С Хри­стом и во Хри­сте

То веч­ное, о чем мол­чит сию­ми­нут­ное.

7 dney - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Ва­си­лий МАЛАШЕНКОВ, БЕЛ­ТА

С са­мой пер­вой по­ста­нов­ки — в на­ча­ле 1970-х — рок-опе­ра «Ии­сус Хри­стос — су­пер­звез­да» неред­ко вы­зы­ва­ла спо­ры и нега­тив­ную ре­ак­цию у хри­сти­ан. И это по­нят­но: за ос­но­ву взят еван­гель­ский сю­жет, ко­то­рый ав­то­ры пе­ре­осмыс­ли­ли по­сво­е­му, а это не мо­жет остать­ся без вни­ма­ния. Не так дав­но в Мо­ги­ле­ве груп­пы мест­ных жи­те­лей — пра­во­слав­ных хри­сти­ан — да­же до­би­лись от­ме­ны по­ка­за опе­ры. Кон­фликт­ная си­ту­а­ция со­зда­лась и в Го­ме­ле. Изна­чаль­но Санкт-пе­тер­бург­ский те­атр пла­ни­ро­вал по­ка­зать опе­ру во всех об­ласт­ных цен­трах и Мин­ске. Нач­нут­ся га­стро­ли со сто­ли­цы, где дей­ство за­пла­ни­ро­ва­но на ко­нец фев­ра­ля, а за­тем те­атр по­едет по всей стране. Так что воз­мож­на неод­но­знач­ная ре­ак­ция и в дру­гих го­ро­дах. От­ме­на по­ка­за рок-опе­ры в Мо­ги­ле­ве по­ро­ди­ла на ин­тер­нет-фо­ру­мах тра­ди­ци­он­ные спо­ры на тему «Ну вот опять нам цер­ков­ни­ки что-то на­вя­зы­ва­ют». Хо­тя нель­зя не при­знать, что хри­сти­ане в этом слу­чае име­ют пра­во как ми­ни­мум вы­ска­зать свою по­зи­цию. О том, как с хри­сти­ан­ской точки зре­ния мож­но по­смот­реть на рок-опе­ру «Ии­сус Хри­стос — су­пер­звез­да», в ин­тер­вью кор­ре­спон­ден­ту БЕЛ­ТА рас­ска­зал пресс-сек­ре­тарь Мин­ской епар­хии БПЦ отец Сер­гий Ле­пин.

ми­ром — бес­смыс­лен­ную рас­тра­ту, в го­тов­но­сти Хри­ста уме­реть — неоправ­дан­но рис­ко­ван­ную ме­ру уве­ли­че­ния по­пу­ляр­но­сти, в бур­но раз­ви­ва­ю­щих­ся со­бы­ти­ях — Его неуме­ние управ­лять си­ту­а­ци­ей и т.д. Од­на­ж­ды он окон­ча­тель­но разо­ча­ро­вы­ва­ет­ся и ре­ша­ет­ся пре­дать Учи­те­ля — не из-за де­нег, а из-за «идеи»: Он яко­бы не тот, за ко­го Се­бя вы­да­ет. По­доб­ная мысль не но­ва, соб­ствен­но, и уже мно­го­крат­но вы­ска­зы­ва­лась пред­ста­ви­те­ля­ми ли­бе­раль­ной кри­ти­ки (и не только). Ав­тор та­к­же не ори­ги­на­лен то­гда, ко­гда раз­мыш­ля­ет над «об­ре­чен­но­стью» Иу­ды на пре­да­тель­ство: у пре­дав­ше­го непо­вин­ную кровь ви­но­ва­тым ока­зы­ва­ет­ся Хри­стос, ко­то­рый «знал все с са­мо­го на­ча­ла» и ис­поль­зо­вал его в сво­их пла­нах. Об­раз

— Как Цер­ковь в прин­ци­пе от­но­сит­ся к свет­ско­му ис­кус­ству и в част­но­сти к ис­поль­зо­ва­нию в нем биб­лей­ских тем?

