ЧЕМ ПРО­ЩЕ, ТЕМ ЛУЧ­ШЕ

Ком­по­зи­тор Алек­сей Рыб­ни­ков ­ о том, как му­зы­ка вли­я­ет на умы лю­дей.

AiF Minsk - - ЛИЧНОСТЬ ГЛАВНОЕ - Та­тья­на УЛАНОВА

РОК-ОПЕ­РА «ЮНОНА» И «АВОСЬ», ФИЛЬ­МЫ «ПРИ­КЛЮ­ЧЕ­НИЯ БУ­РА­ТИ­НО», «ПРО КРАС­НУЮ ШАПОЧКУ», «ТОТ СА­МЫЙ МЮНХГАУЗЕН», «ОСТ­РОВ СО­КРО­ВИЩ», «ВАМ И НЕ СНИ­ЛОСЬ», «ЗВЕЗ­ДА»...

Нет, да­же все су­перизвест­ные му­зы­каль­ные про­из­ве­де­ния Алек­сея Рыб­ни­ко­ва на­звать не по­лу­чит­ся. Сам ком­по­зи­тор, ко­гда ко­ли­че­ство кар­тин пе­ре­ва­ли­ло за сот­ню, счи­тать их про­сто пе­ре­стал. За­чем тра­тить вре­мя, ко­то­рое мож­но ис­поль­зо­вать с боль­шей поль­зой - на­при­мер, на­пи­сать му­зы­ку еще к 100 филь­мам?

ЛУЧ­ШЕЕ ЗАПОМНИТСЯ

- Ча­сто ком­по­зи­то­ры на во­прос о сек­ре­тах на­пи­са­ния по­пу­ляр­ной ме­ло­дии от­ве­ча­ют: «Что вы! Я и пред­по­ло­жить не мог, что пес­ня ста­нет по­пу­ляр­ной». А у вас бы­ва­ет пред­чув­ствие: «Да, вот это про­из­ве­де­ние, по­жа­луй, по­лу­чи­лось»?

- Для на­ча­ла нуж­но сыг­рать его род­ным, близ­ким, зна­ко­мым... - Но они же все вас лю­бят!.. - Де­ло не в люб­ви! Про­сто так ком­пли­мен­ты раз­да­вать ни­кто не ста­нет, и, по­верь­те, ино­гда мне де­ла­ют очень ост­рые за­ме­ча­ния. Ну вот, сыг­рал, спел... На вре­мя на­до все за­быть. А ес­ли утром проснешь­ся и пой­мешь, что му­зы­ка са­ма при­шла к те­бе... И не толь­ко к те­бе, но и ко всем, ко­му ты ее сыг­рал, зна­чит, дей­стви­тель­но по­лу­чи­лось. Ме­ло­дия долж­на по­сто­ян­но кру­тить­ся в го­ло­ве...

- Раз­ве все­гда это сра­ба­ты­ва­ет: кру­тит­ся - зна­чит, бу­дет хи­том?

- Все, что не кру­ти­лось, я вы­бро­сил. Эти ва­ри­ан­ты ни­ко­му не из­вест­ны. Обыч­но сра­зу по­ни­ма­ешь, бу­дет ли за­по­ми­нать­ся или нет.

- С рок-опе­рой «Юнона» и «Авось» бы­ло имен­но так?

- Сюр­приз пре­под­нес толь­ко ро­манс, ко­то­рый за­пом­нил­ся боль­ше дру­гих, - «Ты ме­ня на рас­све­те раз­бу­дишь». На него я осо­бых на­дежд не воз­ла­гал. Ме­ло­дия ка­за­лась слиш­ком про­стой. А ком­по­зи­то­ру все­гда хо­чет­ся че­го-то ин­те­рес­нень­ко­го, с изю­мин­кой, че­го не бы­ло у дру­гих... Это бы­ва­ет необ­хо­ди­мо, но ино­гда на­ро­ду нуж­но что-то очень про­стое.

- У вас есть объ­яс­не­ние, по­че­му имен­но спек­такль «Юнона» и «Авось» вот уже 36 лет идет с ан­шла­га­ми?

- Это был крик ду­ши. В нем се­рьез­ная, глу­бо­кая ос­но­ва. При­чем с пуб­ли­кой не за­иг­ры­ва­ли. И не бы­ло ни­ка­кой, как сей­час го­во­рят, ори­ен­та­ции на ры­нок.

