хоф» (Reumannhof) в честь пер­во­го «крас­но­го» бур­го­мист­ра ав­стрий­ской сто­ли­цы Яко­ба Рой­ма­на. В цен­тре дво­ра уста­нов­лен бюст чи­нов­ни­ка. Длин­ный фронт 472-квар­тир­но­го ком­плек­са про­тя­нул­ся вдоль Гюр­те­ля на 180 мет­ров. Стро­го сим­мет­рич­ная ком­по­зи­ция со­сто­ит из боль­шо­го, от­кры­то­го в сто­ро­ну Гюр­те­ля па­рад­но­го дво­ра, сто­я­ще­го в его глу­бине вы­со­ко­го цен­траль­но­го кор­пу­са и двух бо­ко­вых кор­пу­сов с дву­мя внут­рен­ни­ми дво­ра­ми.

В ниж­нем эта­же цен­траль­но­го кор­пу­са преду­смот­ре­ны по­ме­ще­ния для дет­ско­го са­да и да­же был со­ору­жен лет­ний дет­ский бас­сейн. Сред­ний кор­пус рас­по­ло­жен в глу­бине боль­шо­го па­рад­но­го дво­ра. По обе сто­ро­ны от него вдоль Гюр­те­ля рас­по­ло­жи­лись длин­ные улич­ные фа­са­ды бо­ко­вых кор­пу­сов, об­ра­зу­ю­щие два че­ты­рех­уголь­ни­ка. Парадный двор свя­зан с бо­ко­вы­ми про­ход­ны­ми арками, об­ли­цо­ван­ны­ми ке­ра­ми­че­ски­ми плит­ка­ми с сим­во­ли­кой ре­ме­сел. Та­ки­ми же ке­ра­ми­че­ски­ми плит­ка­ми обо­зна­че­ны и но­ме­ра подъ­ез­дов.

На про­ти­во­по­лож­ной сто­роне Гюр­те­ля угол квар­та­ла за­ни­ма­ет жи­лой ком­плекс «Лео­поль­дине-Глё­кель-Хоф» (LeopoldineGlöckel-Hof), по­стро­ен­ный в 1931–1932 го­дах. Так зва­ли учи­тель­ни­цу, же­ну од­но­го из де­я­те­лей со­ци­ал-де­мо­кра­ти­че­ской пар­тии. За неж­ную раз­но­цвет­ную по­крас­ку 308квар­тир­ный дом про­зва­ли «ак­ва­рель­ным».

Ря­дом с ним на­хо­дит­ся жи­лой дом с 304 квар­ти­ра­ми, по­стро­ен­ный в 1928–1929 го­дах и на­зван­ный в честь не име­ю­ще­го ни­ка­ко­го от­но­ше­ния к Со­ци­ал-де­мо­кра­ти­че­ской ра­бо­чей пар­тии Ав­стрии ком­по­зи­то­ра Йо­зе­фа Гайд­на — «Гайдн­хоф» (Haydnhof). Объ­яс­ня­ет­ся это тем, что до 1920-х го­дов здесь не­по­да­ле­ку рас­по­ла­га­лось ста­рое клад­би­ще, на ко­то­ром был по­хо­ро­нен ве­ли­кий ком­по­зи­тор. По­том по са­ни­тар­ным со­об­ра­же­ни­ям клад­би­ще лик­ви­ди­ро­ва­ли, на его ме­сте раз­би­ли не­боль­шой парк, а прах Гайд­на пе­ре­за­хо­ро­ни­ли в церк­ви го­ро­да Ай­зен­штадт.

А вот сле­ду­ю­щий на на­шем пу­ти по Гюр­те­лю му­ни­ци­паль­ный жи­лой ком­плекс «Франц-До­мес-Хоф» (Franz-Domes-Hof), спро­ек­ти­ро­ван­ный в кон­це 1920-х го­дов немец­ким ар­хи­тек­то­ром Пе­те­ром Бе­рен­сом (Peter Behrens), име­ет пря­мое от­но­ше­ние к со­ци­а­ли­сти­че­ским де­лам. Это 174-квартирный дом по­лу­чил имя проф­со­юз­но­го де­я­те­ля Фран­ца До­ме­са.

В од­ной ста­тье про­сто невоз­мож­но рас­ска­зать обо всех му­ни­ци­паль­ных жи­лых ком­плек­сах, по­стро­ен­ных во вре­ме­на «Крас­ной Ве­ны». Мы про­сто хо­те­ли при­влечь к этой те­ме вни­ма­ние на­ших чи­та­те­лей, а они, встре­тив по­доб­ное яв­ле­ние в сво­их рай­о­нах, бу­дут знать, кем и в ка­кие вре­ме­на бы­ли по­стро­е­ны эти до­ма.

Karl-Seitz-Hof

Karl-Marx-Hof, по­стро­ен в пе­ри­од 1927—1930 го­дов

Goethe-Hof

Leopoldine-Gloeckel-Hof (Ак­ва­рель­ный дом)

Friedrich-Engels-Platz

Bärenbrunnen am Julius-Popp-Hof, Herweghhof

Newspapers in Russian

Newspapers from Austria

© PressReader. All rights reserved.