Ген­на­дий Ов­сян­ни­ков:

«Я не жа­лею ни о чем!»

7 dney - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Еле­на ЕЛОВИК

Ген­на­дий Ов­сян­ни­ков на пред­ло­же­ние об ин­тер­вью жи­во воз­му­тил­ся: «За­чем? Нет же ни­ка­ко­го по­во­да! Юби­лей по­за­ди, но­вую роль по­ка не да­ли… О чем бол­тать бу­дем?»

Ула­мы­ваю, уго­ва­ри­ваю, вспо­ми­наю за­чем-то встре­чу де­ся­ти­лет­ней дав­но­сти. Мой со­бе­сед­ник в ито­ге да­рит на­деж­ду: «Пе­ре­зво­ни­те че­рез неде­лю, МРЭК вы­не­сет свой вер­дикт, то­гда, воз­мож­но, и по­вод по­явит­ся». Зво­ню в на­зна­чен­ное вре­мя. Узнаю из пер­вых уст, что, ока­зы­ва­ет­ся, ко­мис­сия раз­ре­ши­ла ар­ти­сту, пе­ре­нес­ше­му в на­ча­ле го­да ин­фаркт, ра­бо­тать 35 ча­сов в неде­лю, бо­лее то­го, на­род­ный ар­тист СССР уже два­жды вы­хо­дил на сце­ну Ку­па­лов­ско­го. Вы­хо­дит, та са­мая пуш­кин­ская те­ле­га жиз­ни, о ко­то­рой вспо­ми­нал он недав­но на 80-лет­нем юби­лее, ка­тит по-преж­не­му, а «ям­щик ли­хой, се­дое вре­мя, ве­зет, не сле­зет с об­луч­ка». Знай на­ших!

Звать

В те­ат­ре ме­ня зо­вут Дя­дей, Аве­рья­нов ко­гда-то при­кле­ил та­кую кли­ку­ху, с тех пор она и за­кре­пи­лась за мной. Род­ные на­зы­ва­ют про­сто Ге­ной. Жур­на­лист­ка од­на­жды по­про­си­ла опре­де­лить се­бя од­ним сло­вом. Вы, мол, кто, ба­ла­гур? Ес­ли по­ни­мать ба­ла­гу­ра как непре­стан­но­го бол­ту­на, то та­кой имидж мне не со­всем по ду­ше. А ес­ли в это по­ня­тие вкла­ды­ва­е­те лю­би­те­ля по­шу­тить или по­ве­се­лить­ся, то­гда да, я бли­зок к та­ко­му об­ра­зу.

Гре­шить

Как и у каж­до­го, бы­ли гре­хи мо­ло­до­сти, о ко­то­рых ино­гда стыд­но вспо­ми­нать. Рас­ска­жу лишь об од­ном. За­шли как-то с Юрой Гал­ки­ным в до­мик РСДРП по­про­сить ста­кан­чик. На кры­леч­ке си­дит ба­буш­ка, от­ве­ча­ет: «Бе­ри­те!» Ви­дим, сто­ит на сто­ли­ке гра­фин… Од­на­ко гне­тут со­мне­ния: вро­де в му­зее не со­всем при­лич­но? А ба­буш­ка уточ­ня­ет: «Там ни­ко­го нет. Все на со­ве­ща­нии». За­шли с дру­гом в даль­ний зал, где на­хо­дит­ся ма­кет до­ма-музея Ле­ни­на в Сим­бир­ске, и вы­пи­ли че­куш­ку.

Вос­при­ни­мать

В ка­нун сто­лет­не­го юби­лея Ок­тябрь­ской ре­во­лю­ции мно­го го­во­рят об этом со­бы­тии, осмыс­ля­ют его с вы­со­ты се­го­дняш­не­го по­ле­та. Я уве­рен, что Ле­нин – ге­ни­аль­ный че­ло­век, мо­жет быть, да­же са­мый ге­ни­аль­ный в XX ве­ке, ко­то­рый вско­лых­нул мир, и за ним по­шли мил­ли­о­ны. А что в ито­ге не все по­лу­чи­лось – дру­гой раз­го­вор, но идеи са­ми по се­бе при­вле­ка­тель­ные: все лю­ди рав­ны, жить по со­ве­сти, труд на бла­го об­ще­ства – эти зна­ко­мые фор­му­ли­ров­ки срод­ни хри­сти­ан­ским за­по­ве­дям.