- То­гда об этом, на­вер­ное, не ду­ма­ли? Это сей­час успех про­из­ве­де­ния во мно­гом за­ви­сит от ре­кла­мы…

- Что вы! И то­гда ду­ма­ли! Мно­гие со­вет­ские хи­ты, ко­то­рые ис­пол­ня­ют­ся се­год­ня, бы­ли на­пи­са­ны имен­но в кон­це 1970-х - на­ча­ле 1980-х. Но, ес­ли чест­но, я был уве­рен, что ни од­на из ме­ло­дий «Юно­ны» и «Авось» не ста­нет хи­том в об­ще­при­ня­том по­ни­ма­нии это­го сло­ва. Ре­ли­ги­оз­ные му­зы­ка и те­ма, ария Бо­го­ро­ди­цы, слож­ные сти­хи с контр­фор­са­ми Воз­не­сен­ско­го... Мно­го все­го бы­ло на­во­ро­че­но...

- На­ча­ло ХХI ве­ка озна­ме­но­ва­лось на пост­со­вет­ском про­стран­стве бу­мом мю­зик­лов. Но ни од­но­му из них не суж­де­но бы­ло про­жить дол­го. Мо­жет, все по­ту­ги бы­ли на­прас­ны и мю­зикл - про­сто не оте­че­ствен­ный жанр?

- Не­прав­да! Неудоб­но при­во­дить в при­мер се­бя, од­на­ко му­зы­каль­ный спек­такль «Звез­да и смерть Хо­аки­на Му­рье­ты» шел 19 лет. Не го­во­ря уже о «Юноне» и «Авось». Ес­ли же вспом­нить мю­зик­лы по­след­них лет, то я ча­сто лов­лю се­бя на том, что рав­но­душ­но на­блю­даю за про­ис­хо­дя­щим на сцене. Нет хо­ро­шей му­зы­каль­ной дра­ма­тур­гии, яр­ких за­по­ми­на­ю­щих­ся ме­ло­дий со сти­ха­ми. Чув­ству­ешь се­бя об­ма­ну­тым: вро­де кра­си­во, вро­де тан­це­ва­ли, пе­ли, а ухо­дишь пу­стым! Ка­тар­си­са нет! Наш че­ло­век хо­чет в театре по­тря­се­ний, что­бы ему ду­шу вы­вер­ну­ли на­изнан­ку. Сам я пло­хой зри­тель: по­ста­нов­ка ли­бо за­ря­жа­ет ме­ня сво­ей энер­ги­ей на це­лую неде­лю, ли­бо от­ни­ма­ет энер­гию у ме­ня, и то­гда я неде­лю хо­жу боль­ной. Но со­зда­вать свои по­пу­ляр­ные мю­зик­лы все-та­ки на­до.

НА­ПИ­СА­НО В ДЕТ­СТВЕ

- Ино­гда вы воз­вра­ща­е­тесь к ста­рым ве­щам. На­при­мер, к ба­ле­ту «Кот в са­по­гах», на­пи­сан­но­му ва­ми в 10 лет.

- Ско­рее, это ба­лет­ные сце­ны, из ко­то­рых мож­но бы­ло бы сде­лать од­но­акт­ный ба­лет. Но по­ста­вить его се­год­ня - зна­чит мно­го че­го до­пи­сать. А мне не хо­чет­ся. На од­ном из мо­их юби­ле­ев «Кот в са­по­гах» был пред­став­лен в том ви­де, в ка­ком я на­пи­сал его бо­лее 60 лет на­зад. На­до бы­ло под­во­дить ито­ги, вспом­нить, с че­го все на­чи­на­лось...

- И как сей­час умуд­рен­ный опы­том ком­по­зи­тор оце­ни­ва­ет свой дет­ский опус?

- Слу­шать мож­но, му­зы­ка не раз­дра­жа­ет слух и да­же вы­дер­жа­ла сте­ны Большого за­ла Кон­сер­ва­то­рии (это очень опас­ная пло­щад­ка, мож­но ис­пы­тать огром­ное разо­ча­ро­ва­ние). Но я нерв­ни­чал из-за всех сво­их про­из­ве­де­ний, ко­то­рые на том кон­цер­те про­зву­ча­ли впер­вые. К сча­стью, ес­ли су­дить по ре­ак­ции за­ла, все про­шло хо­ро­шо.

- На са­мом де­ле «Кот в са­по­гах» ведь не пер­вое ва­ше про­из­ве­де­ние. Пер­вое бы­ло на­пи­са­но в 7-лет­нем воз­расте...

- Ну да, не мог же я сра­зу ба­лет на­пи­сать. Го­да три со­чи­нял вся­кие мел­кие про­из­ве­де­ния.

