По­че­му мы празд­ну­ем Но­вый год боль­ше, чем Рож­де­ство?

Brestskaya Gazeta - - ЕСТЬ ПОВОД - Служ­ба ин­фор­ма­ции «БГ»

Но­во­го го­да, при­выч­но­го нам, до XVII ве­ка не бы­ло. Но был по­хо­жий празд­ник – Но­во­ле­тие, ко­то­рый от­ме­ча­ли в на­ча­ле мар­та, а по­том в пер­вых чис­лах сен­тяб­ря. В этот день все по­здрав­ля­ли друг дру­га, про­хо­ди­ла служ­ба в церк­ви и на­кры­ва­ли празд­нич­ный обед. Бо­га­тые лю­ди раз­да­ва­ли ми­ло­сты­ню и еду.

В кон­це XVII ве­ка при­вер­же­нец ев­ро­пей­ско­го об­ра­за жиз­ни Петр I пе­ре­нес Но­во­ле­тие на 1 ян­ва­ря, как это бы­ло при­ня­то на Западе. С то­го вре­ме­ни Но­вый год на­ча­ли празд­но­вать по­сле Рож­де­ства, как вто­ро­сте­пен­ный празд­ник. Под вли­я­ни­ем за­пад­ных тра­ди­ций из­ме­ни­лось и празд­но­ва­ние Рож­де­ства, на­при­мер, по­яви­лась ел­ка, а с на­ча­ла XX ве­ка – Дед Мо­роз – ана­лог Сан­та-Клау­са. По­дар­ки то­гда да­ри­ли имен­но на Рож­де­ство, а не на Но­вый год. Ве­че­ром 24 и 25 де­каб­ря устра­и­ва­ли празд­нич­ный ужин, спе­ци­аль­но для ко­то­ро­го го­то­ви­ли жа­ре­но­го по­ро­сен­ка, гу­ся с яб­ло­ка­ми, хо­ло­дец и пи­ро­ги с ягод­ны­ми и мяс­ны­ми на­чин­ка­ми. Празд­но­ва­ние Но­во­го го­да про­хо­ди­ло на ба­лах-мас­ка­ра­дах с фей­ер­вер­ка­ми.

По­сле 1917-го Рос­сия пе­ре­шла с юли­ан­ско­го ка­лен­да­ря на гри­го­ри­ан­ский, при­ня­тый в боль­шин­стве за­пад­ных стран. Раз­ни­ца меж­ду ста­рым и но­вым сти­ля­ми «пе­ре­ме­сти­ла» но­во­год­ний празд­ник на раз­гар пра­во­слав­но­го Рож­де­ствен­ско­го по­ста. Это бы­ло на ру­ку боль­ше­вист­ским бо­го­бор­цам.

В се­ре­дине 30- х го­дов идео­ло­ги сме­ни­ли так­ти­ку и ста­ли трак­то­вать ел­ку как ат­ри­бут не рож­де­ствен­ско­го, а но­во­год­не­го празд­ни­ка. Звезд­ным ча­сом зе­ле­ной го­стьи стал 1935 год, ко­гда впер­вые за вре­мя боль­ше­вист­ско­го прав­ле­ния по ини­ци­а­ти­ве чле­на Пре­зи­ди­у­ма ЦИК СССР Павла По­сты­ше­ва в Харь­ко­ве был ор­га­ни­зо­ван дет­ский но­во­год­ний утрен­ник.

23 де­каб­ря 1947 го­да ука­зом Пре­зи­ди­у­ма Вер­хов­но­го Со­ве­та СССР 1 ян­ва­ря бы­ло объ­яв­ле­но «празд­ни­ком и нера­бо­чим днем».

Ос­нов­ные тра­ди­ции но­во­год­не­го празд­ни­ка сло­жи­лись в 60-х го­дах, но­во­год­ние утрен­ни­ки про­во­ди­ли все клу­бы, До­ма и Двор­цы куль­ту­ры. Ра­бот­ник каж­до­го пред­при­я­тия или учре­жде­ния по­лу­чал для сво­их де­тей би­ле­ты на «Ел­ку», де­ти смот­ре­ли но­во­год­нее пред­став­ле­ние и по­лу­ча­ли в по­да­рок кон­фе­ты. Де­ли­ка­те­сы к но­во­год­не­му сто­лу по­ку­па­лись или «до­ста­ва­лись» за­ра­нее. Но ос­нов­ны­ми блю­да­ми бы­ли, ко­неч­но же, се­лед­ка «под шу­бой», оли­вье в со­вет­ской ин­тер­пре­та­ции, за­лив­ные язы­ки и, непре­мен­но, хо­ло­дец с хре­ном.

Со­вет­ские тра­ди­ции уко­ре­ни­лись в на­шем со­зна­нии, и сей­час глав­ным празд­ни­ком для боль­шей ча­сти на­се­ле­ния оста­ет­ся свет­ский Но­вый год. Имен­но к это­му празднику мы на­ря­жа­ем ел­ку, по­ку­па­ем по­дар­ки, го­то­вим тра­ди­ци­он­ные блю­да и зо­вем Де­да Мо­ро­за. На Рож­де­ство ре­ли­ги­оз­ные бе­ло­ру­сы так­же устра­и­ва­ют празд­нич­ный ужин и по­здрав­ля­ют друг дру­га, а в хра­мах про­хо­дят служ­бы. Осталь­ные про­сто про­во­дят вы­ход­ной день в че­ре­де но­во­год­них празд­ни­ков.

Так уж вы­шло, что в Бе­ла­ру­си, как и в дру­гих стра­нах быв­ше­го Со­вет­ско­го Со­ю­за, Но­вый год празд­ну­ют бо­лее мас­штаб­но и пом­пез­но, чем Рож­де­ство. А вот на Западе на­обо­рот.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.