ТОЧ­КИ СОПРИКОСНОВЕНИЯ

ESH - - Art -

Бе­се­дуя с Оль­гой Костель, чув­ству­ешь вдох­но­ве­ние — ра­дост­но встре­чать неор­ди­нар­ных пер­сон, ко­то­рые, до­бив­шись успе­ха на За­па­де, воз­вра­ща­ют­ся в Бе­ла­русь де­лать по­тря­са­ю­щие твор­че­ские про­ек­ты. Ольга успе­ла стать ба­лет­мей­сте­ром и пре­по­да­ва­те­лем ком­по­зи­ции в Бер­лин­ской Ака­де­мии ис­кусств, сде­лать несколь­ко по­ста­но­вок на ев­ро­пей­ских сце­нах, по­ра­бо­тать фо­то­мо­де­лью в Ев­ро­пе и Азии и ас­си­стен­том на съе­моч­ных пло­щад­ках у Квен­ти­на Та­ран­ти­но, То­ма Кру­за и Сти­ве­на Дол­дри. И по­сле все­го это­го вер­ну­лась в Бе­ла­русь с огром­ным же­ла­ни­ем со­здать свой ав­тор­ский стиль, ко­то­рый мог бы в пол­ной ме­ре от­ра­зить ми­ро­воз­зре­ние че­ло­ве­ка, жи­ву­ще­го и ра­бо­та­ю­ще­го меж­ду Мин­ском, Бер­ли­ном, Бер­ном, Со­фи­ей и Вар­ша­вой… Бе­се­до­ва­ла Ма­рия Ва­си­лье­ва. Фо­то Еле­на Ма­куш­ки­на/laZonGa — Ольга, как на­чал­ся Ваш твор­че­ский путь? Я окон­чи­ла kин­ский хо­рео­гра­фи­че­ский кол­ледж, по­сле че­го пять се­зо­нов от­ра­бо­та­ла в труп­пе Боль­шо­го те­ат­ра опе­ры и ба­ле­та Бе­ла­ру­си под ру­ко­вод­ством aа­лен­ти­на Ели­за­рье­ва. lе се­крет, что у на­ших ак­те­ров су­ще­ству­ет опре­де­лен­ное ам­плуа, вый­ти за пре­де­лы ко­то­ро­го до­воль­но слож­но. aско­ре в те­ат­ре я осо­зна­ла, что в бу­ду­щем до­воль­ство­вать­ся од­но­тип­ны­ми ро­ля­ми не смо­гу.

g мне по­мог слу­чай. a те­атр при­е­хал ба­лет­мей­стер cит­мар Зайф­ферт из бер­лин­ской Ака­де­мии дра­мы и ис­кус­ства «Эрнст Буш» ста­вить ба­лет

«Тщет­ная предо­сто­рож­ность». Он за­ме­тил ме­ня и пред­ло­жил по­про­бо­вать по­сту­пить к нему на курс. Это бы­ло 10 лет на­зад. И по­сту­пить я долж­на бы­ла са­мо­сто­я­тель­но без ка­ких-ли­бо про­тек­ций: кон­курс был 50 че­ло­век на ме­сто, а уче­ба в этом меж­ду­на­род­ном элит­ном за­ве­де­нии бес­плат­на да­же для ино­стран­цев. Я от­ва­жи­лась, уеха­ла, и вско­ре ста­ла учить­ся в ма­стер­ской Дит­ма­ра Зейф­фер­та на фа­куль­те­те ре­жис­су­ры и хо­рео­гра­фии. Это был неза­бы­ва­е­мый опыт, ведь необ­хо­ди­мо бы­ло учить язык, осва­и­вать но­вую шко­лу и по­про­сту вы­жи­вать в но­вых усло­ви­ях.

