КАК ЗИМНИЙ БРА­ЛИ ДВА­ЖДЫ

Ле­нин всерьёз опа­сал­ся, что юную ре­во­лю­цию на­род­ные мас­сы уто­пят в вине

AiF Minsk - - ДАТЫ ГЛАВНОЕ - Олег ГЕРЧИКОВ (Из ста­рых под­ши­вок)

Объектом штур­ма на этот раз ста­ли вин­ные по­гре­ба Зим­не­го двор­ца, где хра­ни­лась пя­тая часть все­го ал­ко­го­ля Пет­ро­гра­да. Ма­ня­щий вин­ный дух без тру­да пе­ре­бил ре­во­лю­ци­он­ный дух «по­бе­див­ше­го про­ле­та­ри­а­та», тол­пы ри­ну­лись опу­сто­шать цар­ские склады. И ес­ли при са­мом взя­тии Зим­не­го по­гиб­ло несколь­ко че­ло­век, то при по­гро­ме его вин­ных по­гре­бов упи­лось до смер­ти и уто­ну­ло в раз­лив­шем­ся вине ку­да боль­ше лю­дей.

«ДОПИТЬ ОСТАТ­КИ!»

Сра­зу по­сле па­де­ния Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства Зимний дво­рец стал объектом все­об­ще­го лю­бо­пыт­ства: на­род хо­тел ви­деть, где жи­ли «кро­ва­вые ца­ри». Сти­хий­ные экс­кур­сии ни к че­му хо­ро­ше­му при­ве­сти не мог­ли. Жертвами «экс­кур­сан­тов» ста­ли порт­ре­ты Алек­сандра III и Ни­ко­лая II, ис­ко­ло­тые шты­ка­ми, раз­би­тая по­су­да и ме­бель. Лю­ди при­хва­ты­ва­ли двер­ные руч­ки, по­стель­ное бельё, сто­ло­вое се­реб­ро, сре­за­ли обив­ку с ме­бе­ли. Од­на­ко этот ущерб был от­но­си­тель­но неболь­шим: зна­чи­тель­ная часть со­кро­вищ Зим­не­го и Эр­ми­та­жа на­хо­ди­лась в эва­ку­а­ции.

Ед­ва ли не са­мую боль­шую цен­ность пред­став­лял вин­ный по­греб двор­ца. Там хра­ни­лись ред­кие кол­лек­ци­он­ные ви­на, ко­нья­ки и дру­гие спирт­ные на­пит­ки на мно­гие мил­ли­о­ны зо­ло­тых руб­лей - 100 тыс. бу­ты­лок! Здесь бы­ли мас­сан­дров­ские, фран­цуз­ские, ис­пан­ские,

О ЧЁМ ПИ­СА­ЛИ ГА­ЗЕ­ТЫ В ОК­ТЯБ­РЕ 1917 Г.

«Рус­ские ве­до­мо­сти» (Москва), 20 ок­тяб­ря (2 но­яб­ря): « Ми­нистр- пред­се­да­тель А. Ф. Ке­рен­ский на ос­но­ва­нии име­ю­щих­ся у него дан­ных ука­зы­вал, что, по-ви­ди­мо­му, де­мон­стра­ция боль­ше­ви­ков не со­сто­ит­ся. Аги­та­ция, ве­ду­ща­я­ся в поль­зу вы­ступ­ле­ния, не име­ет осо­бо­го успе­ха ни в вой­сках, ни сре­ди большинства ра­бо­чих. От­дель­ные же по­пыт­ки к на­ру­ше­нию по­ряд­ка и спо­кой­ствия сто­ли­цы не бу­дут до­пу­ще­ны пра­ви­тель­ством».

« Боль­ше­ви­ки, - пи­шет да­лее га­зе­та, - в по­след­нюю Кар­ти­на Ива­на Вла­ди­ми­ро­ва «По­гром вин­но­го скла­да». Ху­дож­ник был оче­вид­цем ре­во­лю­ци­он­ных со­бы­тий.

