ГАРМОНИЯ КОНТРАСТОВ

The MOST - - Person -

Из школь­но­го кур­са фи­зи­ки мы зна­ем, что про­ти­во­по­лож­но­сти при­тя­ги­ва­ют­ся. Но мож­но ли го­во­рить, что пра­ви­ла точ­ных на­ук ра­бо­та­ют в та­ких сфе­рах, как лю­бовь и от­но­ше­ния? Счаст­ли­вый со­юз Хо­ку­мы и Гу­сей­на Га­джи­е­вых до­ка­зы­ва­ет, что ра­бо­та­ют. Пре­крас­ные в сво­ей непо­хо­же­сти, эти две по­ло­вин­ки де­лят­ся с The

M.O.S.T. Magazine сек­ре­та­ми сов­мест­ной жиз­ни и ре­цеп­та­ми сча­стья.

The M.O.S.T.: Рас­ска­жи­те о ва­шем дет­стве и се­мьях, в ко­то­рых вы вы­рос­ли.

Хо­ку­ма: Я с дет­ства за­ни­ма­лась ри­со­ва­ни­ем, и в том, что я ста­ла ди­зай­не­ром, боль­шая за­слу­га мо­е­го па­пы. Он то­же яв­ля­ет­ся твор­че­ским че­ло­ве­ком, хо­ро­шо ри­су­ет, и это уме­ние, на­вер­но, пе­ре­шло ко мне от него. Ко­гда по­сле шко­лы я хо­те­ла отой­ти от ди­зай­на и пой­ти учить­ся эко­но­ми­ке, он оста­но­вил ме­ня со сло­ва­ми: «Что ты де­ла­ешь? Ты мо­жешь пред­ста­вить се­бя в офи­се, ра­бо­та­ю­щей с утра до ве­че­ра за ком­пью­те­ром? Это же не ты! Ты – твор­че­ский че­ло­век, ты долж­на что-то со­зда­вать. Зай­мись тем, к че­му у те­бя ле­жит ду­ша!» И ко­гда в 2013 го­ду я со­зда­ла свою первую кол­лек­цию, в первую оче­редь я по­ка­за­ла ее от­цу. Он вни­ма­тель­но все осмот­рел и одоб­рил ее.

Гу­сейн: Я ро­дил­ся в Ба­ку в 1989 го­ду, за­ни­мал­ся спор­том, сей­час за­ни­ма­юсь биз­не­сом. С Хо­ку­мой мы вме­сте учи­лись в 134-й шко­ле, толь­ко я был на класс стар­ше.

Хо­ку­ма: Мы на­ча­ли об­щать­ся с 9 клас­са, а в 10-м уже на­ча­ли встре­чать­ся.

Гу­сейн: Пом­ню, я очень удив­лял­ся, что я так дол­го встре­ча­юсь с од­ной де­вуш­кой. Как-то я ска­зал Хо­ку­ме: «Не мо­жет быть! У ме­ня це­лый ме­сяц од­на де­вуш­ка!» Про­шел еще ме­сяц, и я уди­вил­ся еще боль­ше, о чем со­об­щил ей неза­мед­ли­тель­но. Хо­ку­ма: И так уже 10 лет удив­ля­ет­ся (сме­ет­ся).

The M.O.S.T.: По­де­ли­тесь са­мым пер­вым вос­по­ми­на­ни­ем друг о дру­ге?

Хо­ку­ма: Слож­но ска­зать, так как мы зна­ем друг дру­га с 5-го клас­са. Во­об­ще-то, мы близ­ко дру­жи­ли с его сест­рой, она учи­лась с ним в од­ном клас­се, и имен­но на поч­ве сов­мест­ной друж­бы с ней на­ча­лось на­ше об­ще­ние с Гу­сей­ном.

Гу­сейн: Мы встре­ча­лись 4 го­да, и за этот пе­ри­од вре­ме­ни мы рас­ста­ва­лись, ми­ри­лись, сно­ва рас­ста­ва­лись и сно­ва ми­ри­лись, но при этом да­же в мо­мент рас­ста­ва­ний каж­дый день го­во­ри­ли по те­ле­фо­ну, про­сто узна­ва­ли, как друг у дру­га де­ла. На­ше об­ру­че­ние со­сто­я­лось 3 июля, а сва­дьба ров­но че­рез год в этот же день.

The M.O.S.T.: Гу­сейн, во всем ли вы под­дер­жи­ва­е­те свою су­пру­гу? Был ли мо­мент внут­рен­них со­мне­ний, ко­гда вы узна­ли о пла­нах Хо­ку­мы по от­кры­тию соб­ствен­но­го биз­не­са?

