революция 1917 го­да:

7 dney - - ТЕМА -

Революция, про­изо­шед­шая в Рос­сии в 1917 го­ду, без пре­уве­ли­че­ния ока­за­ла судь­бо­нос­ное вли­я­ние на ход даль­ней­шей ис­то­рии че­ло­ве­че­ства. Этот те­зис трудно оспа­ри­вать, не­смот­ря на то, что вли­я­ние ока­за­лось как по­ло­жи­тель­ным, так и от­ри­ца­тель­ным. Сто­лет­ний юби­лей тех да­ле­ких ре­во­лю­ци­он­ных со­бы­тий – хо­ро­ший по­вод лиш­ний раз по­раз­мыш­лять на тему о том, что же все-та­ки про­изо­шло в Рос­сии сто лет на­зад и ка­кие для это­го бы­ли при­чи­ны и пред­по­сыл­ки.

Круг­лый стол га­зе­ты «7 дней», про­шед­ший в пресс-цен­тре БЕлТА, до­ка­зал, что ин­те­рес к те­ме ре­во­лю­ции 1917 го­да оста­ет­ся на вы­со­ком уровне и се­год­ня. В ра­бо­те круг ло­го сто­ла при­ня­ли уча­стие кан­ди­дат ис­то­ри­че­ских на­ук де­кан фа­ку льте­та фи­ло­со­фии и со­ци­аль­ных на­ук Бел­го­су­ни­вер­си­те­та Ва­дим ГИГИН, член По­сто­ян­ной к омис­сии по меж­ду­на­род­ным де­лам Па­ла­ты пред­ста­ви­те­лей На­ци­о­наль­но­го со­бра­ния Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь Ви­та­лий МИСЕВЕЦ, ди­рек­тор УП ТРО «Мин­ская вол­на» Тамара ВЯТСКАЯ, журналист и пи­са­тель Яков АлЕКСЕЙЧИК. Как, на ваш взгляд, пра­виль­но на­зы­вать то, что про­изо­шло 100 лет на­зад в Петрограде: революция, пе­ре­во­рот, во­ору­жен­ное вос­ста­ние? Ва­дим Гигин:

– До сих пор сре­ди ис­то­ри­ков и по­ли­то­ло­гов про­дол­жа­ют­ся споры по это­му по­во­ду . Мож­но ис­поль­зо­вать все три опре­де­ле­ния. Ко­гда 25 ок­тяб­ря (7 но­яб­ря) 1917 го­да один по­ли­ти­че­ский ре­жим был за­ме­нен на дру­гой на­силь­ствен­ным пу­тем и на сме­ну Вре­мен­но­му пра­ви­тельств у при­шел Со­вет на­род­ных к омис­са­ров – это был ти­пич­ный го­су­дар­ствен­ный пе­ре­во­рот. Са­ми боль­ше­ви­ки де­сять лет ис­поль­зо­ва­ли этот тер­мин, ко­то­рый по­том за­ме­ни­ли на «Ок­тябрьск ое во­ору­жен­ное вос­ста­ние», что то­же прав­да – вы­ступ­ле­ния ра­бо­чих, сол­дат и мат­ро­сов мир­ны­ми не на­зо­вешь. Но и опре­де­ле­ние «во­ору­жен­ное вос­ста­ние» так­же не пол­но­стью со­от­ветств ует все­му ком­плек­су со­бы­тий, по­это­му «го­су­дар­ствен­ный пе­ре­во­рот» – наи­бо­лее подх одя­щее опре­де­ле­ние. В то же вре­мя факт ре­во­лю­ции нель­зя от­ри­цать, ведь де­ло не огра­ни­чи­ва­лось лишь захватом вла­сти, бы­ло по­ло­же­но на ча­ло дли­тель­но­му про­цес­су пре­об­ра­зо­ва­ний и транс­фор­ма­ций, за­тро­нув­ших все сфе­ры об­ще­ствен­ной жиз­ни. Яков Алексейчик:

