«МОЯ МИ­ШЕЛЬ»

Та­тья­на Тка­чук: «Ме­ня бла­го­сло­вил Юрий Шев­чук».

AiF Minsk - - ПЕРСОНА ГЛАВНОЕ - Вла­ди­мир ПОЛУПАНОВ

ВО­КА­ЛИСТ­КА ГРУП­ПЫ «МОЯ МИ­ШЕЛЬ» ТА­ТЬЯ­НА ТКА­ЧУК О ТОМ, ЧТО ТА­КОЕ «СОЛЁНЫЙ ЯЗЫК», КАК ЗАПИСЫВАЛАСЬ ПЕС­НЯ ДЛЯ ФИЛЬ­МА «ВИКИНГ» И КТО ТА­КАЯ ДУ­РА.

Груп­па «Моя Ми­шель» ста­ла недав­ним от­кры­ти­ем на му­зы­каль­ной сцене, а их хит «Ду­ра» - один из наи­бо­лее ча­сто ска­чи­ва­е­мых в офи­ци­аль­ных рус­ско­языч­ных му­зы­каль­ных сер­ви­сах. «АиФ» по­го­во­рил с во­ка­лист­кой и «ли­цом» груп­пы Та­тья­ной ТКА­ЧУК.

- «Ду­ра» - пер­вая пес­ня в ва­шем ис­пол­не­нии, услы­шан­ная мной. Ме­ня по­ра­зи­ло, как лег­ко вы при­зна­ё­тесь: «Я же твоя ду­ра». Есть у этой песни предыс­то­рия? - Лю­бовь. - Жен­щи­на в этом со­сто­я­нии ощу­ща­ет се­бя ду­рой? - Она не ощу­ща­ет, она ду­ра. - Но вы не про­из­во­ди­те впе­чат­ле­ния...

- …мо­гу про­из­во­дить, от­че­го же. Мне ка­жет­ся, это очень тро­га­тель­но.

- В песне «Настя» вы по­ё­те: «Я та­кая пья­ная и ту­пая». «Настя» - это кто?

- Мне ка­жет­ся, что и муж­чи­ны - Сер­гей, Ва­дим, Алек­сандр Ива­но­вич - мо­гут в ка­кой-то мо­мент жиз­ни быть На­стей. Это не про кон­крет­но­го че­ло­ве­ка, а про со­сто­я­ние ду­ши.

«ШУ­ЧУ Я ТАК»

- По­че­му вы, фи­ло­лог, так воль­но об­ра­ща­е­тесь с язы­ком? «Утром двор­ни­ков рань­ше снег вста­нет…», «лас­ко­вость»…

- Мне ка­жет­ся, что лю­ди, ча­ще всех де­ла­ю­щие ошиб­ки и ма­те­ря­щи­е­ся, - это фи­ло­ло­ги… Это я так шу­чу. Но ино­гда мы стран­но раз­го­ва­ри­ва­ем: ин­вер­си­ей и нео­ло­гиз­ма­ми.

- Вы при­зна­ва­лись, что с дет­ства раз­го­ва­ри­ва­ли на стран­ном «со­лё­ном» язы­ке. Это как?

- На Даль­нем Во­сто­ке сре­ди де­тей (а мне то­гда бы­ло лет шесть) су­ще­ство­вал та­кой «солёный» язык… Нуж­но по­сле каж­до­го сло­га до­бав­лять «с» и глас­ную сло­га. На­при­мер: я яса, ты - ты­сы. Мы по­шли - мысы по­со­шли­си. Я до сих пор мо­гу на нём раз­го­ва­ри­вать. Воз­мож­но, он при­шёл из тю­рем- ной сре­ды. Но по­че­му-то при­жил­ся сре­ди де­тей. И не­ко­то­рые из нас, овла­дев им, ря­дом с ро­ди­те­ля­ми мог­ли раз­го­ва­ри­вать о чём угод­но, да­же на те­мы, ко­то­рые нель­зя при взрос­лых об­суж­дать. В том чис­ле нецен­зур­но вы­ра­жать­ся.

«НЕ МЫСЛЮ КАК ПО­ЭТ»

- А ка­рье­ру учи­те­ля рус­ско­го язы­ка и ли­те­ра­ту­ры вы про­ме­ня­ли на му­зы­ку по ка­кой при­чине? Вы ведь все­го 5 ме­ся­цев пре­по­да­ва­ли. За это вре­мя успе­ли разо­ча­ро­вать­ся?