— В Ос­но­вах со­ци­аль­ной кон­цеп­ции Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви го­во­рит­ся: «Свет­ская культура спо­соб­на быть но­си­тель­ни­цей бла­го­ве­стия. Это осо­бен­но важ­но в тех слу­ча­ях, ко­гда вли­я­ние хри­сти­ан­ства в об­ще­стве осла­бе­ва­ет или ко­гда свет­ские вла­сти всту­па­ют в от­кры­тую борь­бу с Цер­ко­вью. Так, в го­ды го­су­дар­ствен­но­го ате­из­ма рус­ская клас­си­че­ская ли­те­ра­ту­ра, по­э­зия, жи­во­пись и му­зы­ка ста­но­ви­лись для мно­гих ед­ва ли не един­ствен­ны­ми ис­точ­ни­ка­ми ре­ли­ги­оз­ных зна­ний. Куль­тур­ные тра­ди­ции по­мо­га­ют со­хра­не­нию и умно­же­нию ду­хов­но­го на­сле­дия в стре­ми­тель­но ме­ня­ю­щем­ся ми­ре. Это от­но­сит­ся к раз­ным ви­дам твор­че­ства: ли­те­ра­ту­ре, изоб­ра­зи­тель­но­му ис­кус­ству, му­зы­ке, ар­хи­тек­ту­ре, те­ат­ру, ки­но. Для про­по­ве­ди о Хри­сте при­год­ны лю­бые твор­че­ские сти­ли, ес­ли на­ме­ре­ние ху­дож­ни­ка яв­ля­ет­ся ис­кренне бла­го­че­сти­вым и ес­ли он хра­нит вер­ность Гос­по­ду. Ес­ли твор­че­ство спо­соб­ству­ет нрав­ствен­но­му и ду­хов­но­му пре­об­ра­же­нию лич­но­сти, Цер­ковь бла­го­слов­ля­ет его. Ес­ли же культура про­ти­во­по­став­ля­ет се­бя Бо­гу, ста­но­вит­ся ан­ти­ре­ли­ги­оз­ной или ан­ти­че­ло­веч­ной, пре­вра­ща­ет­ся в ан­ти­куль­ту­ру, то Цер­ковь про­ти­во­сто­ит ей. Од­на­ко по­доб­ное про­ти­во­сто­я­ние не яв­ля­ет­ся борь­бой с но­си­те­ля­ми этой куль­ту­ры, ибо «на­ша брань не про­тив пло­ти и кро­ви», но брань ду­хов­ная, на­прав­лен­ная на осво­бож­де­ние лю­дей от па­губ­но­го воз­дей­ствия на их ду­ши тем­ных сил, «ду­хов зло­бы под­не­бес­ных» (По­сла­ние к Ефе­ся­нам, гла­ва 6, стих 12)».

Нас не мо­жет не ра­до­вать тот ин­те­рес, ко­то­рый ино­гда ис­пы­ты­ва­ют к биб­лей­ской те­ма­ти­ке со­вре­мен­ные ав­то­ры, ес­ли, ко­неч­но, этот ин­те­рес обу­слов­лен иде­ей по­свя­ще­ния сво­ей жиз­ни Бо­гу и ближ­не­му, стрем­ле­ни­ем к пре­крас­но­му, а не на­ме­ре­ни­я­ми со­зна­тель­но­го бо­го­хуль­ства и глум­ле­ния над ре­ли­ги­оз­ны­ми чув­ства­ми ве­ру­ю­щих или со­об­ра­же­ни­я­ми из­вле­че­ния од­ной лишь при­бы­ли. Пра­во­сла­вие не пре­тен­ду­ет на то, что­бы на­вя­зы­вать ав­то­рам вы­бор изоб­ра­зи­тель­ных средств и твор­че­ских идей. Оно лишь при­зы­ва­ет сво­их чад быть бла­го­че­сти­вы­ми и бла­го­го­вей­ны­ми, а всех осталь­ных — вза­и­мо­веж­ли­вы­ми и так­тич­ны­ми.