Гу­сейн: Со­мне­ний не бы­ло, про­сто мне не очень хо­те­лось, что­бы она этим за­ни­ма­лась, что­бы ста­но­ви­лась пуб­лич­ным че­ло­ве­ком. От­ри­цать не бу­ду, я че­ло­век очень рев­ни­вый (улы­ба­ет­ся), ха­рак­тер у ме­ня за­ча­стую взрыв­ной, по­это­му ей, на­вер­но, со мной немно­го тя­же­ло.

Хо­ку­ма: А я аб­со­лют­но нерев­ни­вый че­ло­век, и мне труд­но его по­нять в та­кие мо­мен­ты. Я не люб­лю скан­да­лов, счи­таю, что все­гда мож­но до­го­во­рить­ся. Во вре­мя кон­флик­тов я знаю, что че­рез 5 ми­нут он отой­дет, и жду, по­ка прой­дет этот про­ме­жу­ток вре­ме­ни, а по­том все рас­кла­ды­ваю по по­лоч­кам, и он

все­гда, в кон­це кон­цов, со мной со­гла­ша­ет­ся.

The M.O.S.T.: На­зо­ви­те три по­ло­жи­тель­ных и три от­ри­ца­тель­ных ка­че­ства друг дру­га.

Хо­ку­ма: Гу­сик – очень доб­рый, чест­ный и лю­бя­щий. Что ка­са­ет­ся от­ри­ца­тель­ных ка­честв, как это бы­ло от­ме­че­но ра­нее, он вспыль­чи­вый че­ло­век. Я, на­при­мер, да­же ес­ли злюсь, кон­тро­ли­рую се­бя. Со сто­ро­ны ча­сто да­же неза­мет­но, что я злюсь. Я мо­гу уй­ти в ком­на­ту, вклю­чить му­зы­ку и по­сте­пен­но при­хо­дить в се­бя. Я жду, что­бы он то­же успо­ко­ил­ся, по­то­му что нель­зя ре­шать про­бле­мы в неста­биль­ном эмо­ци­о­наль­ном со­сто­я­нии. По­это­му-то мы, на­вер­но, и вме­сте до сих пор, по­то­му что злим­ся по-раз­но­му. В про­тив­ном слу­чае, толь­ко та­рел­ки и ле­та­ли бы по до­му (сме­ет­ся). Гу­сейн: Сре­ди по­ло­жи­тель­ных черт Хо­ку­мы я мо­гу от­ме­тить все те же ка­че­ства, что она це­нит во мне, и еще мы оба очень сен­ти­мен­таль­ны. А от­ри­ца­тель­ных ка­честв у нее про­сто нет. Но это прав­да, ме­ня ино­гда вы­во­дит из рав­но­ве­сия си­ту­а­ция, ко­гда она по­сре­ди раз­го­во­ра ухо­дит в ком­на­ту и на­чи­на­ет слу­шать му­зы­ку. Хо­ку­ма: Я про­сто не люб­лю де­мон­стри­ро­вать ко­му-то свои про­бле­мы, не люб­лю ни­ко­го отя­го­щать. В слу­чае непред­ви­ден­ной си­ту­а­ции я не ста­ра­юсь

ви­нить ко­го-ли­бо, но на­чи­наю ис­кать про­бле­му в се­бе са­мой. Что я сде­ла­ла не так, что­бы до­ве­сти до та­кой си­ту­а­ции? И еще я все­гда го­во­рю прав­ду, по­то­му что счи­таю, что ложь ра­но или позд­но от­кры­ва­ет­ся, и ста­но­вит­ся лишь ху­же. Ведь од­на ложь все­гда тя­нет за со­бой дру­гую…

The M.O.S.T.: А ка­кие ка­че­ства ва­ше­го ха­рак­те­ра про­яв­ля­ют­ся в ра­бо­те?

Хо­ку­ма: В первую оче­редь, тер­пе­ние. До­ста­точ­но слож­но на­хо­дить со все­ми об­щий язык. Во­прос эти­ки – как сде­лать за­ме­ча­ние та­ким об­ра­зом, что­бы ни­ко­го не оби­деть.

The M.O.S.T.: При­слу­ши­ва­е­тесь ли вы к со­ве­там су­пру­га ка­са­тель­но ва­шей ра­бо­ты?

Хо­ку­ма: Мы все­гда со­ве­ту­ем­ся друг с дру­гом. Он мне рас­ска­зы­ва­ет о сво­ей ра­бо­те, а я ему о сво­ей и спра­ши­ваю его со­ве­та, что и как луч­ше сде­лать. Те­перь я по­ка­зы­ваю со­здан­ные мною кол­лек­ции в первую оче­редь не от­цу, так как ро­ди­те­ли про­жи­ва­ют не в Азер­бай­джане, а су­пру­гу.

