ЧЕМ СТА­ЛИН­ГРАД ПОРАЗИЛ МИР?

Мар­шал Язов: «У нас бы­ли ге­рои, на ко­то­рых хо­те­лось рав­нять­ся».

AiF Minsk - - СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ ГЛАВНОЕ - Бе­се­до­ва­ла Галина КУСКОВА

2 ФЕВ­РА­ЛЯ В СТРАНАХ СНГ ОТ­МЕ­ТИ­ЛИ 75-ЛЕТИЕ ОКОН­ЧА­НИЯ СТА­ЛИН­ГРАД­СКОЙ БИТ­ВЫ.

с мар­ша­лом Со­вет­ско­го Со­ю­за, ми­ни­стром обо­ро­ны СССР в 1987-1991 гг., участ­ни­ком Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны Дмит­ри­ем ЯЗОВЫМ.

- Дмит­рий Ти­мо­фе­е­вич, недав­но Ни­ки­та Ми­хал­ков за­явил, что на­ши дети не зна­ют ис­то­рию, по­то­му что изу­ча­ют её по учеб­ни­кам Со­ро­са. Так это или нет, но нема­лая часть школь­ни­ков и впрямь ни­че­го не зна­ют о войне. В оче­ред­ной раз это про­яви­лось, ко­гда па­рень из Но­во­го Урен­гоя вдруг оза­бо­тил­ся судь­бой немец­ких сол­дат, по­пав­ших в плен в Ста­лин­гра­де и умер­ших от «тя­жё­лых усло­вий». Он на­звал их «невин­но по­гиб­ши­ми людь­ми, многие из ко­то­рых не же­ла­ли во­е­вать». Что же то­гда они де­ла­ли на Вол­ге?

- Отве­чу сло­ва­ми Кон­стан­ти­на Си­мо­но­ва, ко­то­рый по­бы­вал в оса­ждён­ном го­ро­де: «Да, здесь труд­но жить, ибо небо го­рит над го­ло­вой и зем­ля со­дро­га­ет­ся под ногами. Опа­лён­ные тру­пы женщин и де­тей, со­жжён­ные фа­ши­ста­ми на од­ном из па­ро­хо­дов, взы­вая к ме­сти, ле­жат на при­бреж­ном волж­ском пес­ке. Да, здесь труд­но жить, боль­ше то­го: здесь невоз­мож­но жить в без­дей­ствии. Но жить, сра­жа­ясь, жить, уби­вая вра­га, - так жить здесь мож­но, так жить здесь нуж­но и так жить мы бу­дем, от­ста­и­вая этот го­род сре­ди ог­ня, ды­ма и кро­ви».

НА ВОЙНЕ ВЗРОСЛЕЮТ РА­НО

- 22 июня 1941 г. вам бы­ло 16 лет, столь­ко же, сколько урен­гой­ско­му под­рост­ку. Узнав, что началась вой­на, вы с груп­пой од­но­класс­ни­ков при­шли в во­ен­ко­мат про­сить­ся на фронт. Из че­го я де­лаю вы­вод, что с пат­ри­о­тиз­мом в ва­шей шко­ле всё бы­ло нор­маль­но.

- В де­ревне гром­ки­ми сло­ва­ми не бро­са­лись. Вся ат­мо­сфе­ра бы­ла про­пи­та­на лю­бо­вью к род­ной зем­ле, же­ла­ни­ем её за­щи­щать. У нас бы­ли ге­рои, на ко­то­рых хо­те­лось рав­нять­ся. Я в 5-м клас­се про­чи­тал «Как за­ка­ля­лась сталь» Ост­ров­ско­го, «Же­лез­ный по­ток» Се­ра­фи­мо­ви­ча. Отец нам, детям, вы­пи­сы­вал га­зе­ту «Пи­о­нер­ская прав­да». То­гда мно­го де­ла­лось, что­бы из подростков не вы­рос­ли Ива­ны, не пом­ня­щие род­ства.

- Но на фронт вам с хо­ду по­пасть не уда­лось.

