MAЙ, за­ве­щан­ный HAM

Это имя хо­ро­шо из­вест­но мно­гим на­шим со­оте­че­ствен­ни­кам. Ге­не­рал­май­ор в от­став­ке Алек­сандр Фе­до­ро­вич Фень – ве­те­ран Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны, член во­ен­но-на­уч­но­го об­ще­ства при Цен­траль­ном до­ме офи­це­ров, ве­дет боль­шую изыс­ка­тель­скую и на­уч­ную ра­бо­ту, час

7 dney - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Дмит­рий ШАМКО

Цвет яб­лонь неж­ный, аро­мат си­ре­ни, и пер­вый гром, и мо­ло­дая зе­лень, и солн­це щед­рое в бес­край­нем си­нем небе, и пес­ня со­ло­вья, и аист в ого­ро­де, и зи­му дол­гую же­лан­ная ма­ев­ка на при­ро­де… Нет со­мне­ний, что Ве­ли­кая По­бе­да не слу­чай­но ста­ла неотъ­ем­ле­мой ча­стью на­шей жиз­ни и ис­то­ри­че­ской па­мя­ти на­ро­да имен­но в май­ские дни. Это как див­ный сим­вол, нис­по­слан­ный нам свы­ше, — це­ни­те, лю­би­те, ле­лей­те свою стра­ну, свою зем­лю! Та­кую пре­крас­ную, та­кую непо­вто­ри­мую. И та­кую хруп­кую… В этом и со­сто­ит ве­ли­чай­ший урок ис­то­рии, на мно­гие по­ко­ле­ния впе­ред усво­ен­ный бе­ло­ру­са­ми: не бы­ло бы ни кра­сы, ни пла­нов, ни на­дежд, ес­ли бы не по­двиг тех, кто че­рез си­лу и му­ки, кровь и огонь, го­лод и смерть по-пла­стун­ски вра­щал зем­лю, «что­бы солн­це взо­шло на во­сто­ке»! По­двиг на­ро­да бес­смер­тен — от­нюдь не рас­хо­жая, за­тер­тая от ча­сто­го упо­треб­ле­ния фра­за, а квинт­эс­сен­ция на­ше­го от­но­ше­ния к то­му, что су­ме­ли сде­лать и че­рез что прой­ти на­ши де­ды и пра­де­ды. И де­ти вой­ны, и ма­те­ри, пы­тав­ши­е­ся вы­жить на ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­ри­ях, и те, кто с ору­жи­ем в ру­ках про­ти­во­сто­ял вра­гу. Как ге­рой на­шей се­го­дняш­ней пуб­ли­ка­ции — ле­ген­дар­ный тан­кист ге­не­рал-май­ор Алек­сандр Фень. Толь­ко по­ду­мать — на его лич­ном сче­ту, по­ми­мо мно­же­ства еди­ниц тех­ни­ки и жи­вой си­лы про­тив­ни­ка, 12 уни­что­жен­ных немец­ких тан­ков! Эти сра­же­ния не мог­ли за­кон­чить­ся вни­чью. Да и не со­гла­сил­ся бы он на ни­чью! Дру­гая у его по­ко­ле­ния бы­ла за­да­ча — вы­гнать вра­га из пре­де­лов Ро­ди­ны да до­бить в его ло­го­ве. И это бы­ли не спор и не спорт, а про­ти­во­сто­я­ние це­ною в Жизнь. Их с на­ми с каж­дым го­дом все мень­ше и мень­ше, и цве­ты на мо­ги­лы ге­ро­ев и к па­мят­ни­кам пав­шим — лишь ма­лая то­ли­ка то­го, что мы долж­ны ра­ди Па­мя­ти. Да­вай­те сде­ла­ем чуть ти­ше звон фан­фар, при­глу­шим гром ли­тавр — пусть го­во­рят те, кто еще здесь. Им есть что ска­зать, а нам еще так мно­гое нуж­но от них услы­шать и за­пом­нить…