— Прав­да ли, что Цер­ковь про­тив та­ко­го ис­кус­ства, в ко­то­ром что-то не со­от­вет­ству­ет цер­ков­ным дог­ма­там?

— Смот­ря что под­ра­зу­ме­вать под «про­тив» и «не со­от­вет­ству­ет». Это во­прос ка­че­ства и ко­ли­че­ства… Бес­смыс­лен­но на­де­ять­ся, что свет­ский ав­тор смо­жет вы­дер­жать все бо­го­слов­ские ню­ан­сы и адек­ват­но, в бес­спор­ной пол­но­те освя­тить внутреннее со­дер­жа­ние опи­сы­ва­е­мо­го им ду­хов­но­го об­ра­за. Это ред­ко ко­му уда­ет­ся. Да и уда­ет­ся ли во­об­ще! Да­же для та­ко­го ав­то­ра, как До­сто­ев­ский, это ока­за­лось неподъ­ем­ной за­да­чей. Бо­го­сло­вы все­гда смо­гут най­ти спор­ные, неод­но­знач­ные, а то и во­все невер­ные суж­де­ния — при­том не только у ху­дож­ни­ков, по­этов и му­зы­кан­тов, но и друг у дру­га. Бы­ло бы стран­но, ес­ли бы бы­ло ина­че, не так ли? Ес­ли я, не имея со­от­вет­ству­ю­ще­го об­ра­зо­ва­ния, нач­ну пи­сать опе­ры, то про­фес­си­о­наль­ным му­зы­кан­там то­же бу­дет за что ме­ня потрепать. А с дру­гой сто­ро­ны, сам жанр… Све­де­ние к либ­рет­то та­ко­го слож­но­го про­из­ве­де­ния, как Еван­ге­лие, мне ка­жет­ся, не са­мая хо­ро­шая идея. В та­ких во­про­сах «либ­рет­ти­за­ция»— то же, что «мак­до­наль­ти­за­ция» в во­про­сах здо­ро­во­го пи­та­ния.

— По­че­му хри­сти­ан­ская об­ще­ствен­ность по­рой очень нерв­но ре­а­ги­ру­ет на опре­де­лен­ные со­бы­тия в ми­ре куль­ту­ры?

— Да­вай­те сра­зу за­ме­тим, что ес­ли лю­ди ре­а­ги­ру­ют на со­бы­тия в куль­ту­ре, то, зна­чит, они их тем или иным об­ра­зом ин­те­ре­су­ют, а это здо­ро­во! Сфе­ры ду­хов­но­го и куль­тур­но­го пе­ре­се­ка­ют­ся, и по­доб­ные ин­ци­ден­ты — то­му под­твер­жде­ние.

Те­перь к во­про­су. Все дело в том, что под вы­вес­кой «соб­ствен­но­го по­ни­ма­ния» пуб­ли­ке неред­ко пре­под­но­сят­ся пош­лые, ба­наль­ные вы­дум­ки на тему Еван­ге­лия, и от­ве­том на них мо­жет быть вот та­кая раз­дра­жен­ная ре­ак­ция ве­ру­ю­щих. Есть та­кие во­про­сы, в ко­то­рых «соб­ствен­ное по­ни­ма­ние» не­воз­мож­но, а ес­ли и воз­мож­но, то весь­ма огра­ни­чен­но — по той же при­чине, по ко­то­рой обыч­но не бы­ва­ет «соб­ствен­но­го по­ни­ма­ния» за­ко­нов фи­зи­ки или неко­то­рых пра­вил ор­фо­гра­фии. Пред­мет спо­ра дол­жен быть хо­ро­шо зна­ком всем его участ­ни­кам.

