В рит­ме СЕРД­ЦА

По­сле огром­но­го зри­тель­ско­го ууспе­ха филь­ма «Лю­ди на бо­ло­те», сня­то­го по одод­но­имен­но­му ро­ма­ну Ива­на Ме­ле­жа 35 лет на­зна­зад, че­рез год вы­шло его про­дол­же­ние – «Ды­хДы­ха­ние гро­зы». Глав­ную роль Ган­ны­Ган Чер­нуш­ки в эпи­че­ской бе­ло­рус­ской ллен­те Вик­то­ра Ту­ро­ва

7 dney - - Куль­ту­ра - Бе­се­до­вал Ар­тур МЕХ­ТИ­ЕВ

Ве­ду­щие ки­но­кри­ти­ки счи­та­ют кар­ти­ну «Лю­ди на бо­ло­те» луч­шей экра­ни­за­ци­ей жиз­ни бе­ло­рус­ской де­рев­ни. Для са­мой ак­три­сы эта роль ста­ла на­сто­я­щей твор­че­ской уда­чей и са­мой зна­чи­мой ра­бо­той в ее ак­тер­ской судь­бе. И по­это­му ко­рен­ную моск­вич­ку мил­ли­о­ны зри­те­лей ста­ли ис­кренне счи­тать бе­ло­рус­ской ак­три­сой. У лю­би­мо­го ре­жис­се­ра Вик­то­ра Ту­ро­ва ак­три­са сыг­ра­ла еще в филь­ме «Шлях­тич За­валь­ня, или Бе­ла­русь в фан­та­сти­че­ских рас­ска­зах». Все­го на ее сче­ту бо­лее 50 ро­лей в кино. Я счаст­лив, что с Еле­ной Бор­зо­вой нас свя­зы­ва­ет дав­няя друж­ба, по­это­му, бу­дучи в Москве, я не мог не вос­поль­зо­вать­ся слу­ча­ем и к юби­лею филь­ма «Ды­ха­ние гро­зы» по­го­во­рить о нем.

– Еле­на, вы – ко­рен­ная моск­вич­ка, а как по­лу­чи­лось, что так хо­ро­шо сыг­ра­ли по­ле­шуч­ку Чер­нуш­ку, что дру­гой Ган­ны бе­ло­рус­ский зри­тель в три­ло­гии «Лю­ди на бо­ло­те» уже не пред­став­ля­ет?

– Ко­гда ме­ня при­гла­си на ки­но­про­бы в фильм «Лю­ди на бо­ло­те», я при­е­ха­ла в Минск, не по­ни­мая, кто ме­ня по­звал, со­вер­шен­но не зная про­из­ве­де­ние Ме­ле­жа, по­это­му труд­но пред­став­ля­ла свою роль. Ки­но­про­бы на «Бе­ла­русь­филь­ме» про­шли быст­ро, и толь­ко в кон­це съе­мок при­шел ре­жис­сер и по­про­сил: «А мож­но не текст сце­на­рия, а, на­при­мер, сым­про­ви­зи­ро­вать, что ты си­дишь с по­дру­га­ми, раз­го­ва­ри­ва­ешь с ни­ми, по­ешь?» Я сым­про­ви­зи­ро­ва­ла, как ска­зал ре­жис­сер, и боль­ше он мне ни­ка­ких за­дач не ста­вил. Я уеха­ла во Вла­ди­вос- ток на га­стро­ли и там по­лу­чи­ла те­ле­грам­му, что утвер­жде­на, толь­ко не на роль Ха­дось­ки, а на глав­ную роль Ган­ны. Я бы­ла по­тря­се­на пред­ло­же­ни­ем. Да­же ко­гда при­е­ха­ла в Минск, бы­ла уве­ре­на, что они оши­ба­ют­ся.

И толь­ко спу­стя го­ды узна­ла, что у Ту­ро­ва бы­ли недоб­ро­же­ла­те­ли, ко­то­рые ре­ши­ли, что ес­ли я бу­ду иг­рать не Ха­дось­ку, а Ган­ну, Ту­ров обя­за­тель­но про­ва­лит­ся. А то­гда пер­вый съ­е­моч­ный для ме­ня день был вол­ни­те­лен – раз­би­ли та­рел­ку, и я впер­вые вы­шла на съе­моч­ную пло­щад­ку в ро­ли Ган­ны. Ве­че­ром, ко­гда от­ме­ча­ли пер­вый съ­е­моч­ный день, Ту­ров ме­ня по­тряс. Он по­до­шел ко мне и ска­зал: «Ле­на, смот­ри, вот эти ак­те­ры – Ген­на­дий Гар­бук и Ли­ля Да­ви­до­вич – мно­го лет в те­ат­ре иг­ра­ли Ва­си­ля и Ган­ну, а так­же у них был те­ле­ви­зи­он­ный спек­такль, и за это они за­слу­жен­но по­лу­чи­ли на­гра­ды и их в Бе­ла­ру­си все зна­ют. Не­смот­ря на это, Ли­ля от­да­ла те­бе свою роль Ган­ны и в филь­ме иг­ра­ет со­всем дру­гую роль, по­это­му пой­ди и по­бла­го­да­ри ее». Есте­ствен­но, я по­до­шла и по­бла­го­да­ри­ла, за­ве­рив Ли­лию Да­ви­до­вич, что по­ста­ра­юсь роль не ис­пор­тить. За­тем у ме­ня бы­ло несколь­ко съе­моч­ных дней, по­сле ко­то­рых на­сту­пил пе­ре­рыв, и мы с му­жем уеха­ли от­ды­хать.

