ЭРА ХРЕННИКОВА

Бес­смен­ный гла­ва Со­ю­за ком­по­зи­то­ров су­мел спа­сти ре­пу­та­цию Со­ю­за ССР

AiF Minsk - - СВОБОДНОЕ ВРЕМЯ СУДЬБЫ -

«Не зна­ешь, че­му от­дать пред­по­чте­ние - его ком­по­зи­тор­ско­му да­ру, та­лан­ту пи­а­ни­ста или его неуто­ми­мой пре­дан­но­сти сво­ей об­ще­ствен­ной де­я­тель­но­сти» - так ото­звал­ся о Ти­хоне Хрен­ни­ко­ве его кол­ле­га фран­цуз­ский ком­по­зи­тор Ан­дре Жо­ли­ве. Эти сло­ва

МИ­НУТ

у боль­шин­ства на­ших со­оте­че­ствен­ни­ков вы­зы­ва­ют недоумение. Как это, че­му от­дать пред­по­чте­ние? Ведь есть «Ар­тил­ле­ри­сты, Ста­лин дал при­каз!», «Что так серд­це, что так серд­це рас­тре­во­же­но», «Дру­га я ни­ко­гда не за­бу­ду, ес­ли с ним по­дру­жил­ся в Москве», «Пусть пле­щет ви­но, я пью, всё мне Ти­хон Хрен­ни­ков с же­ной Кла­рой в Су­да­ке, 1960 г.

ма­ло»… Ес­ли бы Хрен­ни­ков не на­пи­сал во­об­ще ни­че­го, кро­ме этих че­ты­рёх ком­по­зи­ций, до­ста­точ­но бы­ло бы и то­го. Ка­жет­ся, что эти ме­ло­дии бы­ли все­гда, - на­столь­ко креп­ко они во­шли в наш куль­тур­ный код. Но по спра­вед­ли­во­сти к ним на­до бы до­ба­вить и всё остальное - му­зы­ку из клас­си­че­ских со­вет­ских филь­мов, ко­то­рые ре­гу­ляр­но по­ка­зы­ва­ют по те­ле­ви­зо­ру и ко­то­рые тем не ме­нее не на­до­еда­ют: «В шесть ча­сов ве­че­ра по­сле вой­ны», «Сви­нар­ка и пас­тух», «Вер­ные дру­зья», «Гу­сар­ская бал­ла­да».

От­ча­сти это под­твер­жда­ет и сам Ти­хон Ни­ко­ла­е­вич: «Ком­по­зи­то­ром «на­рас­хват» я стал по­сле вы­хо­да зна­ме­ни­тых филь­мов…» Од­на­ко всей прав­ды он здесь не го­во­рит. А за­клю­ча­ет­ся она в том, что «на­рас­хват» он был и до это­го. При­чём да­же не в СССР, а на Западе. Сей­час это мо­жет по­ка­зать­ся фан­та­сти­кой, но лет 80 на­зад со­вет­ская сим­фо­ни­че­ская му­зы­ка считалась там очень мод­ной и пер­спек­тив­ной - на­сто­я­щий про­рыв. И Хрен­ни­ков был, что на­зы­ва­ет­ся, «в краю от­цов не из по­след­них мо­лод­цов». Се­рьёз­ный ав­тор, со­че­та­ю­щий тра­ди­ци­он­ный рус­ский ме­ло­дизм с экс­пе­ри­мен­том и ли­хо­стью, а глав­ное, крат­ко­стью. Боль­шая часть его сим­фо­ни­че­ских про­из­ве­де­ний укла­ды­ва­ет­ся в 20 ми­нут - он счи­тал та­кое вре­мя оп­ти­маль­ным для умного и ори­ги­наль­но­го про­из­ве­де­ния. Кро­ме то­го, Хрен­ни­ков учи­ты­вал и темп со­вре­мен­ной жиз­ни: «На­до ува­жать слу­ша­те­ля - нель­зя его дол­го му­чить».

