КА­РЬЕ­РУ СТРОИЛА СА­МА

Джине Лол­ло­бри­джи­де ис­пол­ни­лось 90 лет. От­кро­вен­ное ин­тер­вью для «АиФ».

AiF Minsk - - ГЛАВНОЕ ПЕРСОНА - Сер­гей ГРА­ЧЕВ

ДЖИ­НА ЛОЛЛОБРИДЖИДА СТА­ЛА ИТАЛЬЯНСКИМ СИМ­ВО­ЛОМ ЖЕНСТВЕННОСТИ ДЛЯ НЕСКОЛЬ­КИХ ПО­КО­ЛЕ­НИЙ.

Силь­ная, та­лант­ли­вая, неза­ви­си­мая и все­гда ис­крен­няя. В ин­тер­вью «АиФ» Лоллобриджида рас­ска­за­ла о сво­ем от­но­ше­нии к СССР, встре­че с Га­га­ри­ным и вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях с прес­сой.

«КРА­СО­ТА - ИЗ­НУТ­РИ»

- Вы не­од­но­крат­но бы­ва­ли в СССР, мно­го об­ща­лись с де­я­те­ля­ми куль­ту­ры. Ка­кое у вас сло­жи­лось впе­чат­ле­ние о стране?

- Ва­ша пуб­ли­ка - од­на из са­мых теп­лых и ис­крен­них во всем ми­ре. Я каж­дый раз с боль­шой ра­до­стью воз­вра­ща­юсь к вам. У ме­ня тут, на всем пост­со­вет­ском про­стран­стве, очень мно­го друзей, и я чув­ствую ва­ше теплое от­но­ше­ние ко мне.

- Вы ак­три­са, ху­дож­ни­ца, скуль­птор. Вы­хо­дит, прав­ду го­во­рят: та­лант­ли­вый че­ло­век та­лант­лив во всем?

- Я долж­на по­бла­го­да­рить свою ма­му за то, что она ода­ри­ла ме­ня мно­ги­ми та­лан­та­ми. Твор­че­ство во всех его про­яв­ле­ни­ях - это мой ре­цепт мо­ло­до­сти. По­ка вам что-то ин­те­рес­но, по­ка есть жаж­да жиз­ни, ваш мозг не ста­ре­ет. А кра­со­та идет в том чис­ле из­нут­ри. Она фор­ми­ру­ет­ся ва­ши­ми мыс­ля­ми, чув­ства­ми.

По боль­шо­му сче­ту, кино, фо­то­гра­фия, скульп­ту­ра объ­еди­не­ны некой об­щей иде­ей. Но в по­след­ние го­ды для ме­ня на пер­вом ме­сте - увле­че­ние скульп­ту­рой. Первую вы­став­ку сво­их скульп­тур я устро­и­ла в 2003 го­ду в му­зее име­ни Пуш­ки­на. Моя ин­ту­и­ция под­ска­зы­ва­ла мне - ва­ша пуб­ли­ка, как ни­ка­кая дру­гая, бу­дет спо­соб­на по­нять мои ра­бо­ты. Успех у вы­став­ки был фе­но­ме­наль­ный, так что я не ошиб­лась.

ОД­НА ЗВЕЗ­ДА

- А как вы оце­ни­ва­е­те из­ме­не­ния, про­ис­хо­дя­щие у нас, ко­то­рые вы мог­ли на­блю­дать на про­тя­же­нии всей сво­ей жиз­ни?

- Да, дей­стви­тель­но, стра­на очень силь­но ме­ня­лась и в XX, и в XXI ве­ке. Но ваш на­род с его от­кры­той ду­шой, ха­рак­те­ром, некой до­вер­чи­во­стью оста­ет­ся неиз­мен­ным. Ко­неч­но, по­ли­ти­че­ские со­бы­тия, ис­то­ри­че­ские об­сто­я­тель­ства - все это бы­ва­ет тя­же­ло пе­ре­не­сти, при­нять. Но ду­ша у вас все­гда бы­ла на­пол­не­на огром­ной силой. И это не из­ме­нит­ся ни­ко­гда.

- Не мо­гу не спро­сить: прав­ду ли го­во­рят, что у вас был ро­ман с Юри­ем Га­га­ри­ным?