Се­го­дня я ра­бо­таю в Бер­лине, где пре­по­даю ком­по­зи­цию и им­про­ви­за­цию у сту­ден­тов на от­де­ле­нии сце­ни­че­ско­го тан­ца и хо­рео­гра­фии. В Бе­ла­ру­си ра­бо­таю в ка­че­стве ба­лет­мей­сте­ра­по­ста­нов­щи­ка, за­ни­ма­юсь ку­ра­тор­ством Ма­лой сце­ны Боль­шо­го те­ат­ра опе­ры и ба­ле­ты, ко­то­рая пред­став­ля­ет со­бой плат­фор­му для аль­тер­на­тив­но­го ис­кус­ства. Обыч­но два ме­ся­ца я про­во­жу здесь и на два ме­ся­ца уез­жаю в Бер­лин. — Чем за­пад­ная шко­ла от­ли­ча­ет­ся от на­шей? Там на­мно­го мень­ше под­ра­жа­тель­ства в твор­че­стве.

Че­ло­ве­ку, вос­пи­тан­но­му в на­шем куль­тур­ном кон­тек­сте, это да­ет­ся зна­чи­тель­но слож­нее. aы­ра­жать се­бя, ис­кать свой стиль, про­бо­вать что-то но­вое, от­вер­гая сте­рео­ти­пы, на этом по­стро­е­на си­сте­ма твор­че­ско­го об­ра­зо­ва­ния на За­па­де. Там ни­ко­го не за­став­ля­ют за­ни­мать­ся. pту­ден­ты име­ют свое мне­ние. Плюс выс­шее об­ра­зо­ва­ние там по­лу­ча­ют лю­ди, ко­то­рые к это­му го­то­вы. g са­мое уди­ви­тель­ное, что неко­то­рые го­то­вы в 18 лет, а неко­то­рые — в 35. Так что сту­ден­че­ская ауди­то­рия очень раз­но­об­раз­на.

i про­фес­сии хо­рео­гра­фа я при­шла не сра­зу, а ко­гда столк­ну­лась с тем, что в клас­си­че­ском тан­це я ско­ва­на жест­ки­ми рам­ка­ми. g я на­ча­ла по­ис­ки... cра­ма­ти­че­ский, пла­сти­че­ский, фи­зи­че­ский те­атр, ки­но, мо­де­линг. Я пре­по­даю на двух язы­ках и за­ме­чаю, как лю­ди раз­ных куль­тур, ра­бо­тая над од­ним про­ек­том, до­сти­га­ют гар­мо­нии бла­го­да­ря пла­сти­ке. Это уди­ви­тель­но.

— Рас­ска­жи­те, по­жа­луй­ста, про Ваш опыт в fashion-ин­ду­стрии и ки­но?

aо вре­мя уче­бы в Гер­ма­нии я за­ни­ма­лась еще и мо­де­лин­гом. oа­бо­та­ла фо­то­мо­де­лью для 6hlshldr, KDnhbr, Audl, 6wDurysnl, 6rny, TryrtD. iро­ме это­го, участ­во­ва­ла в по­ка­зах но­вых кол­лек­ций, со­зда­ва­ла по­ста­нов­ки для по­ка­зов. g я по­ни­маю, по­че­му мод­ным ди­зай­не­рам нра­вит­ся при­вле­кать тан­цов­щи­ков. aедь, со­че­тая два ви­да ис­кус­ства — мо­ду и хо­рео­гра­фию, — мож­но бо­лее пол­но до­не­сти всю мно­го­ли­кость сво­их идей до пуб­ли­ки. aедь одеж­да и ак­сес­су­а­ры — это опре­де­лен­ная ком­му­ни­ка­ция с внешним ми­ром, с по­мо­щью ко­то­рой мы вы­ра­жа­ем се­бя, со­об­ща­ем о сво­их на­ме­ре­ни­ях или пе­ре­жи­ва­ни­ях.