Ино­гда ав­тор не вполне се­бе пред­став­ля­ет спе­ци­фи­ку изоб­ра­жа­е­мо­го об­ра­за: пер­со­наж Свя­щен­ной Биб­лей­ской ис­то­рии для него ни­чем не от­ли­ча­ет­ся от ис­то­ри­че­ской лич­но­сти или ска­зоч­но­го ге­роя, что не мо­жет не при­ве­сти к де­са­кра­ли­за­ции и про­фа­на­ции еван­гель­ских тем. Свя­щен­ный об­раз, спро­еци­ро­ван­ный в плос­кость зре­лищ­ной по­все­днев­но­сти, ча­сто вы­гля­дит неле­по или да­же ко­мич­но. По­доб­ные ве­щи как раз и при­во­дят к кон­фрон­та­ции с ве­ру­ю­щи­ми. Ес­ли бы кто-то об­на­ро­до­вал кле­ве­ту о ва­шей се­мье, то вы на­вер­ня­ка ис­пы­ты­ва­ли бы опре­де­лен­ный ду­шев­ный дис­ком­форт и, воз­мож­но, об­ра­ти­лись бы да­же в суд на обид­чи­ка. Так и здесь: ве­ру­ю­щие склон­ны ис­ка­же­ния образов Ии­су­са Хри­ста, Его Пре­чи­стой Ма­те­ри, Его свя­тых вос­при­ни­мать как личное оскорб­ле­ние.

Ес­ли твор­че­ский че­ло­век по­зи­ци­о­ни­ру­ет се­бя хри­сти­а­ни­ном, то он дол­жен со­из­ме­рять свое стрем­ле­ние к са­мо­ре­а­ли­за­ции тре­тьей за­по­ве­дью Бо­жи­ей, ко­то­рая за­пре­ща­ет нам по­ми­нать имя Гос­по­да всуе. «Не про­из­но­си име­ни Гос­по­да, Бо­га тво­е­го, на­прас­но, ибо Гос­подь не оста­вит без на­ка­за­ния то­го, кто про­из­но­сит имя Его на­прас­но» (Ис­ход, гла­ва 20, стих 7). К этой за­по­ве­ди, несо­мнен­но, мож­но от­не­сти не только вер­баль­ное упо­треб­ле­ние име­ни Гос­по­да, но и вся­кое дру­гое. Че­ло­век, всем серд­цем лю­бя­щий Гос­по­да, не бу­дет вы­ду­мы­вать о Нем вся­кое «от вет­ра гла­вы сво­ея» и не бу­дет слу­шать по­доб­ные вы­дум­ки. Умыш­лен­ное ис­ка­же­ние Еван­ге­лия — это грех. «Вся­кий грех и ху­ла про­стят­ся че­ло­ве­кам, а ху­ла на Ду­ха не про­стит­ся че­ло­ве­кам», — го­во­рит Спа­си­тель (Еван­ге­лие от Мат­фея, гла­ва 12, стих 31).

— То есть лю­бое про­из­ве­де­ние, где есть об­раз Хри­ста, при­рав­ни­ва­ет­ся Цер­ко­вью к бо­го­хуль­ству?

— Я не со­всем это имел в ви­ду. Ис­ка­же­ние все же необ- хо­ди­мо от­ли­чать от ис­тол­ко­ва­ния. В хри­сти­ан­ском ис­кус­стве встре­ча­ют­ся про­из­ве­де­ния, где еван­гель­ские сю­же­ты по­лу­ча­ют нетра­ди­ци­он­ное ис­тол­ко­ва­ние, ино­гда до­ста­точ­но да­ле­ко от­сто­я­щее от ка­но­ни­че­ско­го. При­мер (ес­ли брать что-то близ­кое по жан­ру к на­шей те­ме) — сред­не­ве­ко­вые дра­ма­тур­ги­че­ские ми­сте­рии.

