ВСПЫШ­КИ НА СОЛН­ЦЕ

Пьер Карден ­ о яр­чай­ших мо­мен­тах сво­ей жиз­ни.

AiF Minsk - - ЛИЧНОСТЬ ГЛАВНОЕ - Сер­гей ГРАЧЁВ, Ири­на ПЕТ­РЕН­КО

ПО­ЖА­ЛУЙ, НЕТ В МИ­РЕ ЖЕН­ЩИ­НЫ, КО­ТО­РОЙ НЕ БЫ­ЛО БЫ ИЗ­ВЕСТ­НО ИМЯ ПЬЕРА КАРДЕНА.

Для Бе­ла­ру­си за­ко­но­да­тель ми­ро­вой мо­ды сде­лал нема­ло, при­чем не все­гда это бы­ло свя­за­но с мод­ной ин­ду­стри­ей: ма­эст­ро ор­га­ни­зо­вал фи­нан­со­вую по­мощь в ре­а­ли­за­ции про­грам­мы «ЮНЕ­СКО - Чер­но­быль», со­дей­ство­вал стро­и­тель­ству цен­тров со­ци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ской ре­а­би­ли­та­ции в де­рев­нях. В 2003 го­ду мэтр по­мог ор­га­ни­зо­вать Дни бе­ло­рус­ской куль­ту­ры в Па­ри­же. В Цен­тре Кардена вос­со­зда­ли ат­мо­сфе­ру ви­теб­ской улоч­ки вре­мен Мар­ка Ша­га­ла, с ко­то­рым мо­де­льер был зна­ком лич­но. В 1989 го­ду в Бе­ло­рус­ском цен­тре мо­ды со­сто­ял­ся един­ствен­ный по­каз кол­лек­ции Pierre Cardin в Мин­ске, на ко­то­ром при­сут­ство­вал сам ди­зай­нер. А в 2004 го­ду Карден при­ез­жал в Минск на це­ре­мо­нию вру­че­ния ему ор­де­на Фран­цис­ка Ско­ри­ны.

На­ка­нуне дня рож­де­ния гос­по­дин Карден от­кро­вен­но рас­ска­зал «АиФ» о «яр­ких вспыш­ках» в сво­ей жиз­ни. Ра­зу­ме­ет­ся, речь идет о жен­щи­нах.

СУМАСШЕДШАЯ ЛЮ­БОВЬ

- Несмот­ря на то что на­ши от­но­ше­ния с ве­ли­кой ев­ро­пей­ской ак­три­сой Жанн Мо­ро оста­лись да­ле­ко в про­шлом, я и се­го­дня жа­лею, что мы, от­да­вая се­бя про­фес­сии, не смог­ли со­хра­нить на­ших чувств. Мы лю­би­ли друг дру­га. Про­жи­ли вме­сте че­ты­ре го­да - и рас­ста­лись. Жанн по­сто­ян­но бы­ла на съем­ках или в те­ат­ре, а я все вре­мя про­во­дил в сво­ем ате­лье или за­ни­мал­ся под­го­тов­кой де­фи­ле. Боль от раз­ры­ва от­но­ше­ний, ко­неч­но, дав­но в про­шлом. Од­ной из при­чин на­ше­го рас­ста­ва­ния ста­ло ее бес­пло­дие. По­сле опе­ра­ции вра­чи ска­за­ли, что Жанн ни­ко­гда не смо­жет иметь де­тей. Нас обо­их это очень тя­го­ти­ло. Я рад, что мы оста­лись дру­зья­ми. Уте­шаю се­бя по­рой тем, что, ес­ли бы мы оста­лись вме­сте, ее твор­че­ская ка­рье­ра сло­жи­лась бы не столь удач­но. В лю­бом слу­чае ни од­ну жен­щи­ну – ни до встре­чи с Жанн, ни по­сле рас­ста­ва­ния с ней – я не лю­бил так силь­но. Я со сча­стьем и но­сталь­ги­ей вспо­ми­наю, как мы жи­ли вме­сте.

