МИЛЛИОН АЛЫХ РОЗ

Ле­ген­да о ху­дож­ни­ке, до­стой­ная быть прав­ди­вой.

AiF Minsk - - ИСТОРИИ ЛЮБВИ СВОБОДНОЕ ВРЕМЯ - Оль­га ГРАЖИНА

«ЖИЛ-БЫЛ ХУДОЖНИК ОДИН, / ДОМИК ИМЕЛ И ХОЛСТЫ, / НО ОН АК­ТРИ­СУ ЛЮ­БИЛ, / ТУ, ЧТО ЛЮ­БИ­ЛА ЦВЕ­ТЫ. / ОН ТО­ГДА ПРОДАЛ СВОЙ ДОМ, / ПРОДАЛ КАР­ТИ­НЫ И КРОВ / И НА ВСЕ ДЕНЬГИ КУ­ПИЛ / ЦЕЛОЕ МО­РЕ ЦВЕ­ТОВ…» МАЛО КТО ЗНА­ЕТ, ЧТО ЗНА­МЕ­НИ­ТЫЙ ХИТ АЛЛЫ ПУГАЧЕВОЙ ПОСВЯЩЕН ГРУЗИНСКОМУ ХУДОЖНИКУ НИКО ПИРОСМАНИ И ЕГО ЛЮБ­ВИ К ФРАНЦУЗСКОЙ АК­ТРИ­СЕ МАРГАРИТЕ ДЕ СЕВР, ГАСТРОЛИРОВАВШЕЙ В ТИФЛИСЕ.

МЕ­СТО ДЛЯ ЧУВСТВ

Жизнь Нико Пиросмани окру­же­на ле­ген­да­ми, ко­то­рые сла­га­ли его дру­зья и по­чи­та­те­ли. Од­на из них - о стра­сти бед­но­го ху­дож­ни­ка к ак­три­се, по­да­рив­ше­го ей миллион роз, - ста­ла сим­во­лом бес­ко­рыст­ной без­от­вет­ной люб­ви. На са­мом де­ле эта история - очень в ду­хе Пиросмани, ко­то­ро­го счи­та­ли че­ло­ве­ком не от ми­ра се­го. Ему слож­но бы­ло найти свое ме­сто в обы­ден­ной жиз­ни. Един­ствен­ное, что ему нра­ви­лось, - ри­со­вать. Он ни­ко­гда не учил­ся живописи, не знал ана­то­мии и не имел представления о пер­спек­ти­ве - впо­след­ствии его на­зва­ли «при­ми­ти­ви­стом» и «пред­ста­ви­те­лем на­ив­но­го ис­кус­ства». Этих слов он то­же, ра­зу­ме­ет­ся, не знал. Пиросмани про­сто ри­со­вал как умел, как ви­дел, как чув­ство­вал, так, как ри­су­ют дети - не ру­кой, а серд­цем.

Нико ро­дил­ся в 1862 го­ду в бед­ной кре­стьян­ской се­мье на во­сто­ке Гру­зии. Он сыз­маль­ства по­мо­гал от­цу воз­де­лы­вать зем­лю, а ед­ва вы­па­да­ла сво­бод­ная ми­нут­ка, мчал­ся до­мой, где его жда­ли огры­зок ка­ран­да­ша и об­ры­вок бу­ма­ги. Ре­бе­нок ста­ра­тель­но вы­пи­сы­вал раз­лич­ную утварь, жи­вот­ных, лю­дей - в нем про­сы­пал­ся художник.

По­сле смер­ти ро­ди­те­лей си­ро­ту при­гре­ла бо­га­тая ар­мян­ская се­мья Ка­лан­та­ро­вых, у ко­то­рых отец Нико ра­бо­тал са­дов­ни­ком в по­след­ние го­ды жиз­ни. Опе­ку­ны за­бра­ли маль­чи­ка в Ти­флис (ны­неш­ний Тби­ли­си). И тех пор име­на Пиросмани и го­ро­да нераз­рыв­но свя­за­ны - ле­ген­ды о лю­би­мом Нико го­ро­жане пе­ре­да­ют из по­ко­ле­ния в по­ко­ле­ние.