- Не про­ме­ня­ла. Язык и ли­те­ра­ту­ра по­преж­не­му при­сут­ству­ют в мо­ей жиз­ни. Игорь Мат­ви­ен­ко во­об­ще го­во­рит, что я мыслю как по­эт, а не как ком­по­зи­тор, и му­зы­ку пи­шу как по­эт. Я с ним, ко­неч­но, не со­глас­на… Ко­гда мы с ним пи­са­ли пес­ню для филь­ма «Викинг», он ме­ня по­про­сил на­пи­сать сти­хи на «фо­не­ти­че­скую ры­бу», что­бы там бы­ли от­кры­тые сло­ги. Ну­жен был осо­бый язык, немно­го фольк­лор­ный. Но у ме­ня та­ко­го опы­та не бы­ло преж­де. По­это­му я пе­ре­пи­сы­ва­ла сти­хи 8 или 9 раз.

- Ко­гда я вас впер­вые услы­шал, то сра­зу по­ду­мал, что пес­ня­ми и ма­не­рой ис­пол­не­ния вы очень на­по­ми­на­е­те Илью Ла­гу­тен­ко. На­сколь­ко близ­ко вам твор­че­ство груп­пы «Му­мий Тролль»? -Даль­ний Во­сток был очень «про­ка­чан» его му­зы­кой. Груп­па же на­ша, даль­не­во­сточ­ная, по­это­му и иг­ра­ла у нас «из каж­до­го утю­га». Ко­неч­но, я его слы­ша­ла. Ко­гда мне бы­ло 15, в Бла­го­ве­щенск од­но­вре­мен­но при­е­ха­ли на га­стро­ли «Му­мий Тролль» и «ДДТ». Но у ме­ня де­нег хва­та­ло толь­ко на один кон­церт. Хо­тя мне очень нра­вил­ся «Му­мий Тролль» (и мы да­же встре­ча­ли му­зы­кан­тов в аэро­пор­ту), я по­шла на кон­церт «ДДТ»… - Я слы­шал, что Юрий Шев­чук это оце­нил и да­же дал вам де­нег на такси…

- Мож­но да­же ска­зать, что он ме­ня бла­го­сло­вил. Мы, ком­па­ния юных лю­дей, под­жи­да­ли его ря­дом с оте­лем по­сле кон­цер­та. И он при­гла­сил нас к се­бе в но­мер. Пел нам под ги­та­ру свои песни, рас­ска­зы­вал мно­го ин­те­рес­ных ис­то­рий: про че­чен­скую вой­ну, про слож­но­сти сво­ей лич­ной жиз­ни, про же­ну. Мне нуж­но бы­ло ехать до­мой, уже ушёл по­след­ний ав­то­бус, и па­па по те­ле­фо­ну тре­бо­вал: «Немед­лен­но при­ез­жай до­мой». Я раз­ры­да­лась. Уез­жать не хо­те­лось. Но при­шлось. И да, Шев­чук дал мне де­нег на такси… Эта встре­ча про­из­ве­ла на ме­ня на­столь­ко силь­ное впе­чат­ле­ние, что бук­валь­но на сле­ду­ю­щий день я впа­ла в силь­ную под­рост­ко­вую де­прес­сию: у ме­ня про­изо­шла пе­ре­оцен­ка цен­но­стей, и я на мно­гие ве­щи ста­ла смот­реть по-дру­го­му.

- А до этой встре­чи вы бы­ли лег­ко­мыс­лен­ной?

- А я и сей­час лег­ко­мыс­лен­ная. До встре­чи с Шев­чу­ком я бы­ла ду­шой ком­па­нии. И стре­ми­лась быть в цен­тре вни­ма­ния. На ка­ких-то ве­че­рин­ках да­же бы­ла ве­ду­щей. А сей­час да­же и не знаю, что нуж­но сде­лать, что­бы за­ста­вить ме­ня быть ве­ду­щей.

«Я И СЕЙ­ЧАС ЛЕГКОМЫС ЛЕННАЯ. НО УЖЕ НЕ ДУ ША КОМПА НИИ».

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.