- (Сме­ет­ся.) Ко­неч­но, не­прав­да! Это все жур­на­ли­сты при­ду­ма­ли. Но встреча с Га­га- ри­ным у ме­ня дей­стви­тель­но бы­ла - мы об­ща­лись, фо­то­гра­фи­ро­ва­лись.

- А при ка­ких об­сто­я­тель­ствах про­изо­шла ва­ша встреча?

- В один из сво­их ви­зи­тов в СССР я по­про­си­ла ми­ни­стра куль­ту­ры Ека­те­ри­ну Фур­це­ву по­зна­ко­мить ме­ня с Юри­ем Алек­се­е­ви­чем. Как и мил­ли­о­ны жен­щин во всем ми­ре, я ис­пы­ты­ва­ла к нему сим­па­тию. Встре­чу нам ор­га­ни­зо­ва­ли. Мы немно­го по­об­ща­лись. Не­смот­ря на то что в по­ме­ще­нии, где про­хо­ди­ла на­ша встреча, бы­ло тем­но­ва­то, мне уда­лось сде­лать его фо­то­порт­рет, ко­то­рый на удив­ле­ние ока­зал­ся очень удач­ным. А еще он по­да­рил мне свою фо­то­гра­фию, на об­рат­ной сто­роне ко­то­рой на­пи­сал: «Я был в небе, ви­дел мно­го звезд, но ты са­мая кра­си­вая звез­да в ми­ре!» Я до сих пор хра­ню это фо­то и вспо­ми­наю на­шу ко­рот­кую встре­чу.

ИЗБИВАЛА СУМОЧКОЙ

- На про­тя­же­нии ва­шей жиз­ни прес­са на­вер­ня­ка на­со­чи­ня­ла о вас мно­же­ство раз­ных небы­лиц. Как вы к это­му от­но­си­тесь?

- Как это ни уди­ви­тель­но, но прес­са все­гда или по­чти все­гда от­но­си­лась ко мне очень хо­ро­шо и ува­жи­тель­но. Мы, ак­те­ры, ра­бо­та­ем в первую оче­редь для пуб­ли­ки. Об­ще­ние с жур­на­ли­ста­ми это часть ак­тер­ской ра­бо­ты, а зна­чит, мы долж­ны с ува­же­ни­ем от­но­сить­ся друг к дру­гу. Не скрою, несколь­ко раз у ме­ня бы­ли кон­флик­ты с прес­сой. Па­ру раз я да­же избивала жур­на­ли­стов сво­ей сумочкой в по­ры­ве яро­сти (сме­ет­ся). Но это бы­ли ис­клю­чи­тель­ные слу­чаи. Та­ким об­ра­зом я по-итальянски за­щи­ща­ла и от­ста­и­ва­ла свои честь и до­сто­ин­ство.

- Ка­кой глав­ный опыт, урок пре­под­нес­ла вам ва­ша жизнь?

- Мое дет­ство при­шлось на го­ды вой­ны. Это бы­ло страш­ное, тя­же­лое вре­мя, ко­то­рое не за­быть. Имен­но этот опыт стал для ме­ня глав­ным. Ес­ли ты оста­ешь­ся в жи­вых, то, неза­ви­си­мо от воз­рас­та, при­об­ре­та­ешь некую муд­рость. В от­ли­чие от со­вре­мен­ной мо­ло­де­жи, я выросла неиз­ба­ло­ван­ным че­ло­ве­ком. И да­же все­мир­ная по­пу­ляр­ность в этом плане на ме­ня ни­как не по­вли­я­ла. Свою жизнь, свою ка­рье­ру я по­стро­и­ла са­ма. Для ме­ня все­гда бы­ло важ­но ощу­ще­ние сво­бо­ды. А оно воз­мож­но толь­ко в том слу­чае, ес­ли ты ни­ко­му ни­чем не обя­зан и ни от ко­го не за­ви­сишь.

Джи­на Лоллобриджида (сле­ва) во вре­мя при­е­ма в Ми­ни­стер­стве куль­ту­ры СССР с Юри­ем Га­га­ри­ным и Ека­те­ри­ной Фур­це­вой. Ху­дож­ник Илья Гла­зу­нов ри­су­ет порт­рет Джи­ны Лол­ло­бри­джи­ды.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.