Ка­лан­та­ро­вы очень при­вя­за­лись к Нико и с гор­до­стью де­мон­стри­ро­ва­ли го­стям тво­ре­ния при­ем­но­го сы­на. Маль­чик то­же пи­тал к бла­го­де­те­лям неж­ные чув­ства, а осо­бен­но пыл­кие - к стар­шей до­че­ри Ка­лан­та­ро­вых Эли­за­бет. Нико про­жил в при­ем­ной се­мье по­чти 15 лет. И, ко­гда ему ис­пол­ни­лось 27 лет, он ре­шил­ся от­крыть свое серд­це Эли­за­бет и по­про­сил ее ру­ки. И тут ста­ло яс­но, что да­же об­щее дет­ство и дол­гие го­ды жиз­ни под од­ной кры­шей не раз­ру­ши­ли со­слов­ных ба­рье­ров. Юно­ше да­ли по­нять, что кре­стьян­ско­му сы­ну без гро­ша в кар­мане не при­ста­ло меч­тать о бо­га­той на­след­ни­це… От­каз де­вуш­ки глу­бо­ко ра­нил Нико. Он не мог боль­ше оста­вать­ся в став­шем чу­жим до­ме сре­ди лю­дей, не же­лав­ших при­знать его ров­ней, и от­пра­вил­ся ку­да гла­за гля­дят. С то­го дня он боль­ше ни ра­зу не ви­дел­ся с Ка­лан­та­ро­вы­ми.

ОДИН В ТОЛПЕ

Нико пе­ре­би­вал­ся слу­чай­ны­ми за­ра­бот­ка­ми и меч­тал от­крыть жи­во­пис­ную ма­стер­скую, чтобы за­ра­ба­ты­вать на жизнь лю­би­мым де­лом. Но за­каз­чи­ки не спе­ши­ли к нему. То­гда Пиросмани на все деньги от­крыл мо­лоч­ную лав­ку - прав­да, ве­сти де­ла в ней он по­про­сил дав­не­го дру­га, а сам все­це­ло от­дал­ся живописи. Он без уста­ли писал кар­ти­ны и про­да­вал их ча­сто за столь ни­чтож­ную сум­му, что она не по­кры­ва­ла да­же рас­хо­дов на крас­ку.

Жи­те­ли Ти­фли­са ис­кренне по­лю­би­ли ху­дож­ни­ка, у него по­яви­лось мно­же­ство дру­зей. Нем­но­го­слов­ный и до­воль­но за­мкну­тый, в кру­гу при­я­те­лей Нико пре­об­ра­жал­ся и был го­тов ве­сти дол­гие бе­се­ды. Но ино­гда он вдруг за­мол­кал, ста­но­вил­ся за­дум­чи­вым, его взгляд устрем­лял­ся вдаль. По­том он под­ни­мал­ся в ма­стер­скую, где рож­да­лось оче­ред­ное тво­ре­ние.

Но при­сту­пы ме­лан­хо­лии сме­ня­лись ве­се­льем, и Нико от­прав­лял­ся в Ор­та­чаль­ский сад - ме­сто, где бы­ли со­сре­до­то­че­ны уве­се­ли­тель­ные за­ве­де­ния Ти­фли­са. Бла­го деньги в его кар­ма­нах во­ди­лись, он да­же по­ду­мы­вал о по­куп­ке неболь­шо­го до­ми­ка на окраине го­ро­да. Но эти пла­ны бы­ли за­бы­ты в пре­крас­ный ве­сен­ний день, ко­гда Нико встретил лю­бовь всей сво­ей жиз­ни и по­те­рял го­ло­ву.