ТАКТИЧНЫЕ ОТ­НО­ШЕ­НИЯ

- На­ша пер­вая встре­ча с Жа­клин Кен­не­ди при­шлась на то вре­мя, ко­гда у нее слу­чи­лась пер­вая се­рьез­ная раз­молв­ка с Джо­ном Кен­не­ди. Это бы­ло на Ка­при. Впе­чат­ле­ние она на ме­ня про­из­ве­ла неод­но­знач­ное: по­ка­за­лась мне несколь­ко хо­лод­ной, за­мкну­той. Но это, впро­чем, неуди­ви­тель­но - она пе­ре­жи­ва­ла непро­стой пе­ри­од жиз­ни. Бук­валь­но спу­стя несколь­ко ме­ся­цев мы встре­ти­лись с ней сно­ва. Это уже бы­ла со­всем дру­гая Жа­клин – об­щи­тель­ная, до­воль­но ве­се­лая. Мы го­во­ри­ли о мо­де, о ки­но, о фран­цуз­ской кухне. Жа­клин с дет­ства учи­ла фран­цуз­ский язык, и все фран­цуз­ское очень при­вле­ка­ло ее. Ко­гда мы окон­ча­тель­но по­дру­жи­лись, она ста­ла мо­ей по­сто­ян­ной кли­ент­кой. Я несколь­ко раз пы­тал­ся по­да­рить ей пла­тья, сши­тые спе­ци­аль­но для нее, но Жа­клин ка­те­го­ри­че­ски от­ка­зы­ва­лась. Все­гда рас­счи­ты­ва­лась на ме­сте. А в подарок мог­ла при­нять толь­ко бу­кет цве­тов.

Мы ни­ко­гда не об­суж­да­ли с ней ее лич­ную жизнь, но я ви­дел, как тя­же­ло она пе­ре­жи­ва­ла раз­вод с Джо­ном. Я пы­тал­ся под­дер­жать ее как мог. Но она в под­держ­ке не осо­бо нуж­да­лась. По ней «сох­ли» сот­ни муж­чин. Жа­клин все­гда бы­ла в цен­тре вни­ма­ния. Ко­гда же она вы­шла за­муж за мил­ли­ар­де­ра Ари­сто­те­ля Онас­си­са, на­ши пу­ти разо­шлись. Но, несмот­ря на это, у ме­ня оста­лись о ней очень доб­рые и свет­лые вос­по­ми­на­ния.

ДРУЖ­БА НА­ВСЕ­ГДА

- С Ра­и­сой Мак­си­мов­ной Гор­ба­че­вой мы по­зна­ко­ми­лись за­дол­го до то­го, как она ста­ла пер­вой ле­ди СССР. Но зна­ком­ство бы­ло ми­мо­лет­ным. Я да­же не ду­мал, что она ме­ня за­пом­ни­ла. Ка­ко­во же бы­ло мое удив­ле­ние, ко­гда спу­стя несколь­ко лет мне по­зво­ни­ли и со­об­щи­ли, что мне же­ла­ет на­не­сти визит гос­по­жа Гор­ба­че­ва! Мне по­со­ве­то­ва­ли ее не при­ни­мать. Я со­ве­ту не внял и с удо­воль­стви­ем рас­пах­нул пе­ред ней свои две­ри. Эле­гант­ная, уве­рен­ная в се­бе, пре­крас­но зна­ю­щая ан­глий­ский - все это ме­ня в ней сра­зу под­ку­пи­ло. Мы очень быст­ро на­шли об­щий язык. Это на пуб­ли­ке Ра­и­са Мак­си­мов­на бы­ла сдер­жан­ной и немно­го­слов­ной. Но как толь­ко мы ока­за­лись за за­кры­ты­ми две­ря­ми один на один - она, на­сто­я­тель­но от­ка­зы­вав­ша­я­ся до это­го вы­пить со мной хо­тя бы бо­кал шам­пан­ско­го, ска­за­ла: «А вот те­перь да­вай­те ва­ше шам­пан­ское! У ме­ня к вам ку­ча во­про­сов!» Так на­ча­лась на­ша друж­ба, ко­то­рая про­дол­жа­лась до по­след­них дней ее жиз­ни.

АДСКИЙ СОТРУДНИК

В МИН­СКЕ СО­СТО­ЯЛ СЯ ТОЛЬ­КО ОДИН ПО­КАЗ.