«ПО­СТРО­ИТЬ» ЗА­ПАД

О том, нас­коль­ко вы­сок был его ав­то­ри­тет, го­во­рит один лю­бо­пыт­ный слу­чай. В 1959 г. Хрен­ни­ков в со­ста­ве де­ле­га­ции со­вет­ских ком­по­зи­то­ров был в США. И к нему под­бе­жал незна­ко­мец: «Ти­хон! Ти­хон Хрен­ни­ков! Это я - Сэмю­эль Бар­бер! Вы столь­ко сде­ла­ли для ме­ня!» Все рас­те­ря­лись, ду­мая, что это «ка­пи­та­ли­сти­че­ская про­во­ка­ция». Но ока­за­лось, что со­всем на­обо­рот. В 1935 г. юно­го му­зы­кан­та Сэ­ма Бар­бе­ра при­зва­ли в ар­мию, где лю­би­мым де­лом за­ни­мать­ся не да­ва­ли. И то­гда сол­дат-сроч­ник пи­шет пись­мо ту­да, где «по­мо­га­ют всем угне­тён­ным», - в СССР. Ад­ре­са­том вы­би­ра­ет не ко­го-ни­будь, а Ти­хо­на Хренникова, про­из­ве­де­ния ко­то­ро­го зна­ет и лю­бит. И Хрен­ни­ков отве­ча­ет, что в Крас­ной ар­мии к та­лан­там от­но­сят­ся ина­че - те ли­бо слу­жат в во­ен­ном ор­кест­ре, ли­бо их во­об­ще осво­бож­да­ют от служ­бы. Пись­мо Хренникова по­па­да­ет к ко­ман­ди­ру аме­ри­кан­ской ча­сти. Тот хва­та­ет­ся за го­ло­ву. Юно­го кля­уз­ни­ка осво­бож­да­ют от стро­е­вой под­го­тов­ки, и он ста­но­вит­ся из­вест­ным аме­ри­кан­ским ком­по­зи­то­ром. Кто ещё из со­вет­ских де­я­те­лей куль­ту­ры мо­жет по­хва­лить­ся тем, что «по­стро­ил» во­ору­жён­ные си­лы США?

В об­щем, в 1943 г. де­ло до­шло до то­го, что в Ан­глии бы­ла вы­пу­ще­на био­гра­фия Ти­хо­на Хренникова. А это уже неве­ро­ят­ный звёздный ста­тус. Осо­бен­но ес­ли учесть, что ком­по­зи­то­ру исполнилось все­го лишь 30 лет. Как его ка­рье­ра мог­ла бы раз­ви­вать­ся даль­ше - бо­га­тая те­ма для спе­ку­ля­ций. Вполне воз­мож­но, что он стал бы ли­цом рус­ской му­зы­ки XX сто­ле­тия как та­ко­вой - пред­по­сыл­ки к это­му бы­ли.

Од­на­ко этот пер­спек­тив­ный путь ока­зал­ся от­ре­зан. И весь­ма не­ожи­дан­но. «Я ни­ко­гда не пред­став­лял се­бя об­ще­ствен­ным де­я­те­лем. Бы­ло мно­го за­ка­зов, я с на­сла­жде­ни­ем пи­сал му­зы­ку. Но од­на­жды, по­чти но­чью, мне по­зво­ни­ли из ЦК и по­про­си­ли немед­лен­но при­е­хать. Так я уз­нал, что на­зна­чен ге­не­раль­ным сек­ре­та­рём Со­ю­за ком­по­зи­то­ров…»

Про­изо­шло это в 1948 г. Хрен­ни­ков в один мо­мент взле­та­ет на са­мую вер­хуш­ку ад­ми­ни­стра­тив­ной лест­ни­цы по му­зы­каль­ной ли­нии в СССР вы­ше дви­гать­ся про­сто неку­да. А ему все­го лишь 35 лет. Мо­жет ли та­кая шту­ка вскру­жить го­ло­ву? А ес­ли к это­му до­ба­вить долж­ность ру­ко­во­ди­те­ля му­зы­каль­ной сек­ции Ко­ми­те­та по Ста­лин­ским пре­ми­ям?