The M.O.S.T.: Как по­яви­лась идея по со­зда­нию зо­ди­а­каль­ных брас­ле­тов?

Хо­ку­ма: Я увле­ка­юсь аст­ро­ло­ги­ей, и од­на­жды мне за­хо­те­лось со­здать для се­бя брас­лет с сим­во­лом сво­е­го зна­ка зо­ди­а­ка – близ­не­цов. Вслед за мо­им соб­ствен­ным брас­ле­том я со­зда­ла 11 остав­ших­ся. По­лу­чи­лась очень ин­те­рес­ная кол­лек­ция, в ре­клам­ной кам­па­нии ко­то­рой сня­лось огром­ное ко­ли­че­ство мо­их дру­зей и зна­ко­мых.

The M.O.S.T.: Как бы вы опи­са­ли свой­ствен­ный ва­ше­му брен­ду стиль?

Хо­ку­ма: Я бы опре­де­ли­ла стиль со­зда­ва­е­мых мною кол­лек­ций как ни к че­му не обя­зы­ва­ю­щий. Со­здан­ные мною ве­щи под­хо­дят под все слу­чаи жиз­ни, и на каж­дый день, и в ка­че­стве ве­чер­не­го на­ря­да. Ко­гда я на­чи­на­ла, мне бы­ло неваж­но, сколь­ко по­клон­ни­ков бу­дет у мо­е­го де­ти­ща. Я да­же бы­ла го­то­ва, что­бы их бы­ло че­ло­век пять, но мне бы­ло важ­но, что­бы, на­дев ве­щи из мо­ей кол­лек­ции, они бы вы­гля­де­ли стиль­но и со вку­сом.

The M.O.S.T.: Кто та жен­щи­на, для ко­то­рой вы со­зда­е­те свои кол­лек­ции? Кто ваш ос­нов­ной кли­ент?

Хо­ку­ма: Та, кто об­ла­да­ет сво­бод­ным мыш­ле­ни­ем, кто не за­ком­плек­со­ван и ко­го не вол­ну­ет мне­ние окру­жа­ю­щих. Она все­гда го­то­ва про­явить свою ин­ди­ви­ду­аль­ность и непо­хо­жесть на осталь­ных.

The M.O.S.T.: По­ми­мо соб­ствен­но­го де­ти­ща, ка­кие ми­ро­вые брен­ды вас при­вле­ка­ют боль­ше все­го?

Хо­ку­ма: Мы оба лю­бим хо­ро­шо оде­вать­ся, и боль­шая часть вре­ме­ни во вре­мя пу­те­ше­ствий тра­тит­ся имен­но на шоп­пинг. Мы мо­жем по­ку­пать и но­сить раз­ные брен­ды, при этом сме­ши­вая люкс и масс мар­кет. На­де­вать Louis Vuitton вме­сте с Zara – это обыч­ное де­ло для нас. Глав­ное не лей­бл на из­на­ноч­ной сто­роне, а ин­те­рес­ный по­крой или ка­кие-ли­бо на­ход­ки ди­зай­не­ра. Гу­сейн: Я дол­гое вре­мя яв­лял­ся по­клон­ни­ком клас­си­че­ско­го сти­ля. Ко­ли­че­ство ко­стю­мов в мо­ем гар­де­робе пре­вы­ша­ло все мыс­ли­мые раз­ме­ры. За­тем был пе­ри­од в жиз­ни, ко­гда мое вни­ма­ние бы­ло за­цик­ле­но ис­клю­чи­тель­но на брен­де Dolce&Gabbana, но Хо­ку­ма от­учи­ла ме­ня от него (улы­ба­ет­ся).

The M.O.S.T.: На­сколь­ко силь­но чув­ству­ет­ся ва­ше вли­я­ние на внеш­нем ви­де ва­шей по­ло­вин­ки?

Хо­ку­ма: Ду­маю, что до­воль­но силь­но. При­чем, я хо­ро­шо знаю его ха­рак­тер – ко­гда я го­во­рю ему, что он очень хо­ро­шо вы­гля­дит, он неза­мед­ли­тель­но пе­ре­оде­ва­ет­ся. По­это­му ко­гда мне нра­вит­ся его внеш­ний вид, я бро­саю ему небреж­но: «Нор­маль­но!» (сме­ет­ся).

The M.O.S.T.: Боль­шое ли зна­че­ние для вас име­ет то, как че­ло­век вы­гля­дит?