– Сло­во «революция» с ла­тин­ско­го пе­ре­во­дит­ся как «пе­ре­во­рот», по­это­му прин­ци­пи­аль­но­го про­ти­во­ре­чия в по­ста­нов­ке во­про­са нет. Да­вать объ­ек­тив­ные оцен­ки по­доб­ным со­бы­ти­ям эпо­халь­но­го мас­шта­ба про­сто необ­хо­ди­мо. Как ска­зал один ан­глий­ский ис­то­рик, про­шлое – не в про­шлом, а в се­го­дняш­нем. Метк о вы­ра­зил­ся и ис­то­рик Клю­чев­ский, го­во­ря о том, что для то­го, что­бы уви­деть бу ду­щее, на­до заг ля­нуть в про­шлое. Мы все хо­тим луч­ше­го бу­ду­ще­го, но для это­го не­обх оди­мо ис­поль­зо­вать все знания, ко­то­рые нам пре­под­нес­ла исто­рия. Ок­тябрь­ская революция 1917 го­да – ве­ли­чай­шее со­бы­тие XX ве­ка, к ото­рое из­ме­ни­ло х од ми­ро­вой ис­то­рии, и это невоз­мож­но от­ри­цать. Тамара Вятская:

– Силь­ную власть из­нут­ри го­су­дар­ства сверг­нуть прак­ти­че­ски невоз­мож­но. Это бы­ло свер­же­ние сла­бой вла­сти. Ва­дим Гигин:

– В по­след­ние го­ды на­блю­да­ет­ся тен­ден­ция объ­еди­нять со­бы­тия фев­ра­ля и ок­тяб­ря 1917 го­да, Г раж­дан­ской вой­ны в еди­ную Рус­скую ре­во­лю­цию. Ино­гда к ней от­но­сят да­же ре­во­лю­ци­он­ные по­тря­се­ния 19051907 го­дов. Т акое мне­ние, на мой взгляд, вы­гля­дит не вполне кор­рект­ным. По сво­им це­лям, при­чи­нам, за­да чам и, са­мое глав­ное, – по ха­рак­те­ру борь­бы за власть и сте­пе­ни пре­об­ра­зо­ва­ний об­ще­ства Ок­тябрь­ская революция кар ди­наль­но от ли­ча­ет­ся от Февраль­ской, что бы­ло четк о за­сви­де­тель­ство­ва­но пер­вы­ми по­сле­ок­тябрь­ски­ми дня­ми, к огда боль­ше­ви­ки взя­ли власть в свои ру­ки. Ка­ко­вы при­чи­ны ок­тябрь­ских со­бы­тий 1917 го­да? Яков Алексейчик:

– К ре­во­лю­ции в Рос­сий­ской им­пе­рии при­ве­ли те, кто управ­лял этой им­пе­ри­ей – пра­вя­щие клас­сы, в осо­бен­но­сти дво­рян­ство, к ото­рое тор­мо­зи­ло все объ­ек­тив­ные ре­фор­мы, за­тра­ги­ва­ю­щие его ин­те­ре­сы и бла­го­со­сто­я­ние. Революция бы­ла за­ко­но­мер­на. Ви­та­лий Мисевец:

– Ок­тябрь­ские со­бы­тия бы­ли неиз­беж­ны, но наск оль­ко все бы­ло тща­тель­но про­ду­ма­но и спла­ни­ро­ва­но боль­ше­ви­ка­ми – се­год­ня ска­зать тру дно. Да­же ле­нин вско­ре по­сле ре­во­лю­ции, как го­во­рит­ся, раз­вел ру­ка­ми и спро­сил: «А что же нам с этим всем де­лать?». Ва­дим Гигин:

– Са­мо­дер­жав­ный по­ли­ти­че­ский ре­жим не устра­и­вал всех: эко­но­ми­ка Рос­сии не вы­дер­жи­ва­ла тя­же­лей­шую на­груз­ку ми­ро­вой вой­ны, не бы­ли ре­ше­ны зе­мель­ный и на­ци­о­наль­ный вопросы. Со­во­куп­ность этих про­блем и неспо­соб­ность су­ще­ство­вав­ше­го по­ли­ти­че­ско­го ре­жи­ма их раз­ре­шить и при­ве­ла к то­му, что ле­нин очень точ­но обо­зна­чил, – «ре­во­лю­ци­он­ной си­ту­а­ции». По­че­му по­бе­ди­ли боль­ше­ви­ки? Ва­дим Гигин:

– лидеры боль­ше­вик ов бы­ли ге­ни­аль­ны­ми по­ли­ти­ка­ми. На мой взг ляд, су­ще­ство­ва­ло три фак­то­ра, за счет че­го они по­бе­ди­ли. Пер­вый: гра­мот­ная тактика при­хо­да к вла­сти. Они пре­крас­но по­ни­ма­ли, что Рос­сия – аг­рар­ная стра­на. Но ес­ли эсе­ры бо­ро­лись за де­рев­ню, то боль­ше­ви­ки во­вре­мя осо­зна­ли, что власть бе­рет­ся в го­ро­дах. На к ого де­лать став­ку? Ко­неч­но, на тех, у к ого есть ору­жие, – на сол­дат. На­при- мер, в Мин­ске в то вре­мя сол­дат бы­ло боль­ше, чем граж­данск ого на­се­ле­ния. По хо­жая си­ту­а­ция сло­жи­лась и в Петрограде. Как го­во­рил один из ли­де­ров ре­во­лю­ции в Беларуси Кно­рин, ок­тябрь­ские со­бы­тия бы­ли имен­но сол­дат­ской ре­во­лю­ци­ей. Вто­рой фак­тор: ве­ли­чай­шее ле­нин­ское изоб­ре­те­ние – пар­тия боль­ше­ви­ков, к ото­рая про­ана­ли­зи­ро­ва­ла весь преды­ду­щий по­ли­ти­че­ский опыт и со­зда­ла еди­ную цен­тра­ли­зо­ван­ную струк­ту­ру, в от ли­чие от дру­гих пар­тий. Тре­тий фак­тор: идео­ло­ги­че­ская гиб­кость. Боль­шин­ство лю­дей при­вык­ло пред­став­лять боль­ше­ви­ков как упря­мых и несго­вор­чи­вых фун­да­мен­та­ли­стов – ни­че­го по­доб­но­го на са­мом де­ле! В те­че­ние ре­во­лю­ции и граж­данск ой вой­ны боль­ше­ви­ки шли на немыс­ли­мые для мно­гих к ом­про­мис­сы, к ото­рые ма­ло­из­вест­ны и аб­со­лют­но не впи­сы­ва­ют­ся в стан­дарт­ные сте­рео­ти­пы. Яков Алексейчик:

– Боль­ше­ви­ки бы­ли гра­мот­ны­ми по­пу­ли­ста­ми – они про­воз­гла­си­ли ло­зун­ги, став­шие очень по­пу­ляр­ны­ми для боль­шин­ства на­се­ле­ния. Не сто­ит за­бы­вать и о том, что на ру­ку боль­ше­ви­кам сыг­ра­ла, бу дем го­во­рить, и от­кро­вен­ная неспо­соб­ность рус­ской мо­нар­хии управ­лять си­ту­а­ци­ей. Ник олай II как по­ли­тик был слаб, его ни­кто уже не под­дер­жи­вал, да­же выс­ший ге­не­ра­ли­тет. Бы­ла ли у Николая II в тот мо­мент воз­мож­ность повли­ять на раз­ви­тие ре­во­лю­ци­он­ной си­ту­а­ции? Ва­дим Гигин:

– По­че­му-то так по­ве­лось, что в ис­то­рии, к огда на­зре­ва­ли ре­во­лю­ци­он­ные си­ту­а­ции, все­гда по­яв­лял­ся один и тот же тип пра­ви­те­ля. В Анг лии – Карл I,

Го­су­дар­ствен­ный Эр­ми­таж пред­ста­вил 25 ок­тяб­ря пуб­ли­ке про­ек­ты к 100-ле­тию ре­во­лю­ции. Мас­штаб­ная экс­по­зи­ция «Зимний дво­рец и Эр­ми­таж. 1917. Исто­рия со­зда­ва­лась здесь» раз­вер­ну­лась прак­ти­че­ски во всех па­рад­ных за­лах му­зея. Бе­ло­рус­ские жур­на­ли­сты и экс­пер­ты-ис­то­ри­ки ста­ли од­ни­ми из пер­вых зри­те­лей вы­ста­вок к 100-ле­тию рус­ской ре­во­лю­ции бла­го­да­ря пресс-ту­ру, ор­га­ни­зо­ван­но­му По­сто­ян­ным ко­ми­те­том Со­юз­но­го го­су­дар­ства и Меж­ду­на­род­ным ин­фор­ма­ци­он­ным агент­ством «Рос­сия се­год­ня».

Ва­дим Гигин. Яков Алексейчик.

Ви­та­лий Мисевец.

Тамара Вятская.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.