Ти­флис в на­ча­ле ХХ ве­ка сла­вил­ся как ме­сто, где мож­но бы­ло уви­деть вы­ступ­ле­ния мно­гих ев­ро­пей­ских зна­ме­ни­то­стей. В мар­те 1909 го­да на ули­цах го­ро­да по­яви­лись афи­ши, за­зы­вав­шие пуб­ли­ку на га­стро­ли фран­цуз­ско­го театра ми­ни­а­тюр «Бель вю». «Изю­мин­кой» представления бы­ло вы­ступ­ле­ние пре­крас­ной тан­цов­щи­цы и певицы Мар­га­ри­ты де Севр. Пиросмани в тот ве­чер пи­ро­вал с дру­зья­ми в Ор­та­чаль­ском са­ду, а за­тем они все вме­сте от­пра­ви­лись в ва­рье­те. Нико во­шел в зал… и за­мер. На сцене пе­ла и тан­це­ва­ла изящ­ная де­вуш­ка с ча­ру­ю­щим неж­ным го­ло­сом, ис­кря­щи­ми­ся гла­за­ми и оси­ной та­ли­ей. Фран­цу­жен­ка сра­зи­ла Пиросмани на­по­вал. «Не жен­щи­на - жем­чу­жи­на из дра­го­цен­но­го лар­ца!» - вос­клик­нул он. По­сле кон­цер­та, буд­то на что­то ре­шив­шись, Нико по­ки­нул при­я­те­лей и скрыл­ся. Дру­зья ху­дож­ни­ка и пред­по­ло­жить не мог­ли, что он за­ду­мал.

ДУШИСТЫЙ ДАР

Утром сле­ду­ю­ще­го дня Ти­флис за­мер в удив­ле­нии, не по­ни­мая, что про­ис­хо­дит. По ули­це тя­ну­лась про­цес­сия, оку­тан­ная див­ным аро­ма­том. Де­вять по­во­зок вез­ли к го­сти­ни­це, где жи­ла Маргарита, охап­ки цве­тов. Подъ­е­хав к до­му, воз­ни­цы ста­ли неспеш­но сгру­жать свой необыч­ный груз. Че­рез несколь­ко мгно­ве­ний мо­сто­вая пре­вра­ти­лась в див­ный цве­ти­стый ко­вер.

«Ни­кто не ре­шал­ся пер­вым сту­пить на этот цве­ту­щий ко­вер, до­хо­див­ший лю­дям до са­мых ко­лен… Ка­ких цве­тов тут толь­ко не бы­ло! Бес­смыс­лен­но их пе­ре­чис­лять! Позд­няя иран­ская си­рень… Густая ака­ция с от­ли­ва­ю­щи­ми се­реб­ром ле­пест­ка­ми. Ди­кий бо­ярыш­ник... Неж­ная си­няя ве­ро­ни­ка, бе­го­ния и мно­же­ство раз­но­цвет­ных ане­мон. Изящ­ная кра­са­ви­ца жи­мо­лость в ро­зо­вом ды­му, крас­ные во­рон­ки ипо­меи, ли­лии, мак, все­гда вы­рас­та­ю­щий на ска­лах имен­но там, где упа­ла хо­тя бы са­мая ма­лень­кая кап­ля пти­чьей кро­ви, на­стур­ция, пи­о­ны и ро­зы, ро­зы, ро­зы всех раз­ме­ров, всех за­па­хов, всех цве­тов - от чер­ной до бе­лой и от зо­ло­той до блед­но-ро­зо­вой, как ран­няя за­ря. И ты­ся­чи дру­гих цве­тов», так опи­сал необыч­ный дар ху­дож­ни­ка Кон­стан­тин Па­у­стов­ский в сво­ей «По­ве­сти о жиз­ни». Ле­ген­да эта жи­ла в памяти го­ро­жан, и они спу­стя де­ся­ти­ле­тия охот­но де­ли­лись вос­по­ми­на­ни­я­ми о сво­ем лю­бим­це Нико, до­пол­няя их все но­вы­ми по­дроб­но­стя­ми.