- Да, нас то­гда не взя­ли. Хо­тя поз­же я всё-та­ки до­бил­ся сво­е­го. В кол­хо­зе пас­пор­тов не бы­ло. При­ба­вил се­бе год, и ме­ня от­пра­ви­ли сна­ча­ла в учи­ли­ще в Но­во­си­бирск, а по­том на фронт. Вол­хов­ский. Командиром взвода. - В 17 лет? - На войне быст­ро взрослеют. Но вер­нём­ся к Ста­лин­гра­ду, ко­то­рый стал сим­во­лом неви­дан­ной стой­ко­сти и ге­ро­из­ма. Об этом на­пи­са­ны де­сят­ки книг оте­че­ствен­ны­ми и за­ру­беж­ны­ми ав­то­ра­ми. А Май­кл Джонс к сво­е­му «Ста­лин­гра­ду» да­же при­ба­вил под­за­го­ло­вок: «Как со­сто­ял­ся три­умф Крас­ной Армии». Глав­ным фак­то­ром успе­ха бы­ли, ко­неч­но, люди. Их вос­хи­тив­шие весь мир бес­стра­шие, го­тов­ность к са­мо­по­жерт­во­ва­нию. Сей­час из мо­ло­дых, на­вер­ное, ма­ло кто зна­ет о по­дви­ге свя­зи­ста Мат­вея Пу­ти­ло­ва. Пли­та с его име­нем ле­жит на Ма­ма­е­вом кур­гане. Смер­тель­но ра­нен­ный, он сце­пил зу­ба­ми обо­рван­ные те­ле­фон­ные про­во­да и уже мёрт­вый обес­пе­чи­вал связь. Мор­ской пе­хо­ти­нец Ми­ха­ил Па­ни­ка­ха, пы­та­ясь оста­но­вить вра­же­ский танк, схва­тил две бу­тыл­ки с за­жи­га­тель­ной сме­сью. Од­на, раз­бив­шись, пре­вра­ти­ла бой­ца в жи­вой фа­кел. За­жав в ру­ке вто­рую бу­тыл­ку, он бро­сил­ся на танк. А дом Павлова? Его на­зы­ва­ли Ста­лин­гра­дом в Ста­лин­гра­де.

«ЗАКОЛДОВАННОЕ МЕ­СТО»

- Я слы­ша­ла, осо­бой гор­до­стью ко­ман­ду­ю­ще­го 62-й ар­ми­ей Ва­си­лия Ива­но­ви­ча Чуй­ко­ва бы­ло то, что за­щит­ни­ки до­ма Павлова ис­тре­би­ли фа­ши­стов боль­ше, чем их по­гиб­ло при взя­тии Па­ри­жа.

- Вот как опи­сы­вал бой в Ста­лин­гра­де ко­ман­дир од­но­го немец­ко­го ба­та­льо­на: «Пер­вые на­ши груп­пы уже при­бли­жа­ют­ся к пе­ред­не­му краю рус­ских. Ещё ка­ких-ни­будь 20 мет­ров, и они зай­мут пе­ре­до­вые рус­ские по­зи­ции. И вдруг они за­ле­га­ют под ура­ган­ным ог­нём. В во­рон­ках и на ог­не­вых точ­ках по­яв­ля­ет­ся рус­ская пе­хо­та, ко­то­рую мы уже счи­та­ли уни­что­жен­ной. Как, не­уже­ли по­сле это­го на­лё­та бом­бар­ди­ров­щи­ков, ко­то­рые не по­ща­ди­ли ни еди­но­го квад­рат­но­го мет­ра зем­ли и пе­ре­па­ха­ли всё впе­ре­ди, там всё ещё жи­ва обо­ро­на?! Заколдованное ме­сто! Как ни пы­тай­ся взять его, на­ты­ка­ешь­ся на гра­нит».

- На во­прос, как Ста­лин­град удер­жал­ся, по-мо­е­му, хо­ро­шо от­ве­тил Ва­си­лий Гросс­ман, на­пи­сав­ший очерк «На­прав­ле­ние глав­но­го уда­ра» о наших с ва­ми зем­ля­ках - оми­чах из 308-й стрелковой дивизии: «Ге­ро­изм стал бы­том, ге­ро­изм стал сти­лем дивизии и её лю­дей, ге­ро­изм сде­лал­ся буд­нич­ной, каж­до­днев­ной при­выч­кой». - За­ме­ча­тель­ный очерк. Он был опуб­ли­ко­ван в га­зе­те «Красная Звез­да». Про­чи­тав его, Ста­лин рас­по­ря­дил­ся пе­ре­пе­ча­тать ма­те­ри­ал в «Прав­де» и на­ло­жил ре­зо­лю­цию: озна­ко­мить­ся все­му ко­манд­но­му со­ста­ву.

ГЕ­НЕ­РАЛ ВОЛЬСКИЙ

- А исто­рия с ге­не­ра­лом Воль­ским - это не ле­ген­да? Я встре­ча­ла мне­ние, что та­ко­го слу­чая во­об­ще не мог­ло быть.

- Слу­чай, дей­стви­тель­но, неор­ди­нар­ный. Но ка­кие тут мо­гут быть сомнения! Об этой ис­то­рии по­дроб­но рас­ска­зал то­гдаш­ний на­чаль­ник Ген­шта­ба и пред­ста­ви­тель Став­ки на Ста­лин­град­ском фрон­те Алек­сандр Ми­хай­ло­вич Ва­си­лев­ский. Го­то­ви­лось на­ше контр­на­ступ­ле­ние, бы­ла опре­де­ле­на да­та: 19 но­яб­ря. И вдруг 17-го ве­че­ром Ста­лин вы­зы­ва­ет Ва­си­лев­ско­го в Моск­ву и зна­ко­мит с пись­мом ко­ман­ди­ра 4-го ме­ха­ни­зи­ро­ван­но­го кор­пу­са ге­не­ра­ла Воль­ско­го. При­чём имен­но этот кор­пус дол­жен был стать глав­ной удар­ной си­лой фрон­та. Пись­мо при­мер­но та­ко­го со­дер­жа­ния: «То­ва­рищ Ста­лин! Счи­таю сво­им дол­гом со­об­щить, что не ве­рю в успех пред­сто­я­ще­го на­ступ­ле­ния. У нас недо­ста­точ­но сил и средств. Убеж­дён, что мы не су­ме­ем про­рвать немец­кую обо­ро­ну, что вся эта операция мо­жет за­кон­чить­ся ка­та­стро­фой и вы­зо­вет неис­чис­ли­мые последствия, при­не­сёт нам по­те­ри, вред­но от­ра­зит­ся на всём по­ло­же­нии стра­ны».