ита­льян­ские ви­на, ред­кие кол­лек­ци­он­ные ко­нья­ки и ли­кё­ры, вис­ки элит­ных ма­рок, от­бор­ные водка и пи­во. В эти-то по­гре­ба с ло­зун­гом «До­пьём ро­ма­нов­ские остат­ки!» и устре­ми­лись раз­гро­мив­шие Зимний дво­рец ре­во­лю­ци­он­ные мас­сы. Охра­няв­шие вход в вин­ную со­кро­вищ­ни­цу сол­да­ты Пре­об­ра­жен­ско­го и Пав­лов­ско­го пол­ков упи­лись вме­сте с ли­ку­ю­щим на­ро­дом. По­став­лен­ные в ка­ра­ул боль­ше­ви­ка­ми пи­тер­ские ра­бо­чие-крас­но­гвар­дей­цы смог­ли про­дер­жать­ся трез­вы­ми толь­ко сут­ки. Не вы­пол­ни­ли свою за­да­чу и бро­не­ви­ки, по­слан­ные к Зим­не­му для на­ве­де­ния по­ряд­ка. Их эки­па­жам пе­ре­да­ли столь­ко бу­ты­лок, что сол­да­ты тут же за­бы­ли обо всём и немед­лен­но при­сту­пи­ли к де­гу­ста­ции. По­сы­ла­ли к Зим­не­му и по­жар­ных, ко­то­рые долж­ны бы­ли за­лить вин­ный по­греб во­дой, но в ре­зуль­та­те те то­же на­пи­лись са­ми. Вхо­ды в по­гре­ба пы­та­лись за­му­ро­вать сна­ча­ла в один кир­пич, а по­том и в два, но ни­че­го не по­мо­га­ло - страж­ду­щие раз­би­ра­ли кир­пи­чи или про­ни­ка­ли в по­греб че­рез ок­на, вы­са­див ре­шёт­ки. Сол­да­ты вы­би­ва­ли при­кла­да­ми де­ре­вян­ные проб­ки из вин­ных бо­чек, про­ты­ка­ли их шты­ка­ми и пи­ли,

«ЭТО ПО­ПЫТ­КА ПОД­НЯТЬ ЧЕРНЬ ПРО­ТИВ ВЛАСТИ!»

ми­ну­ту от­ка­за­лись от вы­ступ­ле­ния, ко­то­рое они го­то­ви­ли на 20, 22 ок­тяб­ря. Те­перь они за­яв­ля­ют, что это вы­ступ­ле­ние - миф, вы­дум­ка бур­жу­аз­ной пе­ча­ти. Они не от­ри­ца­ют, что готовились вы­сту­пать, но за­яв­ля­ют, что сро­ков не на­зна­ча­ли».

«Труд», (Москва), 24 ок­тяб­ря (6 но­яб­ря): «…Со­ци­а­ли­сты-ре­во­лю­ци­о­не­ры не сой­дут со сво­их сто­ро­же­вых по­стов; они по­гиб­нут вме­сте с на­ро­до­вла­сти­ем, но без же­сто­ко­го боя не от­да­дут Учре­ди­тель­но­го Со­бра­ния ни Ле­ни­ну, ни Ря­бу­шин­ско­му, ни Пу­риш­ке­ви­чу. Со­ци­а­ли­ста­ми-

по­ка не па­да­ли в раз­лив­ше­е­ся по по­гре­бу вин­ное мо­ре. Мно­гие за­хлё­бы­ва­лись на­смерть, их тру­пы вы­тас­ки­ва­ли и укла­ды­ва­ли в ряд на пло­ща­ди.

СОЛ­ДАТ­СКИЙ КОН­ТРОЛЬ

По офи­ци­аль­ной со­вет­ской вер­сии, от­ряд из мат­ро­сов-бал­тий­цев и са­мо­от­вер­жен­ных по­жар­ных смог уни­что­жить за­па­сы ви­на в Зим­нем двор­це. На са­мом де­ле всё, что не бы­ло вы­пи­то, вы­плес­ну­лось из под­ва­ла двор­ца на­ру­жу. Элит­ный ал­ко­голь из раз­би­тых бу­ты­лок и бо­чек сте­кал по ка­на­вам в Не­ву, а уже из­ряд­но на­брав­ши­е­ся сол­да­ты, мат­ро­сы, ра­бо­чие-крас­но­гвар­дей­цы и про­сто обы­ва­те­ли ла­ка­ли этот ад­ский кок­тейль пря­мо с зем­ли.