Од­на­ко ес­ли ху­до­же­ствен­ное про­из­ве­де­ние не ис­тол­ко­вы­ва­ет Еван­ге­лие, а от­кры­то про­ти­во­ре­чит ему и пре­тен­ду­ет на то, что­бы дать «аль­тер­на­тив­ный» об­раз Хри­ста, яко­бы пра­виль­ный, то оно пе­ре­ста­ет быть фак­том хри­сти­ан­ской куль­ту­ры. По­это­му, ска­жем, «Ле­ген­да о ве­ли­ком ин­кви­зи­то­ре» До­сто­ев­ско­го с ее сю­же­том о при­ше­ствии Хри­ста во пло­ти в ре­нес­санс­ную Ис­па­нию — это до­сто­я­ние хри­сти­ан­ской куль­ту­ры, а «Иу­да Иска­ри­от» Лео­ни­да Ан­дре­ева и Еван­ге­лие по вер­сии Ль­ва Тол­сто­го — нет. За гра­нью хри­сти­ан­ской куль­ту­ры на­хо­дят­ся и «Пи­ла­то­вы гла­вы» ро­ма­на «Ма­стер и Мар­га­ри­та», взя­тые в от­ры­ве от кон­тек­ста.

Ве­ро­ят­но, к нехри­сти­ан­ско­му ис­кус­ству мож­но от­не­сти и так го­ря­чо об­суж­да­е­мую ныне рок-опе­ру «Ии­сус Хри­стос — су­пер­звез­да». Преж­де все­го имен­но по­то­му, что Ии­сус в этом про­из­ве­де­нии, по сло­ву од­ной из его ге­ро­инь, «все­го лишь муж­чи­на». То есть обыч­ный че­ло­век и не бо­лее.

— В чем про­бле­мы опе­ры? По­че­му мно­гие на­хо­дят в ней ересь и ко­щун­ство?

— Во-пер­вых, как это уже бы­ло ска­за­но, в опе­ре Хри­стос — «че­ло­век, только че­ло­век». Бо­го­че­ло­ве­че­ство Хри­ста не утвер­жда­ет­ся, хо­тя при­зна­ет­ся Его Бо­го­сы­нов­ство (ес­ли так мож­но по­нять уклон­чи­вый от­вет Пи­ла­ту). Го­во­рит­ся о смер­ти Хри­ста, но не го­во­рит­ся о Его Воскре­се­нии — хо­тя воз­мож­ность ве­ры в та­кой ис­ход сю­же­том не от­ме­та­ет­ся яв­но.

Во-вто­рых... Ар­хи­епи­скоп Ио­анн Сан-фран­цис­ский (Ша­хов­ской) де­ла­ет пред­по­ло­же­ние, что еван­гель­ские со­бы­тия в «Масте­ре и Мар­га­ри­те» из­ла­га­ют­ся сквозь приз­му вз­гля­да Во­лан­да. В прин­ци­пе, из­ло­же­ние то­го же, но уже в рас­смат­ри­ва­е­мой на­ми опе­ре, мо­жет быть осо­зна­но на­ми как взгляд Иу­ды Иска­ри­о­та, ко­то­рый вы­сту­па­ет здесь ед­ва ли не как глав­ный ге­рой.

Иу­да не ве­рит в Бо­же­ствен­ность Ии­су­са. Он ви­дит, что ло­ги­ка со­бы­тий ве­дет к пе­чаль­но­му кон­цу, и за­да­ет во­прос: «За­чем?» Он оспа­ри­ва­ет каж­дое дей­ствие Хри­ста и Его спо­движ­ни­ков. В люб­ви Ма­рии Маг­да­ли­ны он ви­дит только по­хоть, в по­ма­за­нии Ии­су­са дра­го­цен­ным Иу­ды в опе­ре — это об­раз очень слож­но­го и ум­но­го че­ло­ве­ка. От это­го его грех ста­но­вит­ся только боль­ше.