По­сле­ду­ю­щие события рас­сказ­чи­ки пре­под­но­сят по­раз­но­му. Со­глас­но вер­сии, при­ве­ден­ной Па­у­стов­ским, в то ве­сен­нее утро Маргарита, раз­бу­жен­ная сме­хом и вос­хи­щен­ны­ми воз­гла­са­ми, до­но­ся­щи­ми­ся с ули­цы, вы­гля­ну­ла в ок­но и обо­мле­ла. Она тут же сбе­жа­ла вниз и за­мер­ла пе­ред цве­точ­ным мо­рем. Тут с дру­го­го кон­ца ду­ши­сто­го ков­ра к ней по­до­шел че­ло­век с груст­ны­ми гла­за­ми, и Маргарита все по­ня­ла. Она об­ня­ла его и по­це­ло­ва­ла в знак бла­го­дар­но­сти. Но лю­бовь бед­но­го ху­дож­ни­ка не на­шла от­кли­ка в ее ду­ше. Вско­ре по­сле этой един­ствен­ной встре­чи Маргарита по­ки­ну­ла Ти­флис.

КРАХ МЕЧ­ТЫ

Чтобы ку­пить все цве­ты в городе для лю­би­мой жен­щи­ны, художник продал свою лав­ку и стал ни­щим. Но его меч­та о люб­ви вновь рас­сы­па­лась в прах, а без нее жизнь Нико по­те­ря­ла смысл. Он ски­тал­ся по ули­цам Ти­фли­са, но­че­вал у доб­рых лю­дей, а ино­гда и во­все на ули­це. Художник на­чал сто­ро­нить­ся лю­дей и боль­ше ни с кем не вел за­ду­шев­ных бе­сед. По­сто­ян­ные ли­ше­ния, хо­лод и го­лод сде­ла­ли свое де­ло - Нико тя­же­ло за­бо­лел. Пиросмани от­вез­ли в боль­ни­цу, где он и умер 5 мая 1918 го­да. По­хо­ро­ни­ли ху­дож­ни­ка как без­вест­но­го бед­ня­ка, мо­ги­ла его уте­ря­на.

Эта история по­лу­чи­ла про­дол­же­ние 50 лет спу­стя. К то­му вре­ме­ни имя Нико Пиросмани вновь по­яви­лось из небы­тия. Хо­тя его ра­бо­ты и вы­зы­ва­ли оже­сто­чен­ные спо­ры, но о них за­го­во­ри­ли. Са­мо­быт­ный та­лант ху­дож­ни­ка по­лу­чил при­зна­ние, выставки его ра­бот про­во­ди­лись по все­му СССР и за гра­ни­цей. В 1959 го­ду кар­ти­ны Пиросмани от­пра­ви­лись в Па­риж, в Лувр.

Тол­пы лю­би­те­лей живописи сте­ка­лись во дво­рец. Бы­ла сре­ди них по­жи­лая жен­щи­на, ко­то­рая за­мер­ла пе­ред кар­ти­ной «Ак­три­са Маргарита». Она все смот­ре­ла и смот­ре­ла, а по­том на­кло­ни­лась и по­це­ло­ва­ла по­лот­но. Это бы­ла Маргарита де Севр. Лю­би­мая жен­щи­на Нико Пиросмани по­се­ща­ла вы­став­ку каж­дый день - она по­дол­гу сто­я­ла у сво­е­го порт­ре­та, и сле­зы тек­ли по ее ще­кам…

СПУ­СТЯ ГО­ДЫ МАРГАРИТА ПЛАКАЛА ПЕ­РЕД СВО­ИМ ПОРТРЕТОМ. ИС­ТО­РИЮ ЧУДЕСНОГО ПОДАРКА ВСПОМИНАЮТ ДО СИХ ПОР.

Кол­лаж Та­ра­са БОЯРЧУКА

Хо­тя ак­три­са от­верг­ла лю­бовь Пиросмани, он ни­ко­гда не жа­лел о сво­ем безум­ном по­ступ­ке ра­ди нее.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.