- С Мар­лен Дит­рих на­ши от­но­ше­ния скла­ды­ва­лись очень непро­сто. По­рой она до­во­ди­ла ме­ня до бе­ло­го ка­ле­ния. На­ча­лось все с то­го, что я ор­га­ни­зо­вал те­атр «Эс­пас Карден». Дит­рих ме­ня вос­хи­ща­ла. К то­му вре­ме­ни она пе­ре­ста­ла сни­мать­ся в ки­но по­сле пе­ре­ло­ма но­ги. Вы­сту­па­ла ис­клю­чи­тель­но с кон­цер­та­ми. Есте­ствен­но, я за­го­рел­ся иде­ей уви­деть ее на сцене сво­е­го те­ат­ра. На­ши пе­ре­го­во­ры пре­вра­ти­лись в су­щий ад. Бе­с­ко­неч­ные ка­при­зы, тре­бо­ва­ния нево­об­ра­зи­мых го­но­ра­ров, мно­же­ство усло­вий. Я уже по­чти бы­ло сдал­ся, но в ито­ге кон­тракт мы под­пи­са­ли. Од­на­ко это ста­ло толь­ко на­ча­лом кош­мар­но­го со­труд­ни­че­ства с ней. На встре­чу для осмот­ра сце­ны она опоз­да­ла на че­ты­ре ча­са. За­ка­ти­ла ис­те­ри­ку, за­явив, что ей не нра­вит­ся ткань, из ко­то­рой из­го­тов­лен за­на­вес. В об­щем, все бы­ло не то, все не так. Но кон­цер­ты про­шли с огром­ным успе­хом. Я как мог ока­зы­вал ей зна­ки вни­ма­ния, го­во­рил ком­пли­мен­ты, за­бра­сы­вал в кон­це каж­до­го вы­ступ­ле­ния охап­ка­ми роз. Мар­лен дер­жа­лась со мной под­черк­ну­то над­мен­но. Про­сто не за­ме­ча­ла ме­ня. Ка­ко­во же бы­ло мое удив­ле­ние, ко­гда спу­стя ка­кое-то вре­мя она при­сла­ла мне бла­го­дар­ствен­ное пись­мо! Пись­мо я порвал, как и все фо­то­гра­фии с ней. Но че­рез несколь­ко лет она на­пи­са­ла мне вновь. Пред­ло­жи­ла сов­мест­но вы­пу­стить ду­хи «Мар­лен». Это пись­мо я то­же порвал. Ко­гда же мой гнев утих, я был го­тов к со­труд­ни­че­ству, но, к со­жа­ле­нию, уз­нал, что Мар­лен при­ко­ва­на к по­сте­ли и ни с кем боль­ше не об­ща­ет­ся. В лю­бом слу­чае она оста­ви­ла яр­кий след, а точ­нее – вспыш­ку в мо­ей био­гра­фии.

ИС­ПАН­СКАЯ СТРАСТЬ

- Мы так дол­го и близ­ко дру­жи­ли с Май­ей Пли­сец­кой и ее су­пру­гом Ро­ди­о­ном Щед­ри­ным, что мне ка­за­лось - я знаю этих ге­ни­ев всю жизнь. Ко­гда я впер­вые уви­дел Майю на сцене, то не по­ве­рил, что это со­вет­ская ба­ле­ри­на. В ней бы­ло столь­ко ис­пан­ской стра­сти, тем­пе­ра­мен­та, что я про­сто не мог ото­рвать взгляд. По­зна­ко­ми­ла нас ма­дам Фур­це­ва. Майя бы­ла за­стен­чи­ва. В кон­це кон­цов, пе­ре­бо­ров сму­ще­ние, она спро­си­ла ме­ня, что при­ня­то на­де­вать в Па­ри­же на свет­ские при­е­мы. Я тут же за­го­рел­ся и сде­лал все, что­бы она вы­гля­де­ла на пред­сто­я­щем этим ве­че­ром при­е­ме на­сто­я­щей ди­вой, ка­кой она и бы­ла по су­ти. На­ша друж­ба на­ча­лась так про­сто и неза­мыс­ло­ва­то, что мне до сих пор стран­но, что она ока­за­лась на­столь­ко креп­кой. Мне очень не хва­та­ет Майи.

В ито­ге всё де­ла­ет­ся во имя пре­крас­но­го жен­щин.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.