В прин­ци­пе, во­лей-нево­лей ав­тор до­ста­точ­но крас­но­ре­чи­во по­ка­зал, что ве­ра в «ис­то­ри­че­ско­го Ии­су­са» как «про­сто че­ло­ве­ка» пред­став­ля­ет со­бой не что иное, как ве­ру Иу­ды-пре­да­те­ля, ве­ду­щую не к веч­ной жиз­ни, а к веч­ной по­ги­бе­ли и це­ло­му во­ро­ху во­про­сов, остав­ших­ся без от­ве­та. Взгля­ды ав­то­ра, его ве­ру в этом про­из­ве­де­нии вы­ра­жа­ет Иу­да Иска­ри­от.

— В Мо­ги­ле­ве пять­сот че­ло­век не да­ли по­смот­реть опе­ру осталь­ным го­ро­жа­нам, а в об­ласт­ном цен­тре жи­вут по­чти 400 тыс. че­ло­век, что вы­зва­ло бу­рю воз­му­ще­ний. Как вы счи­та­е­те, тре­бо­вать от вла­стей за­пре­та на по­каз опе­ры — это со сто­ро­ны ве­ру­ю­щих пра­виль­но?

— Несо­мнен­но, со­дер­жа­ние опе­ры рас­хо­дит­ся с ка­но­ни­че­ски­ми пред­став­ле­ни­я­ми о Хри­сте. Но лич­но я ду­маю, что по­ка у нас нет ос­но­ва­ний по­ла­гать, что рок-опе­ра «Ии­сус Хри­стос — су­пер­звез­да» по­ся­га­ет на пра­ва пра­во­слав­ных ве­ру­ю­щих и ка­кто оскорб­ля­ет их до­сто­ин­ство. Хо­тя у ме­ня и име­ют­ся опа­се­ния и со­мне­ния от­но­си­тель­но ду­хов­ной без­опас­но­сти уча­стия в по­доб­но­го ро­да про­ек­тах как в ка­че­стве ар­ти­ста, так и в ка­че­стве зри­те­ля. Под­черк­ну, что это мое личное суж­де­ние, а не ин­струк­ция к дей­ствию (или к без­дей­ствию). Но каж­дый впра­ве от­ста­и­вать свои ин­те­ре­сы по за­ко­ну, коль ско­ро он счи­та­ет их ущем­лен­ны­ми.

Сто­ит при­знать пра­во за од­ни­ми де­лать по­доб­ные пред­став­ле­ния, а за дру­ги­ми — кри­ти­ко­вать их. Пра­во об­ра­тить­ся в суд или к иным ви­дам вла­сти — это пра­во каж­до­го граж­да­ни­на. Нель­зя за­пре­тить лю­дям ду­мать ина­че, в том чис­ле и непра­виль­но, ес­ли вы­ра­же­ние их мыс­лей не по­ся­га­ет на чьи-ли­бо пра­ва. Но пе­ред тем, как что-то пред­при­ни­мать, сто­ит пом­нить, что неко­то­рые фор­мы про­тив­ле­ния за­блуж­де­ни­ям мо­гут при­но­сить еще боль­ший вред, чем са­ми за­блуж­де­ния. Цер­ковь, в про­шлом са­ма мно­го пре­тер­пев­шая от го­не­ний, ед­ва ли долж­на ста­но­вить­ся ис­точ­ни­ком пре­сле­до­ва­ний се­год­ня… Да и сто­ит ли па­лить из пу­шек по во­ро­бьям? Не слиш­ком ли мно­го че­сти для Ти­ма Рай­са? Ду­маю, что у нас есть бо­лее оче­вид­ные по­во­ды для со­ли­да­ри­за­ции в вы­ра­же­нии сво­е­го недо­воль­ства: абор­ты, сур­ро­гат­ное ма­те­рин­ство, экс­пе­ри­мен­ты над эм­бри­о­на­ми, ка­зи­но и иг­ро­ма­ния…

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.