Де­ло яс­ное, что де­ло тем­ное

В Бре­сте на­чал­ся про­цесс по де­лу о мо­шен­ни­че­стве

Brestskaya Gazeta - - ПОВОД ЗАДУМАТЬСЯ - Ал­ла ВЕРСТОВА

Из ст. 49 Уго­лов­но-про­цес­су­аль­но

го ко­дек­са РБ: «По­тер­пев­шим при­зна­ет­ся фи­зи­че­ское ли­цо, ко­то­ро­му преду­смот­рен­ным уго­лов­ным за­ко­ном об­ще­ствен­но опас­ным де­я­ни­ем при­чи­нен фи­зи­че­ский, иму­ще­ствен­ный или мо­раль­ный вред и в от­но­ше­нии ко­то­ро­го ор­ган, ве­ду­щий уго­лов­ный про­цесс, вы­нес по­ста­нов­ле­ние о при­зна­нии его по­тер­пев­шим».

Су­дья – по­тер­пев­ше­му: «Вы опять да­е­те ей 10 ты­сяч и опять ни­ка­ких рас­пи­сок? Как буд­то бы се­ли и на­пе­ча­та­ли эти 10 ты­сяч…» И фир­му от­кры­ва­ла, и кол­лек­ци­я­ми тор­го­ва­ла

30 ян­ва­ря в су­де Мос­ков­ско­го рай­о­на Бре­ста на­ча­лось слу­ша­ние уго­лов­но­го де­ла по об­ви­не­нию в мо­шен­ни­че­стве 24-лет­ней бре­ст­чан­ки Л., ко­то­рая, по вер­сии след­ствия, с де­каб­ря 2015-го по март 2016 го­да пу­тем об­ма­на за­вла­де­ла де­неж­ны­ми сред­ства­ми 7 зна­ко­мых на об­щую сум­му бо­лее 2,2 млрд бе­ло­рус­ских руб­лей (неде­но­ми­ни­ро­ван­ных).

В зал су­да об­ви­ня­е­мую до­ста­ви­ли из след­ствен­но­го изо­ля­то­ра, где она на­хо­дит­ся с 22 июня про­шло­го го­да. На во­про­сы судьи мо­ло­дая жен­щи­на от­ве­ча­ла, что ра­нее не су­ди­ма, за­ре­ги­стри­ро­ва­на в Бе­ло­озер­ске Бе­ре­зов­ско­го рай­о­на, но фак­ти­че­ски про­жи­ва­ет в Бре­сте. Она за­му­жем, и у нее есть ре­бе­нок, ко­то­ро­му еще не ис­пол­ни­лось и 2 лет.

Об­ви­ня­е­мая и ее ад­во­ка­ты за­яви­ли в су­де хо­да­тай­ство о пе­ре­не­се­нии слу­ша­ния де­ла в свя­зи с тем, что Л. не озна­ком­ле­на с уго­лов­ным де­лом в пол­ном объ­е­ме. Од­на­ко суд его от­кло­нил на том ос­но­ва­нии, что в ма­те­ри­а­лах есть под­пи­сан­ный ею об этом про­то­кол.

По вер­сии след­ствия, Л. одол­жи­ла день­ги у пя­те­рых по­тер­пев­ших на со­зда­ние фир­мы по про­суш­ке и про­да­же се­мян, обе­щая вер­нуть им взя­тое в долг с про­цен­та­ми, а так­же сде­лать их со­учре­ди­те­ля­ми пред­при­я­тия с по­лу­че­ни­ем при­бы­ли от его де­я­тель­но­сти. Так­же под­су­ди­мой вме­ня­ет­ся в ви­ну при­сво­е­ние кол­лек­ций ста­рин­ных мо­нет и дра­го­цен­но­стей. Она по­обе­ща­ла вла­дель­цу про­дать их до­ро­го за гра­ни­цей. При­мер­но 15 ми­нут за­ня­ло толь­ко пе­ре­чис­ле­ние пред­ме­тов, вхо­дя­щих в кол­лек­ции, взя­тых ею на ре­а­ли­за­цию и оце­нен­ных в сум­му око­ло 10 ты­сяч дол­ла­ров. Еще у од­ной сво­ей зна­ко­мой О. об­ви­ня­е­мая взя­ла взай­мы 8 тыс. дол­ла­ров. Все по­лу­чен­ные день­ги Л. яко­бы ис­поль­зо­ва­ла на соб­ствен­ные нуж­ды, а ис­пол­нять взя­тые на се­бя обя­за­тель­ства и воз­вра­щать во­все не со­би­ра­лась.

Лю­бовь зла?

Под­су­ди­мая сво­ей ви­ны не при­зна­ла. Из все­го, что бы­ло ей предъ­яв­ле­но, она под­твер­ди­ла толь­ко тот факт, что бра­ла у О. 8 тыс. дол­ла­ров для се­мей­но­го биз­не­са. По ее сло­вам, день­ги ей по­на­до­би­лись, что­бы по­мочь сво­им ро­ди­те­лям, ко­то­рые про­жи­ва­ют в Ка­на­де, но со­зда­ли фир­му в Бре­сте. Де­скать, бы­ли пробле­мы со сня­ти­ем средств со сче­та. Но вся сум­ма бы­ла ею О. воз­вра­ще­на, прав­да, несколь­ко поз­же обе­щан­но­го сро­ка.

По по­во­ду дру­гих дол­гов Л. по­яс­ни­ла, что 5 тыс. дол­ла­ров брал ее муж, а рас­пис­ку она под­пи­са­ла по­то­му, что «лю­бовь ни­кто не от­ме­нял». Де­скать, она его лю­би­ла и зна­ла, что его долг вер­нет, по­то­му что они – се­мья. Вот толь­ко муж ее по­том под­ста­вил и ушел от нее.