Хо­ку­ма: Мне боль­ше ва­жен внут­рен­ний мир че­ло­ве­ка. Одеж­дой и внеш­но­стью мож­но об­ма­нуть­ся, но нена­дол­го. Очень ча­сто, ес­ли че­ло­век мне ин­те­ре­сен сво­и­ми мыс­ля­ми и от­но­ше­ни­ем к жиз­ни, он на­чи­на­ет ка­зать­ся мне кра­си­вым, да­же ес­ли во­круг го­во­рят, что это не так.

The M.O.S.T.: Со­глас­ны ли вы с вы­ра­же­ни­ем «муж и же­на – од­на са­та­на»?

Хо­ку­ма: Пол­но­стью со­глас­на. По­то­му что лю­ди, жи­ву­щие вме­сте и про­во­дя­щие сов­мест­но мно­го вре­ме­ни,

ока­зы­ва­ют боль­шое вли­я­ние друг на дру­га, со вре­ме­нем ста­но­вясь все бо­лее по­хо­жи­ми. При­чем пе­ре­ни­ма­ет­ся как хо­ро­шее, так и пло­хое.

The M.O.S.T.: Кто ли­дер в ва­ших от­но­ше­ни­ях?

Гу­сейн: Доч­ка (сме­ют­ся).

The M.O.S.T.: Из­ме­ни­лось ли ва­ше ми­ро­воз­зре­ние с по­яв­ле­ни­ем ре­бен­ка?

Гу­сейн: Ста­ло боль­ше от­вет­ствен­но­сти, за ре­бен­ка, за бу­ду­щее се­мьи. Ко­гда Со­фии еще не бы­ло, мы, ес­ли чест­но, по­рой не чув­ство­ва­ли се­бя в ка­че­стве му­жа и же­ны. К нам за­ча­стую мог­ли прий­ти до­мой го­сти по­сле по­лу­но­чи, а ко­гда она по­яви­лась на свет, мы ста­ли про­сить: «По­жа­луй­ста, не при­хо­ди­те позд­но, Со­фия долж­на вы­спать­ся».

Хок­ку­ма: Да, с ее по­яв­ле­ни­ем мы как-то рез­ко по­взрос­ле­ли.

The M.O.S.T.: Ка­кие свой­ствен­ные вам чер­ты вы за­ме­ча­е­те в ее ха­рак­те­ре?

Гу­сейн: Ха­рак­тер, на­вер­ное, мой, по­то­му что она то­же лю­бит по­ша­лить, по­ло­мать что-то. Она – ум­ная, на все об­ра­ща­ет вни­ма­ние, все за­по­ми­на­ет. И очень доб­рая.

Хо­ку­ма: Все го­во­рят, что внешне она по­хо­жа на ме­ня, но гла­за вы­да­ют в ней ха­рак­тер ее от­ца. Она до­воль­но упря­мая. Мож­но ска­зать ей что-то, че­му-то на­учить, ес­ли она са­ма то­го же­ла­ет, но пол­но­стью управ­лять ею невоз­мож­но.

The M.O.S.T.: Вы яв­ля­е­тесь од­ним из са­мых про­да­ва­е­мых азер­бай­джан­ских ди­зай­не­ров. В чем за­клю­ча­ет­ся ключ к ва­ше­му успе­ху?

Хо­ку­ма: Я не по­бо­я­лась сде­лать что-то свое, непо­хо­жее на все осталь­ное. Я из­на­чаль­но ре­ши­ла не шить на за­каз, про­ве­дя чер­ту меж­ду та­ки­ми по­ня­ти­я­ми, как «ате­лье» и «бренд», че­го мно­гие не де­ла­ют. Я очень хо­те­ла, что­бы лю­ди по­ни­ма­ли, что в Азер­бай­джане по­явил­ся свой неза­ви­си­мый бренд со свой­ствен­ным ему ха­рак­тер­ным ви­де­ни­ем мо­ды.

The M.O.S.T.: Ка­ки­ми вы ви­ди­те се­бя че­рез 10 лет?

Хо­ку­ма: Мы очень лю­бим вме­сте меч­тать. Бо­гат­ство, как са­мо­цель, не вхо­дит в на­ши пла­ны, но мы хо­тим за­ра­ба­ты­вать до­ста­точ­но мно­го де­нег для то­го, что­бы по­кры­вать соб­ствен­ные нуж­ды и мно­го пу­те­ше­ство­вать. Невоз­мож­но стать бо­га­че от де­нег, спря­тан­ных под по­душ­кой, но мож­но стать бо­га­че от ко­ли­че­ства пе­ре­жи­тых эмо­ций, от то­го, что ты уви­дел весь мир.

Гу­сейн: Че­рез 10 лет я ви­жу нас обо­их очень кру­ты­ми, что бы каж­дый из нас не под­ра­зу­ме­вал под этим по­ня­ти­ем.

Newspapers in Russian

Newspapers from Azerbaijan

© PressReader. All rights reserved.