Ста­лин­по­ин­те­ре­со­вал­ся,что за че­ло­век на­пи­сал это пись­мо. По­лу­чив от­лич­ную ха­рак­те­ри­сти­ку, по­про­сил со­еди­нить его с Воль­ским. Со слов Ва­си­лев­ско­го, он ска­зал ему: «Я ду­маю, вы не­пра­виль­но оце­ни­ва­е­те на­ши и свои воз­мож­но­сти. Уве­рен, вы спра­ви­тесь с воз­ло­жен­ны­ми на вас за­да­ча­ми и сде­ла­е­те всё, что­бы ваш кор­пус вы­пол­нил на­ме­чен­ное. Го­то­вы ли вы сде­лать всё от вас за­ви­ся­щее?» И, услы­шав по­ло­жи­тель­ный от­вет, за­кон­чил: «Я ве­рю, что вы вы­пол­ни­те за­да­чу. Же­лаю вам успе­ха».

Ва­си­лев­ский вер­нул­ся в Ста­лин­град. Операция раз­ви­ва­лась успеш­но. Вольский дей­ство­вал сме­ло и ре­ши­тель­но. Вот как пи­сал про это Ва­си­лий Ива­но­вич Чуй­ков в сво­ей кни­ге «От Ста­лин­гра­да до Бер­ли­на»: «23 но­яб­ря в 16 ча­сов ча­сти 4-го тан­ко­во­го кор­пу­са под ко­ман­до­ва­ни­ем ге­не­рал-май­о­ра А. Г. Кра­вчен­ко и 4-го ме­ха­ни­зи­ро­ван­но­го кор­пу­са под ко­ман­до­ва­ни­ем ге­не­рал-май­о­ра В. Т. Воль­ско­го со­еди­ни­лись в рай­оне ху­то­ра Со­вет­ский. Коль­цо окру­же­ния со­мкну­лось». Ко­гда Ва­си­лев­ский в оче­ред­ной раз до­кла­ды­вал Вер­хов­но­му об об­ста­нов­ке, тот спро­сил, как дей­ство­ва­ли Вольский и его кор­пус. Услы­шав, что от­лич­но, ска­зал: «Вот что, то­ва­рищ Ва­си­лев­ский, раз так, я про­шу вас най­ти там, на фрон­те, хоть что­ни­будь по­ка, что­бы немед­лен­но от мо­е­го име­ни на­гра­дить Воль­ско­го. Пе­ре­дай­те ему мою бла­го­дар­ность и дай­те по­нять, что дру­гие на­гра­ды впе­ре­ди».

У Ва­си­лев­ско­го был тро­фей­ный немец­кий валь­тер. К нему при­кре­пи­ли таб­лич­ку с над­пи­сью, и он пе­ре­дал ко­ман­ди­ру кор­пу­са сло­ва Ста­ли­на и по­да­рок. «Мы сто­я­ли с Воль­ским, вспо­ми­нал поз­же Ва­си­лев­ский, - смотрели друг на дру­га, и с ним бы­ло та­кое по­тря­се­ние, что этот че­ло­век в мо­ём присутствии за­ры­дал, как ре­бё­нок».

Кор­пус Воль­ско­го вско­ре стал гвар­дей­ским. А что ка­са­ет­ся пись­ма, с ко­то­ро­го всё на­ча­лось, то тут, ви­ди­мо, ска­за­лись и страш­ное пе­ре­на­пря­же­ние тех дней, и чувство огром­ной от­вет­ствен­но­сти, и опа­се­ние, что мо­жет не по­лу­чить­ся. Та­кое на войне бы­ва­ло, осо­бен­но с те­ми, кто не про­шёл бо­е­во­го кре­ще­ния, не успел по­бы­вать в се­рьёз­ных бо­ях.

- А как сло­жи­лась даль­ней­шая судь­ба Воль­ско­го?

- Я по­те­рял его из ви­ду. Знаю, что по­сле кор­пу­са он ко­ман­до­вал тан­ко­вой ар­ми­ей. В 1944-м ему бы­ло при­сво­е­но зва­ние ге­не­рал-пол­ков­ни­ка. На­ши пу­ти не пе­ре­се­ка­лись. Слы­шал, что он ра­но ушёл из жиз­ни.

17 «В ЛЕТ Я СТАЛ КОМАНДИРОМ ВЗВОДА».

Фото Youtube.com

Плен­ные сол­да­ты вер­мах­та под Ста­лин­гра­дом. 1943 год.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.