- По­лу­ча­ет­ся, вы за­ни­ма­е­тесь этим 65 лет. Сколь­ко же тонн бу­ма­ги ис­пи­са­ли?

- Мно­го, очень мно­го. Хра­ню все, в том чис­ле ба­лет «Кот в са­по­гах» - в ори­ги­наль­ном ка­ран­даш­ном ва­ри­ан­те в нот­ной тет­рад­ке... Ад­ский это, ко­неч­но, труд - пи­сать мел­кие но­ты. Но по­ка сил и усид­чи­во­сти хва­та­ет.

- А как же ком­пью­те­ры, вся­кая ап­па­ра­ту­ра? Вон у вас ее сколь­ко!

- На ком­пью­те­ре со­здаю мо­дель зву­ча­ния сим­фо­ни­че­ско­го ор­кест­ра, мно­го раз слу­шаю. Ко­гда все устра­и­ва­ет, пи­шу от ру­ки пар­ти­ту­ру (нот­но­го ста­на еще ни­кто не от­ме­нял!). За­тем от­даю лю­дям - они на­би­ра­ют на ком­пью­те­ре... Да, глав­ное за­был! В са­мом на­ча­ле все это нуж­но со­чи­нить в го­ло­ве.

- Ну невоз­мож­но же дер­жать в го­ло­ве всю сим­фо­нию!

- Всю - невоз­мож­но. Хо­тя нет... Ес­ли бу­дешь дер­жать мел­кие эпи­зо­ды, це­лое раз­ва­лит­ся. Так что всю фор­му при­хо­дит­ся дер­жать в го­ло­ве.

«ЧТО­БЫ БИЛЕТЕРША ПРОСЛЕЗИЛАСЬ»

- Вы не раз го­во­ри­ли, что стре­ми­тесь пи­сать сим­фо­ни­че­скую му­зы­ку для всех...

- Что­бы она бы­ла ин­те­рес­на всем! Не­прав­да, что есть му­зы­ка для спе­ци­аль­ных слу­ша­те­лей. Уве­ряю вас, все ком­по­зи­то­ры, да­же са­мые аван­гард­ные, меч­та­ют, что­бы билетерша и убор­щи­ца услы­ша­ли их тво­ре­ние и про­сле­зи­лись...

- Они, мо­жет, и меч­та­ют. Но, про­сти­те, все-та­ки Шнит­ке (не то, что он пи­сал для кино, а на­сто­я­щие сим­фо­нии) и Гу­бай­ду­ли­ну спо­соб­ны вос­при­ни­мать лишь под­го­тов­лен­ные уши. И, ес­ли про­ве­сти ана­ло­гию с кни­га­ми, тру­ды фи­ло­со­фов - то­же чте­ние не для всех.

- Нет, нет, вы оши­ба­е­тесь. Сим­фо­ни­че­ская му­зы­ка, при­чем до­ста­точ­но слож­ная, зву­чит сей­час во всех гол­ли­вуд­ских филь­мах - в по­го­нях, дра­ках, бит­вах. На За­па­де ее пи­шет це­лая ко­гор­та спе­ци­а­ли­стов, по­рой зву­чит про­сто мах­ро­вый сим­фо­низм, и эта му­зы­ка се­год­ня - са­мая ком­мер­че­ская. Да, был пе­ри­од, ко­гда клас­си­ка опла­ки­ва­ла рас­пад ми­ра. Но это был ХХ век, что вы хо­ти­те - фа­шизм, ком­му­низм, мил­ли­о­ны по­гиб­ших... Конц­ла­ге­ря, пе­чи, в ко­то­рых жгли лю­дей... Тра­ге­дии... Пе­пе­ли­ще... Есте­ствен­но, му­зы­ка как тон­кое ис­кус­ство от­ре­а­ги­ро­ва­ла на все это рас­па­дом му­зы­каль­ной тка­ни. Куль­ти­ви­ро­ва­ние рас­па­да, ес­ли так мож­но ска­зать, за­де­ло мно­гих ком­по­зи­то­ров и увлек­ло за со­бой. Но в ХХI ве­ке му­зы­ка сно­ва долж­на стать со­зи­да­тель­ной и да­ю­щей энер­гию.

«НАШ ЧЕ­ЛО­ВЕК ХО­ЧЕТ В ТЕАТРЕ ПОТРЯСЕ НИЙ».

Ес­ли фильм - лю­би­мый, ес­ли спек­такль идет де­ся­ти­ле­ти­я­ми, то му­зы­ка на­вер­ня­ка на­пи­са­на ком­по­зи­то­ром Рыб­ни­ко­вым.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.