По­ми­мо цар­ских запасов Зим­не­го в Пет­ро­гра­де в 1917 г. на­счи­ты­ва­лось 570 вин­ных скла­дов и по­гре­бов. Ви­на хра­ни­лись в подвалах двор­цов ве­ли­ких кня­зей, ари­сто­кра­тов и тол­сто­су­мов. Охо­та за «вин­ны­ми со­кро­ви­ща­ми» ста­ла сво­е­го ро­да про­мыс­лом и при­вле­ка­ла мас­су го­ро­жан, что со­всем не нра­ви­лось ре­во­лю­ци­он­ным сол­да­там и мат­ро­сам, ко­то­рые же­ла­ли раз­би­рать­ся со спирт­ным без уча­стия штат­ских. Сол­да­ты Фин­лянд­ско­го пол­ка ре­во­лю­ци­о­не­ра­ми при­ем­лет­ся толь­ко од­на дик­та­ту­ра - дик­та­ту­ра все­го на­ро­да, вы­ра­жен­ная им че­рез свободно из­бран­ных сво­их пред­ста­ви­те­лей, че­рез Учре­ди­тель­ное Со­бра­ние».

«Речь» (Пет­ро­град), 25 ок­тяб­ря (7 но­яб­ря). Из ре­чи А. Ке­рен­ско­го на за­се­да­нии 24 ок­тяб­ря: «…В на­сто­я­щее вре­мя су­ще­ству­ет в сто­ли­це со­сто­я­ние, ко­то­рое име­ну­ет­ся на язы­ке су­деб­ной власти и за­ко­на со­сто­я­ни­ем вос­ста­ния. Это есть по­пыт­ка под­нять чернь про­тив су­ще­ству­ю­ще­го по­ряд­ка, со­рвать Учре­ди­тель­ное Со­бра­ние и рас­крыть фронт пе­ред

объ­яви­ли Ва­си­льев­ский ост­ров на во­ен­ном по­ло­же­нии и пре­ду­пре­ди­ли, что бу­дут рас­стре­ли­вать гра­би­те­лей на ме­сте. А Во­ен­но-ре­во­лю­ци­он­ный ко­ми­тет (ВРК), быв­ший в то вре­мя ре­аль­ной вла­стью в Пет­ро­гра­де, что­бы хоть как-то пре­сечь бес­кон­троль­ное раз­граб­ле­ние ви­на в го­ро­де, вы­нуж­ден был по­обе­щать еже­днев­но вы­да­вать спирт­ное пред­ста­ви­те­лям во­ин­ских ча­стей - по две бу­тыл­ки на сол­да­та в день. Тот же ВРК при­нял «ге­ни­аль­ное» ре­ше­ние - по­слать те­ле­фо­но­грам­мы во все рай­он­ные со­ве­ты и предупредить то­ва­ри­щей, что­бы не пи­ли и во­об­ще сле­ди­ли за трез­вым со­сто­я­ни­ем ре­во­лю­ци­он­ных масс. А как усле­дить? Сол­да­ты гро­ми­ли вин­ные по­гре­ба при пол­ном во­ору­же­нии, ино­гда да­же под при­кры­ти­ем пу­ле­мё­тов. В ме­ста, где они на­сла­жда­лись на­пит­ка­ми, нель­зя бы­ло су­нуть но­са. Сол­да­ты по­стре­ли­ва­ли в воз­дух, от­пу­ги­вая штат­ских, а под­вер­нув­ших­ся сол­дат из дру­гих ча­стей чуть ли не си­лой на­ка­чи­ва­ли спирт­ным. В ито­ге ра­бо­чие и мат­ро­сы от­ка­за­лись участ­во­вать в усми­ре­нии «вин­ных по­гром­щи­ков». Этим за­ни­ма­лись ле­ту­чие от­ря­ды, по­чти пол­но­стью со­сто­я­щие из ла­тыш­ских стрел­ков. спло­чён­ны­ми пол­ка­ми же­лез­но­го ку­ла­ка Виль­гель­ма. Я го­во­рю с со­вер­шен­ным со­зна­ни­ем: чернь, по­то­му что вся со­зна­тель­ная де­мо­кра­тия... все ар­мей­ские ор­га­ни­за­ции, всё, чем гор­дит­ся и долж­на гор­дить­ся сво­бод­ная Рос­сия, - ра­зум, со­весть и честь ве­ли­кой рус­ской де­мо­кра­тии - про­те­сту­ет про­тив это­го...»