БЕЗ ГО­ЛО­ВО­КРУ­ЖЕ­НИЯ

Кто дру­гой при та­ком рас­кла­де мо­мен­таль­но об­ве­шал бы се­бя ла­у­ре­ат­ски­ми знач­ка­ми с го­ло­вы до ног и, ра­зу­ме­ет­ся, щед­ро от­сы­пал бы дру­зьям. Од­на­ко в слу­чае с Хрен­ни­ко­вым всё про­ис­хо­дит с точ­но­стью до на­обо­рот. Две Ста­лин­ские пре­мии он по­лу­ча­ет ещё до сво­е­го ад­ми­ни­стра­тив­но­го взлё­та. Тре­тью - в про­цес­се. Но как-то стран­но - все­го лишь скром­ной вто­рой сте­пе­ни. А вот Дмит­рий Шо­ста­ко­вич, ко­то­ро­го счи­та­ют его недру­гом, по­лу­ча­ет и две Ста­лин­ские, и Го­су­дар­ствен­ную, и Ле­нин­скую пре­мии - ак­ку­рат в те го­ды, ко­гда «раз­да­чей сло­нов» ру­ко­во­дит Хрен­ни­ков.

И с это­го мо­мен­та в оте­че­ствен­ной му­зы­ке на­чи­на­ет­ся «эра Хренникова», ко­то­рая про­длит­ся до 1991 г. и за­кон­чит­ся вме­сте с раз­ва­лом СССР. Вот что ска­зал об этом ита­льян­ский ди­ри­жёр Пьет­ро Ар­джен­то: «Я бы учре­дил спе­ци­аль­ную на­гра­ду для глав­но­го за­щит­ни­ка рус­ской со­вет­ской му­зы­каль­ной куль­ту­ры. Ни в од­ной стране ми­ра клас­си­че­ская му­зы­ка не поль­зу­ет­ся та­ким по­чи­та­ни­ем, как в СССР. И в этом за­слу­га Ти­хо­на Хренникова, ко­то­рый су­мел огра­дить её от опош­ле­ния и про­фа­на­ции».

Во­об­ще на этом по­сту ему уда­лось небы­ва­лое. Бу­дучи, по су­ти, не бо­лее чем проф­со­юз­ным бос­сом, он су­мел по­вли­ять на боль­шую по­ли­ти­ку и по­на­сто­я­ще­му спа­сти ре­пу­та­цию го­су­дар­ства. По­сле вве­де­ния со­вет­ских войск в Аф­га­ни­стан рей­тинг СССР в ми­ре упал очень низ­ко. О бой­ко­те Олим­пий­ских игр 1980 г. из­вест­но мно­гим. Но то, что имидж стра­ны в зна­чи­тель­ной ме­ре вы­пра­вил Ти­хон Хрен­ни­ков, вспо­ми­на­ют неча­сто. И зря. По­то­му что про­ве­дён­ные им и с его по­да­чи меж­ду­на­род­ные фе­сти­ва­ли со­вре­мен­ной му­зы­ки в 1981 и 1983 гг. фак­ти­че­ски све­ли на нет бой­кот СССР, объ­яв­лен­ный по­ли­ти­ка­ми За­па­да.

Ко­гда-то ему при­шлось сме­нить воль­ную жизнь ком­по­зи­то­ра на крес­ло ад­ми­ни­стра­то­ра. Но он всё рав­но про­дол­жал жить му­зы­кой. И не­ко­то­рые его сло­ва да­же сей­час зву­чат очень умест­но: «К ис­кус­ству у нас несе­рьёз­ное от­но­ше­ние. Про­цве­та­ет ди­ле­тан­тизм. Но за кра­си­вым ви­дом не скро­ешь фаль­ши­вых нот. То, что зву­чит по те­ле­ви­зо­ру, - это му­сор».

20

Фо­то из лич­но­го ар­хи­ва

Фо­то Фо­то­хро­ни­ка ТАСС

С ком­по­зи­то­ром Алек­сан­дрой Па­хму­то­вой, 1971 г.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.