Яв­ля­ет­ся ав­то­ром мно­гих пуб­ли­ка­ций по во­про­сам ис­то­рии Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны, кни­ги «Осво­бож­де­ние Мин­ска». В бо­ях он лич­но уни­что­жил две­на­дцать немец­ких тан­ков, был че­ты­ре ра­за ра­нен, два­жды го­рел в тан­ке. Алек­сандр Фе­до­ро­вич на­граж­ден ор­де­ном Алек­сандра Нев­ско­го, ор­де­на­ми Оте­че­ствен­ной вой­ны 1-й и 2-й сте­пе­ни, тре­мя ор­де­на­ми Крас­ной Звез­ды, ор­де­ном «За служ­бу Ро­дине в Во­ору­жен­ных Си­лах СССР» 3-й сте­пе­ни, ме­да­ля­ми «За от­ва­гу», «За бо­е­вые за­слу­ги», «За обо­ро­ну Ста­лин­гра­да», «За по­бе­ду над Гер­ма­ни­ей в Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной войне 1941 – 1945 гг.» и мно­ги­ми дру­ги­ми. Ге­не­рал Фень — при­мер че­ло­ве­ка, ко­то­ро­го не под си­лу бы­ло сло­мать ни фа­ши­стам, ни го­дам. На­ка­нуне ве­ли­ко­го празд­ни­ка По­бе­ды Алек­сандр Фе­до­ро­вич лю­без­но со­гла­сил­ся от­ве­тить на во­про­сы кор­ре­спон­ден­та «7 дней».

— Где и как вы встре­ти­ли на­ча­ло вой­ны?

— Окан­чи­вал пе­да­го­ги­че­скую шко­лу в го­ро­де Зо­ло­то­но­ша Пол­тав­ской (ныне Чер­кас­ской) об­ла­сти, 23 июня 1941 го­да сдал го­су­дар­ствен­ные эк­за­ме­ны, по­лу­чил ат­те­стат учи­те­ля на­чаль­ных клас­сов. А 28 июля 1941 го­да был при­зван на во­ен­ную служ­бу и на­прав­лен на уче­бу во 2-е Харь­ков­ское тан­ко­вое во­ен­ное учи­ли­ще, ко­то­рое в ок­тяб­ре бы­ло ре­ше­но эва­ку­и­ро­вать в Са­мар­канд. Окон­чил учи­ли­ще, по­лу­чил зва­ние лей­те­нан­та и был на­зна­чен ко­ман­ди­ром тан­ка в 84-ю бри­га­ду. Сна­ча­ла я не знал, ку­да она бу­дет на­прав­ле­на, а по­том ока­за­лось — в Ста­лин­град.

Мне до­ве­лось участ­во­вать в обо­ро­ни­тель­ных бо­ях в го­ро­де в со­ста­ве 200-го тан­ко­во­го ба­та­льо­на 84-й тан­ко­вой бри­га­ды, во­шед­шей в со­став 62-й ар­мии в ав­гу­сте 1942 го­да. Я был ко­ман­ди­ром тан­ка Т-70. На­ша тан­ко­вая бри­га­да за­ня­ла обо­ро­ну в се­вер­ной ча­сти го­ро­да на ру­бе­же: ры­нок — Спар­та­нов­ка — трак­тор­ный за­вод и его по­се­лок. По­зи­ция мо­е­го тан­ка бы­ла в 150–200 мет­рах се­ве­ро-за­пад­нее от за­бо­ра Ста­лин­град­ско­го трак­тор­но­го за­во­да. По­за­ди — же­лез­но­до­рож­ные пу­ти с ва­го­на­ми, а в 1,5–2 ки­ло­мет­рах — Вол­га. Еже­днев­ные на­ле­ты авиа­ции, ата­ки пе­хо­ты и тан­ков про­тив­ни­ка дер­жа­ли нас в по­сто­ян­ном на­пря­же­нии. При от­ра­же­нии атак я из сво­е­го тан­ка уни­что­жил 3 тан­ка и 2 ору­дия нем­цев, мно­го пе­хо­ты. Участ­во­вал в контр­ата­ке при овла­де­нии за­ня­тым нем­ца­ми до­мом. Успеш­но!

— На­сколь­ко тя­же­ло бы­ло в сра­же­ни­ях на Кур­ской ду­ге?

— Ко­гда на­ча­лось сра­же­ние под Про­хо­ров­кой, я, лей­те­нант, ко­ман­до­вал взво­дом лег­ких двух­мест­ных тан­ков Т-70 в 31-й тан­ко­вой бри­га­де. Наш ба­та­льон, уком­плек­то­ван­ный эти­ми ма­ши­на­ми, на­сту­пал в тре­тьей ли­нии. А впе­ре­ди — 32-я бри­га­да, пол­но­стью уком­плек­то­ван­ная тан­ка­ми Т-34. Они вре­за­лись в бо­е­вые по­ряд­ки на­сту­пав­ших немец­ких тан­ков, би­ли их из пу­шек, а мно­гие шли на та­ран. Тут на­до ска­зать, что ес­ли ты сам та­ра­нишь, то, как пра­ви­ло, ста­ра­ешь­ся уда­рить сво­ей мощ­ной ло­бо­вой ча­стью кор­пу­са в ве­ду­щее колесо вра­же­ско­го тан­ка. А оно на удар не рас­счи­та­но и обя­за­тель­но сло­ма­ет­ся. Тво­е­му кор­пу­су хоть бы что, а обез­дви­жен­ный немец уже не бо­ец. Под Про­хо­ров­кой мне уда­лось уни­что­жить 7 немец­ких тан­ков, из них — 2 «тиг­ра».