Ко­гда при­шла те­ле­грам­ма воз­вра­щать­ся на съ­ем­ки, муж ка­те­го­ри­че­ски ме­ня не от­пус­кал. Я еще бы­ла мо­ло­дая и под­чи­ни­лась ему, по­это­му от­пра­ви­ла от­вет­ную те­ле­грам­му, что бо­лею и на съ­ем­ки не при­еду. Но съ­ем­ки нуж­но бы­ло про­дол­жать, и Ту­ров за мной при­слал «кон­вой». Я вы­нуж­де­на бы­ла со­гла­сить­ся, не­смот­ря на про­те­сты му­жа. Мне бы­ло стыд­но, что по­слу­ша­лась му­жа, по­это­му пы­та­лась оправ­дать­ся пе­ред Ту­ро­вым. Но он из-за это­го прак­ти­че­ски пе­ре­стал со мной раз­го­ва­ри­вать. Ис­клю­че­ние де­лал, ес­ли нуж­но бы­ло об­су­дить ка­кие-то тех­ни­че­ские мо­мен­ты. Тем не ме­нее, мне ра­бо­та­лось очень лег­ко, ия с удо­воль­стви­ем пог-

Ме­леж со­здал уни­каль­ное про­из­ве­де­ние не о том, как уста­нав­ли­ва­лась Со­вет­ская власть на По­ле­сье, а о том, как раз­ру­ши­ли ду­ши лю­дей.

ру­жа­лась в ат­мо­сфе­ру филь­ма, ко­то­рую со­зда­ли и ав­тор ро­ма­на Ме­леж, и Ту­ров, и опе­ра­тор, и ху­дож­ник филь­ма. У нас бы­ла груп­па со­ли­дар­ных лю­дей, оди­на­ко­во твор­че­ски чув­ству­ю­щих и мыс­ля­щих. Это, как го­во­рят, лю­ди, лю­бя­щие друг дру­га, смот­ря­щие не друг на дру­га, а в од­ну сто­ро­ну. Вся съе­моч­ная груп­па лю­би­ла то, чем за­ни­ма­лась, по­это­му и фильм по­явил­ся как дол­го­ждан­ный и лю­би­мый ре­бе­нок.

А ко­гда сни­ма­ли про­дол­же­ние «Ды­ха­ние гро­зы», оно по­лу­чи­лось еще луч­ше, по­то­му что мы иг­ра­ли как те ге­рои, ко­то­рые рас­стать­ся со сво­и­ми об­ра­за- ми уже не мо­гут. В «Ды­ха­нии гро­зы» моя Ган­на взрос­ле­ла. Во вре­мя съе­мок у ме­ня умер отец, за­тем ро­дил­ся ре­бе­нок, и это сов­па­ло со сце­ной смер­ти мо­ей экран­ной до­че­ри. Бла­го­да­ря сво­е­му жиз­нен­но­му опы­ту я по­ни­ма­ла, что та­кое – рож­де­ние и смерть, как при­хо­дит че­ло­век в жизнь и как ее по­ки­да­ет.

Ме­леж со­здал уни­каль­ное про­из­ве­де­ние не о том, как уста­нав­ли­ва­лась Со- вет­ская власть на По­ле­сье, а о том, как раз­ру­ши­ли ду­ши лю­дей. Ко­гда за­кан­чи­ва­лись съ­ем­ки, Ту­ров по­ка­зал фильм в Го­с­ки­но, ку­да по­звал и ме­ня. Фи­нал кар­ти­ны за­кан­чи­вал­ся тем, что Ган­на по­сле пер­вой брач­ной но­чи стро­ит с од­но­сель­ча­на­ми гать че­рез бо­ло­то. Все в хо­ро­шем на­стро­е­нии, ве­се­лые, не­смот­ря на то, что сто­ят по по­яс в бо­ло­те. И толь­ко од­на Ган­на не по­ни­ма­ет, что за ве­се­лье и в ка­кое свет­лое бу­ду­щее оно при­ве­дет. Она