Мо­ло­дая жен­щи­на по­яс­ни­ла су­ду, что муж пол­но­стью жил за ее счет, что вся его одеж­да и обувь куп­ле­на за ее день­ги. Муж ра­бо­тал ад­ми­ни­стра­то­ром в ка­зи­но, на взя­тые у нее день­ги он иг­рал в по­кер, де­лал став­ки на то­та­ли­за­то­ре. Так­же он пе­ре­сы­лал круп­ные сум­мы сво­ей ма­те­ри, ко­то­рая из-за со­вер­шен­но­го на тер­ри­то­рии Бе­ла­ру­си пре­ступ­ле­ния уеха­ла в Рос­сию и на­хо­дит­ся в ро­зыс­ке. По ее сло­вам, она мно­гое узна­ла о му­же толь­ко по­сле за­клю­че­ния бра­ка. Но она его лю­би­ла, по­то­му что он ее лас­ко­во на­зы­вал «ко­ти­ком» и хо­ро­шо об­ра­щал­ся с ее ре­бен­ком.

По­тер­пев­ший Х., яко­бы от­дав­ший об­ви­ня­е­мой на от­кры­тие фир­мы по про­суш­ке и про­да­же се­мян круп­ные сум­мы (речь идет о де­сят­ках ты­сяч дол­ла­ров – прим. авт.), был, по ее сло­вам, дру­гом се­мьи. Он уха­жи­вал за ней, да­рил цве­ты, го­во­рил ком­пли­мен­ты. Но по­том ре­шил на ней за­ра­бо­тать, зная, что она из обес­пе­чен­ной се­мьи. Она счи­та­ет, что его по­ве­де­ние – это месть за то, что по­сле непро­дол­жи­тель­ной ин­тим­ной свя­зи она ему в бли­зо­сти от­ка­за­ла. По ее вер­сии, Х. – долж­ник тех, у ко­го она яко­бы бра­ла день­ги на от­кры­тие фир­мы, и они пу­тем сго­во­ра ре­ши­ли по­лу­чить его долг с нее. Л. за­яви­ла, что не зна­ет сво­их кре­ди­то­ров и по­чти со все­ми по­тер­пев­ши­ми она по­зна­ко­ми­лась толь­ко на оч­ной став­ке.

Под­су­ди­мая обе­ща­ла до­ка­зать: то, что ей ин­кри­ми­ни­ру­ет­ся, она не со­вер­ша­ла, ее ого­во­ри­ли.

От­да­вал без рас­пи­сок и свои, и чу­жие

До­про­шен­ный в су­де по­стра­дав­ший Х. по­ка­зал, что он безо вся­ких рас­пи­сок сна­ча­ла от­да­вал Л. соб­ствен­ные сред­ства, а по­том и день­ги, взя­тые у бра­та и несколь­ких сво­их зна­ко­мых. По су­ти, по­лу­ча­ет­ся, что в эту ис­то­рию втра­вил их он. Со­блаз­нил­ся-де тем, что ему бы­ло обе­ща­но тру­до­устрой­ство в со­зда­ва­е­мой фир­ме, ведь он на тот мо­мент был без­ра­бот­ным. Де­скать, Л. го­во­ри­ла ему, что день­ги нуж­ны на рас­та­мож­ку обо­ру­до­ва­ния, на за­куп­ку се­мян. Рас­ска­зы­вая об об­сто­я­тель­ствах пе­ре­да­чи де­нег Л., он по­рой пу­тал­ся в по­ка­за­ни­ях. По его сло­вам, все как один его зна­ко­мые пе­ре­да­ва­ли ей дол­ла­ры в кон­вер­те, а она по­том их при нем пе­ре­счи­ты­ва­ла. Все сум­мы бы­ли ис­клю­чи­тель­но в 100-дол­ла­ро­вых ку­пю­рах.

« Вы опять да­е­те ей 10 ты­сяч и опять ни­ка­ких рас­пи­сок? – спро­си­ла у него су­дья, пы­та­ясь про­яс­нить си­ту­а­цию. – Как буд­то бы се­ли и на­пе­ча­та­ли эти 10 ты­сяч… Ну вот и объ­яс­ни­те су­ду!»

«Не­со­сты­ков­ка идет!» – вто­ри­ла ей пред­ста­ви­тель об­ви­не­ния.

«Ну, вот та­кие до­ве­ри­тель­ные от­но­ше­ния у нас бы­ли», – без кон­ца по­вто­рял по­тер­пев­ший Х.

Од­на­ко в су­де бы­ло от­ме­че­но, что де­ло не в до­ве­рии. И во­все не тре­бу­ет­ся выс­ше­го юри­ди­че­ско­го об­ра­зо­ва­ния, что­бы знать: сна­ча­ла ре­ги­стри­ру­ет­ся фир­ма, а уж по­том все осталь­ное: за­куп­ка обо­ру­до­ва­ния и про­чее. От во­про­са, по­че­му он как со­учре­ди­тель ни­чем не ин­те­ре­со­вал­ся и не про­ве­рял до­ку­мен­ты, по­тер­пев­ший Х. лишь вя­ло от­ма­хи­вал­ся: «Ну, я не знаю, ес­ли чест­но… Ну, на­вер­но, посколь­ку я был негра­мот­ный в этом во­про­се. Ну, вот на­столь­ко она втер­лась в до­ве­рие!»

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.