— Ка­ким вам за­пом­нил­ся день осво­бож­де­ния Бе­ла­ру­си?

— В ночь на 3 июля 1944 го­да на­ша бри­га­да во­шла в Остро­шиц­кий Го­ро­док. Бла­го­да­ря это­му 3-й гвар­дей­ский тан­ко­вый кор­пус на­чал про­дви­гать­ся в сто­ро­ну Мин­ска. В 11:00 ча­сти 5-й тан­ко­вой ар­мии во­шли в го­род. Мой ба­та­льон об­хо­дил его се­вер­нее, че­рез За­славль и Ра­ков. У де­рев­ни Мар­ков­щи­на, что в се­ми ки­ло­мет­рах от Остро­шиц­ко­го Го­род­ка, на

В бо­ях Алек­сандр Фе­до­ро­вич Фень лич­но уни­что­жил две­на­дцать немец­ких тан­ков, был че­ты­ре ра­за ра­нен, два­жды го­рел в тан­ке. P. S. В свои 93 го­да Алек­сандр Фе­до­ро­вич бодр и ак­ти­вен: немно­гие ис­то­ри­ко­пат­ри­о­ти­че­ские ме­ро­при­я­тия про­во­дят­ся без его уча­стия. Я был по­ра­жен его фе­но­ме­наль­ной па­мя­тью — не за­бы­ты мель­чай­шие по­дроб­но­сти эпо­халь­ных со­бы­тий, про­ис­хо­див­ших мно­гие де­ся­ти­ле­тия на­зад. В на­шей бе­се­де мы за­тро­ну­ли тему объ­ек­тив­но­сти от­ра­же­ния ис­то­рии Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны в неко­то­рых со­вре­мен­ных сред­ствах мас­со­вой ин­фор­ма­ции. Вс­пом­ни­ли мас­су при­ме­ров, ко­гда в ки­но­филь­мах, кни­гах, те­ле­пе­ре­да­чах, пуб­ли­ка­ци­ях во­ен­ная ис­то­рия пред­ста­ет в субъ­ек­тив­ных ра­кур­сах. Глав­ное, как от­ме­тил Алек­сандр Фе­до­ро­вич, — не поз­во­лять пе­ре­пи­сы­вать ис­то­рию, не поз­во­лить от­нять у нас на­шу По­бе­ду… И я по­нял — по­ка в строю та­кие сол­да­ты и ге­не­ра­лы, это­го не слу­чит­ся.

мо­их гла­зах танк, в ко­то­ром на­хо­дил­ся эки­паж Алек­сандра Мо­то­ри­на, по­шел на та­ран немец­ко­го «фер­ди­нан­да». Ре­бя­та со­вер­ши­ли по­двиг! Я сам то­гда был ра­нен, го­рел в тан­ке… За­тем на­ши тан­ки­сты во­шли в За­славль, на же­лез­но­до­рож­ной стан­ции за­хва­ти­ли 8 эше­ло­нов с вой­ска­ми и гру­зом, взя­ли в плен по­чти ты­ся­чу гит­ле­ров­ских сол­дат и офи­це­ров… А Минск я ви­дел толь­ко из­да­ли, вер­нее, пе­пе­ли­ще от него.

— Ка­кие бо­е­вые на­гра­ды вы счи­та­е­те наи­бо­лее важ­ны­ми для се­бя?

— Все они зна­чи­мы для ме­ня, по­то­му что до­ста­лись очень вы­со­кой це­ной. Наи­бо­лее ве­со­мой на­гра­дой, без­услов­но, яв­ля­ет­ся Ор­ден Алек­сандра Нев­ско­го, по- лу­чен­ный за осво­бож­де­ние Мин­ска. Но, ес­ли чест­но, то са­мая до­ро­гая для ме­ня ме­даль — «За обо­ро­ну Ста­лин­гра­да». Мы вы­сто­я­ли!

— Что бы­ло са­мым тя­же­лым на войне?