вы­шла за­муж за нелю­би­мо­го, по­то­му что неку­да бы­ло де­вать­ся. В филь­ме лю­ди ду­ма­ли, что стро­ят до­ро­гу в свет­лое бу­ду­щее, но мы же зна­ем, ку­да это бу­ду­щее за­ве­ло всю стра­ну. Ту­ров уже тог- да все по­ни­мал и по­это­му так за­кон­чил фильм. Но в Го­с­ки­но, по­смот­рев фильм, по­про­си­ли Ту­ро­ва его пе­ре­мон­ти­ро­вать. Ре­жис­сер вы­нуж­ден был под­чи­нить­ся, и в ре­зуль­та­те фильм по­лу­чил­ся со­всем с дру­гим фи­на­лом. По­ни­ма­е­те, это как вы­бро­сить так­ты из пес­ни! В ре­зуль­та­те фильм по­те­рял те­му и ритм, из­на­чаль­но за­ло­жен­ный ре­жис­се­ром. А ведь он был очень точ­ным по дви­же­нию ду­ши, как кар­дио­грам­ма серд­ца. Ду­маю, в на­ше вре­мя, ес­ли бы Вик­тор Ти­мо­фе­е­вич был жив, он бы вос­ста­но­вил фильм, как его за­ду­мы­вал.

– Не­смот­ря на то, что вы рас­ска­за­ли, фильм был очень хо­ро­шо при­нят, и за роль Ган­ны вы удо­сто­и­лись Го­су­дар­ствен­ной пре­мии СССР. Он был по­ка­зан на раз­ных меж­ду­на­род­ных фе­сти­ва­лях... А как там его при­ни­ма­ли, ка­кие от­зы­вы?

– В Че­хии на ки­но­фе­сти­ва­ле в Кар­ло­вых Ва­рах по­сле про­смот­ра я, Ту­ров и из­вест­ный ита­льян­ский ре­жис­сер, опе­ра­тор Де Сан­тис гу­ля­ли по очень кра­си­вой на­бе­реж­ной. И Де Сан­тис ска­зал: «У вас очень эро­тич­ное кино!» Мы с Ту­ро­вым пе­ре­гля­ну­лись, и Де Сан­тис объ­яс­нил нам: «В ита­льян­ском кино все со всех сто­рон и во всех ра­кур­сах, и по­это­му мне не хо­чет­ся смот­реть та­кие кар­ти­ны. Я чув­ствую се­бя им­по­тен­том, ме­ня фильм не за­во­дит. А ко­гда я смот­рел ва­ше кино, у ме­ня бы­ли му­раш­ки по ко­же, я вол­но­вал­ся и был воз­буж­ден». Мы по­ня­ли, о чем он го­во­рит. Я об этом вспом­ни­ла, ко­гда в го­ды пе­ре­строй­ки в на­ших филь­мах ста­ли по­ка­зы­вать жен­щин в пол­ный рост в ду­ше, от­кро­вен­ные по­стель­ные сце­ны. Я про­во­ди­ла в при­мер Де Сан­ти­са, что он об этом го­во­рил. Не нуж­но на экране по­ка­зы­вать все, дай­те до­ду­мать зри­те­лю, дай­те ему по­вол­но­вать­ся! Дай­те зри­те­лю по­чув­ство­вать, как это чув­ству­ют ге­рои филь­ма. Ту­ров че­рез нас пе­ре­дал лю­бовь друг к дру­гу, чув­ство же­ла­ния, и это вид­но на экране. Спа­си­бо Ива­ну Ме­ле­жу, Вик­то­ру Ти­мо­фе­е­ви­чу Ту­ро­ву, всей съе­моч­ной груп­пе, по ко­то­рой я тос­кую до сих пор. Я счи­таю Бе­ла­русь вто­рой ро­ди­ной, с вос­тор­гом вспо­ми­наю, как при­ня­ли мою роль, как ме­ня теп­ло встре­ча­ли. Низ­кий по­клон ва­шей за­ме­ча­тель­ной стране и всем бе­ло­ру­сам! – Ка­кой са­мый важ­ный урок вы вы­нес­ли из сво­ей жиз­ни?

– Не за­бе­гать впе­ред жиз­ни и пол­но­цен­но ис­поль­зо­вать каж­дый день, на­пол­няя его смыс­лом.

Ду­маю, в на­ше вре­мя, ес­ли бы Ту­ров был жив, он бы вос­ста­но­вил фильм «Лю­ди на бо­ло­те» как его за­ду­мы­вал.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.