Эк­за­ме­но­вать

В те­ат­раль­ный ин­сти­тут я по­сту­пил лег­ко. На всту­пи­тель­ных эк­за­ме­нах слу­чил­ся ка­зус: по­пал­ся во­прос «Ка­рам­зин как ос­но­ва­тель рус­ско­го сен­ти­мен­та­лиз­ма». А я ж в 8-м клас­се не учил­ся, по­это­му и не знал. Вто­рой раз тя­ну би­лет – то­же, чув­ствую, в нем не си­лен. Мах­нул ру­кой: мол, не судь­ба. Но де­ло в том, что пе­ред ос­нов­ны­ми эк­за­ме­на­ми, на твор­че­ском кон­кур­се, ме­ня те­сти­ро­вал сам Дмит­рий Ор­лов. Ви­ди­мо, я ему чем-то по­нра­вил­ся, по­это­му, ска­жем так, пред­ло­жи­ли вы­тя­нуть еще один «счастливый» би­лет. А сто­ял во­прос о по­эте ре­во­лю­ции, Вла­ди­ми­ре Ма­я­ков­ском. Это уже я знал на все пять бал­лов! В ито­ге ме­ня за­чис­ли­ли, при­чем учил­ся я на кур­се у ле­ген­дар­но­го пе­да­го­га – на­род­но­го ар­ти­ста БССР Кон­стан­ти­на Санникова.

Ту­со­вать­ся

В мо­ло­до­сти у нас бы­ла от­лич­ная ком­па­ния, ку­да вхо­ди­ли в том чис­ле Ко­рот­ке­вич с Бо­ро­ду­ли­ным. Шел од­на­жды с ни­ми по ули­це и что-то ска­зал Во­ло­де, то­му, ви­ди­мо, по­нра­ви­лось, и он по­про­сил: «Ин­те­рес­ная мысль. За­пи­ши в блок­нот». Я вы­пол­нил прось­бу, а Ко­рот­ке­вич стал по­прав­лять, мол, здесь не та­кие зна­ки пре­пи­на­ния. А Гри­ша его оста­нав­ли­ва­ет: «Не тр­э­ба. Хай усе ба­ча­ць, што пi­саў непiсь­мен­ны пi­са­ка!»

Оби­жать­ся

Нет у ме­ня ни на ко­го оби­ды. Нуж­но учить­ся кон­фликт­ные си­ту­а­ции пе­ре­но­сить на юмо­ри­сти­че­ский лад. Ес­ли че­ло­век мне был не очень при­я­тен – из­бе­гал об­ще­ния или ста­рал­ся не бы­вать с ним в од­ной ту­сов­ке.

На­граж­дать

Я не об­де­лен на­гра­да­ми и зва­ни­я­ми, в ко­пил­ке – три ор­де- на, ме­да­ли. Прав­да, на­де­вал их один раз в жиз­ни – на юби­лей Ку­па­лов­ско­го. Вы­ря­ди­лись то­гда вме­сте с Гар­бу­ком и по­шли… На­род рас­смат­ри­вал, го­во­ри­ли хо­ро­шие сло­ва в наш ад­рес. Мо­ло­дежь, на­вер­но, луч­ше зна­ет со­вре­мен­ные на­гра­ды, та­кие, как ор­ден Ско­ри­ны, а вот, ска­жем, что та­кое «Знак По­че­та», мно­гие уже да­же пред­став­ле­ния не име­ют.

По­ли­ти­кан­ство­вать

Я не иг­раю в по­ли­ти­че­ские иг­ры, ни­ка­кие пе­ти­ции не под­пи­сы­ваю. Оп­по­зи­цию я не люб­лю, она толь­ко кри­ти­ку­ет всех и вся, а что-то свое, дель­ное, не пред­ла­га­ет. Пля­вуз­га­ю­ць, пля­вуз­га­ю­ць, а па сут­на­сцi двух слоў звя­за­ць не ўме­ю­ць. Калi вы са­праў­ды за мо­ву, дык павiн­ны са­мi яе добра ве­да­ць. Ля­пi­ць так, каб ад зу­боў ад­ско­ква­ла!