— Вы­жить. По­сле ра­не­ний то­же бы­ло очень тя­же­ло, но по срав­не­нию со смер­тью… Она все­гда бы­ла во­круг, под­сте­ре­га­ла да­же там, где не ожи­да­ешь. Все­гда на­до бы­ло быть на­че­ку, со­хра­нять вы­держ­ку, про­яв­лять сме­кал­ку. На­при­мер, во вре­мя бит­вы под Кур­ском был у ме­ня та­кой слу­чай. Рас­стре­лял я в бою все под­ка­ли­бер­ные сна­ря­ды, а ни­чем дру­гим «тиг­ра» не возь­мешь. Танк мой пя­тит­ся за­дом в ка­мы­ши, что­бы укрыть­ся, а «тигр» оста­но­вил­ся непо­да­ле­ку, и немец­кий тан­кист вы­су­нул из лю­ка го­ло­ву. До­стал би­нокль. Огля­ды­ва­ет по­ле боя — по­смот­рел ле­вее нас, а по­том на мой танк уста­вил­ся. Я стою в лю­ке, а рядом, в со­сед­нем лю­ке, сто­ит на­вод­чик. Смот­рим: немец — на нас, а мы — на него. Ес­ли вы­стре­лит «тигр», то нам ко­нец. Ви­жу, по­вел би­нок­лем в сто­ро­ну, а по­том опять на нас его на­во­дит. Тут мой на­вод­чик не вы­дер­жал и за­хо­тел вы­ско­чить из тан­ка. Я его за­дер­жал: «Стой, по­ми­рать бу­дем вме­сте!». Удер­жал его по­то­му, что успел по­ду­мать: раз немец не стре­ля­ет, зна­чит, он нас не за­ме­тил. А ес­ли не за­ме­тил, то и ше­ве­лить­ся нель­зя! А фа­шист влез в танк и уехал — так мы оста­лись жи­вы…

— Как сло­жи­лась ва­ша по­сле­во­ен­ная жизнь?

— По­сле окон­ча­ния вой­ны про­дол­жал служ­бу. В 1946 го­ду на­прав­лен на уче­бу, а в 1951-м с от­ли­чи­ем окон­чил ко­манд­ный фа­куль­тет Во­ен­ной ака­де­мии бро­не­тан­ко­вых и ме­ха­ни­зи­ро­ван­ных войск. Про­хо­дил служ­бу в раз­лич­ных долж­но­стях: по­мощ­ник на­чаль­ни­ка опе­ра­тив­но­го от­де­ле­ния 3-й гвар­дей­ской тан­ко­вой ди­ви­зии, офи­цер и стар­ший офи­цер управ­ле­ния бро­не­тан­ко­вых и ме­ха­ни­зи­ро­ван­ных войск окру­га, стар­ший офи­цер опе­ра­тив­но­го управ­ле­ния шта­ба Бе­ло­рус­ско­го во­ен­но­го окру­га, на­чаль­ник опе­ра­тив­но­го от­де­ле­ния тан­ко­вой ди­ви­зии, за­тем ко­ман­дир 38-го гвар­дей­ско­го тя­же­ло­го тан­ко­во­го пол­ка. В 1963 го­ду на­прав­лен в Юж­ную груп­пу войск на долж­ность на­чаль­ни­ка шта­ба 35-й мо­то­стрел­ко­вой ди­ви­зии. В 1968 го­ду на­зна­чен ко­ман­ди­ром 11-й гвар- дей­ской мо­то­стрел­ко­вой ди­ви­зии в За­бай­каль­ский во­ен­ный округ. В 1969-м окон­чил кур­сы усо­вер­шен­ство­ва­ния под­го­тов­ки ко­ман­ди­ров ди­ви­зий при Во­ен­ной ака­де­мии име­ни М.В. Фрун­зе. В 1970 го­ду мне бы­ло при­сво­е­но во­ин­ское зва­ние ге­не­рал-май­ор. Че­рез три го­да был на­зна­чен за­ме­сти­те­лем ко­ман­ду­ю­ще­го 5-й гвар­дей­ской тан­ко­вой ар­мии Крас­но­зна­мен­но­го Бе­ло­рус­ско­го во­ен­но­го окру­га, а в 1974 го­ду на­прав­лен для про­хож­де­ния даль­ней­шей служ­бы в Груп­пу со­вет­ских войск в Гер­ма­нии на долж­ность за­ме­сти­те­ля ко­ман­ду­ю­ще­го 2-й гвар­дей­ской тан­ко­вой ар­мии. Был уво­лен с во­ен­ной служ­бы 1 ян­ва­ря 1979 го­да, пе­ре­ехал в Минск.

Ле­ген­дар­ный тан­кист ге­не­рал-май­ор Алек­сандр Фень.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.