«Рус­ские ве­до­мо­сти» (Москва), 26 ок­тяб­ря (8 но­яб­ря): «На Вы­борг­ской сто­роне - в ци­та­де­ли пет­ро­град­ской анар­хии - Ле­ни­на уже на­зы­ва­ют бур­жу­ем. Его по­ве­де­ние не ка- НЕРВ­НЫЙ ТИК ИЛЬИ­ЧА

По сви­де­тель­ствам оче­вид­цев, на Ле­ни­на эти со­бы­тия про­из­ве­ли гне­ту­щее впе­чат­ле­ние, да­же «су­до­ро­га по­дёр­ги­ва­ла его ли­цо». Ильич кри­чал, что эти мер­зав­цы уто­пят в вине всю ре­во­лю­цию. Боль­ше­ви­ки объ­яви­ли вин­ные по­гро­мы про­во­ка­ци­ей бур­жу­ев. Бы­ла так­же вер­сия, что сре­ди по­гром­щи­ков ви­де­ли про­во­ка­то­ров из «Комитета спа­се­ния Ро­ди­ны и ре­во­лю­ции» - та­ким пу­тём они яко­бы на­де­я­лись сме­сти но­вую власть.

Мак­сим Горь­кий так опи­сы­вал эти со­бы­тия: «Каж­дую ночь тол­пы лю­дей гра­бят вин­ные по­гре­ба, на­пи­ва­ют­ся, бьют друг дру­га бу­тыл­ка­ми по баш­кам, ре­жут ру­ки оскол­ка­ми стек­ла и точ­но сви­ньи ва­ля­ют­ся в гря­зи, в кро­ви». В ночь на 5 но­яб­ря ко­ман­да шо­фё­ров ис­пол­ко­ма Пет­ро­со­ве­та раз­гро­ми­ла вин­ный по­греб во двор­це ве­ли­кой кня­ги­ни Ксе­нии Алек­сан­дров­ны - бы­ло вы­пи­то, по­хи­ще­но и раз­би­то 25 тыс. бу­ты­лок. Че­рез

100

ТЫС. БУ­ТЫ­ЛОК ХРАНИЛОСЬ В ПОГРЕБЕ ДВОР­ЦА.

несколь­ко дней сол­да­ты взло­ма­ли ва­гон со спир­том на од­ной из же­лез­но­до­рож­ных стан­ций и при­ня­лись пить спирт пря­мо из ци­стер­ны. По же­лез­но­до­рож­ным слу­жа­щим, пы­тав­шим­ся им по­ме­шать, от­кры­ли стрель­бу.

19 но­яб­ря ВРК рас­кле­и­ва­ет по го­ро­ду оче­ред­ное воз­зва­ние, впер­вые на­звав пья­ниц и рас­хи­ти­те­лей спирт­но­го вра­га­ми на­ро­да. Но и это осо­бо не по­мог­ло. Толь­ко в ночь на 4 де­каб­ря в го­ро­де про­изо­шло 70 на­па­де­ний на вин­ные склады. На сле­ду­ю­щий день боль­ше­ви­ки учре­ди­ли Осо­бый ко­ми­тет по борь­бе с по­гро­ма­ми, ко­то­рый 6 де­каб­ря ввёл в Пет­ро­гра­де осад­ное по­ло­же­ние. жет­ся уже до­ста­точ­но по­сле­до­ва­тель­ным, ре­ши­тель­ным и «ре­во­лю­ци­он­но-де­мо­кра­ти­че­ским». Там по­явил­ся но­вый ку­мир под псев­до­ни­мом Солн­цев. Не знаю, прав­да ли, что «то­ва­рищ Солн­цев» слу­жил до по­след­не­го вре­ме­ни сто­ро­жем на ино­род­че­ском клад­би­ще, но до­пус­каю вполне, что имен­но он, а не Ле­нин явит­ся по­след­ним мо­гиль­щи­ком рус­ской ре­во­лю­ции. Боль­ше­визм в по­гро­мах… со­при­кос­нул­ся уже с чер­но­со­тен­ством чи­стей­шей во­ды. По­сле­до­ва­те­ли эсе­ров и мень­ше­ви­ков ушли к Ле­ни­ну, Зи­но­вье­ву и Троц­ко­му, а от­сю­да они пой­дут даль­ше, к бу­ду­щим ли­де­рам чер­но­со­тен­цев».

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.