Ком­пью­те­ри­зи­ро­вать

К га­д­же­там рав­но­ду­шен, прав­да, на план­ше­те или в ком­пью­те­ре ино­гда в шаш­ки иг­раю. Но мне в этом тех­но­ло­ги­че­ском раю не очень ин­те­рес­но, я мо­гу взять мно­го по­лез­ной ин­фор­ма­ции из дру­гих ис­точ­ни­ков. В ки­но хо­ро­шо по­ка­зы­ва­ют сю­же­ты из се­го­дняш­ней жиз­ни. Са­дит­ся се­мья за стол обе­дать, и все как один – мама, отец и дочь – уткну­лись но­сом в мо­биль­ник или план­шет.

Вклю­чать

По те­ле­ви­зо­ру смот­рю в ос­нов­ном но­вост­ные пе­ре­да­чи, ка­нал «Куль­ту­ра». Рань­ше при­ли­пал к экра­ну, ко­гда по­ка­зы­ва­ли « Жди ме­ня». Там та­кие силь­ные сю­же­ты бы­ли, та­кая дра­ма­тур­гия: ска­жем, спу­стя 50 лет лю­ди на­хо­дят друг дру­га. Там ак­те­ру бы­ло че­му по­учить­ся. А се­го­дня та­ко­го уров­ня пе­ре­да­чи, увы, нет…

Сни­мать­ся

Ко­гда ме­ня спра­ши­ва­ют, есть ли се­го­дня филь­мы, ко­то­рые про­из­ве­ли на ме­ня боль­шое впе­чат­ле­ние, при­зна­юсь, что не мо­гу вспом­нить та­кой фильм­со­бы­тие. Ушли ма­сте­ра, сни­мать неко­му, хо­ро­ших сце­на­ри­ев не при­но­сят. Сде­ла­ли про­дол­же­ние «Бе­лых рос», сам Ду­да­рев сра­зу же от­кре­стил­ся от но­вой вер­сии, за­явив, что не име­ет к это­му «нiя­ка­га да­чы­нен­ня». Ху­до­же­ствен­ные до­сто­ин­ства этой кар­ти­ны да­же не сто­ит об­суж­дать, сде­ла­ли оче­ред­ную де­ше­вую ме­ло­дра­му и толь­ко.

Жа­леть

Я не ве­ли­ко­воз­раст­ная ак­три­са, жа­ле­ю­щая о том, что не уда­лось сыг­рать Джу­льет­ту. Не сыг­рал, зна­чит, и не на­до! Вон сколь­ко се­го­дня мо­ло­дых, та­лант­ли­вых ак­те­ров, им и кар­ты в ру­ки. Мне по­счаст­ли­ви­лось сыг­рать и в те­ат­ре, и в ки­но мно­го ха­рак­тер­ных пер­со­на­жей. На «Воль­ной сцене» ко­гда-то шу­тя ме­ня на­зва­ли «Терешко всех вре­мен». На­вер­но, по­то­му, что в этой ро­ли (из дра­мы Ма­ка­ён­ка. – Прим. авт.) 650 раз вы­хо­дил на сце­ну.

В свои 80 с ко­пей­ка­ми я по­ни­маю, что мо­ло­дость вер­нуть нель­зя, а ес­ли бы и вер­нул, то вме­сте с те­ми, с кем по­зна­вал «прав­ду чувств и ис­крен­ность стра­стей», по­зна­вал, что та­кое дружба, пре­да­тель­ство, где бо­си­ком, с ва­лен­ка­ми под мыш­кой, бе­га­ли с ре­бя­та­ми по лу­жам в шко­лу. Но все это оста­лось в про­шлом ве­ке, в дво­ри­ках Бе­лы­ни­чей да в ко­ри­до­рах мо­ей па­мя­ти. А о се­бе я все­гда го­во­рю ва­ше­му бра­ту так: «Ни от ко­го не от­ка­зы­ва­юсь. Ни о чем не жа­лею. Ни­чем дру­гим не смог бы за­ни­мать­ся в жиз­ни».

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.