gскус­ство, осо­бен­но те­ат­раль­ное, все­гда рож­да­лось при встре­че раз­ных куль­тур, ху­до­же­ствен­ных средств и сти­лей, по­все­днев­но­го и ми­фи­че­ско­го, то­го, что име­ем в ре­аль­но­сти, с тем, о чем меч­та­ем. А в ки­но я при­шла как раз то­гда, ко­гда Гол­ли­вуд в пе­ри­од кри­зи­са ри­нул­ся сни­мать в Ев­ро­пе. kне уда­лось тем или иным об­ра­зом по­ра­бо­тать у iвен­ти­на Та­ран­ти­но на съем­ках «Бес­слав­ных ублюд­ков», у То­ма iру­за на съем­ках «aаль­ки­рии», у pти­ве­на cол­дри на съем­ках «Чте­ца». Я бы­ла ас­си­стент­кой и ак­три­сой в неко­то­рых эпи­зо­дах. iи­но — это от­лич­ная шко­ла, прав­да, в те­ат­ре я ис­пы­ты­ваю боль­ше ад­ре­на­ли­на. — Как Вы на­чи­на­е­те ра­бо­тать над по­ста­нов­кой? Очень по-раз­но­му. gно­гда ка­кое-то ду­шев­ное по­тря­се­ние тол­ка­ет ме­ня к по­ста­нов­ке, ино­гда им­пульс ис­хо­дит из на­блю­де­ния за раз­ви­ти­ем опре­де­лен­ных со­бы­тий как в мо­ей, так и в жиз­ни

близ­ких мне лю­дей. pу­ще­ству­ет и муд­борд, так на­зы­ва­е­мая дос­ка вдох­но­ве­ния, на ко­то­рой я фик­си­рую кар­тин­ки-об­ра­зы, ци­та­ты. Это мо­гут быть кра­си­вые ко­стю­мы, об­ра­зы ге­ро­ев из ки­но или ре­кла­мы. g из это­го мно­го­об­ра­зия я впо­след­ствии вы­би­раю необ­хо­ди­мые для ра­бо­ты «паз­лы».

— Как про­хо­ди­ла под­го­тов­ка экс­пе­ри­мен­таль­но­го спек­так­ля «Ме­та­мор­фо­зы», при­знан­но­го кри­ти­ка­ми луч­шим в про­шлом го­ду?

Ба­лет по­став­лен по про­из­ве­де­нию Ови­дия, на­пи­сан­но­го бо­лее двух ты­сяч лет на­зад. kе­ня по­тряс­ло, нас­коль­ко сте­рео­ти­пы жен­ско­го и муж­ско­го по­ве­де­ния тон­ко под­ме­че­ны ав­то­ром.

За ос­но­ву ра­бо­ты в этот раз я бра­ла клас­си­че­ский та­нец, ко­то­рый раз­ме­ша­ла, что­бы пре­дать со­вре­мен­но­сти, с пла­сти­кой джа­за, хип-хо­пом, фольк­ло­ром, ис­поль­зо­ва­ла и раз­но­об­раз­ные тех­ни­ки им­про­ви­за­ции. Очень хо­те­лось сво­ей ра­бо­той со­здать ме­сто сви­да­ния, где со­вре­мен­ный че­ло­век, зри­тель, встре­тил­ся бы с ге­ро­я­ми то­го вре­ме­ни и уви­дел, нас­коль­ко стрем­ле­ния и про­бле­мы об­ще­ства то­гда и се­го­дня по­хо­жи. — Как Вы про­ду­мы­ва­ли ко­стю­мы? a «kе­та­мор­фо­зах» ко­стю­мам уде­ле­но боль­шое вни­ма­ние. kне хо­те­лось, что­бы ко­стю­мы не от­тал­ки­ва­ли сво­ей бу­та­фор­но­стью, а, на­обо­рот, под­чер­ки­ва­ли кра­со­ту че­ло­ве­че­ско­го те­ла и со­че­та­ли в се­бе со­вре­мен­ность и ис­то­рию. Я изу­ча­ла, как бы­ли сши­ты древ­не­гре­че­ские ту­ни­ки. kы с ху­дож­ни­ком по ко­стю­мам ста­ра­лись уй­ти от сте­рео­тип­но­го мыш­ле­ния и пред­став­ле­ния ба­лет­ных ко­стю­мов. Ана­ли­зи­ро­ва­ли, как рас­кры­ва­ют те­мы сво­их кол­лек­ций со­вре­мен­ные мо­де­лье­ры. Я по­ня­ла, что про­об­ра­зы ге­ро­ев гре­че­ских ми­фов плот­но оби­та­ют се­го­дня как в ре­клам­ном ми­ре, так и в ми­ре мо­ды... aо­об­ще, я ча­сто вдох­нов­ля­юсь ра­бо­та­ми Алек­сандра kак­ку­и­на. lа­при­мер, мне ка­жет­ся, со­здан­ное им несколь­ко лет на­зад ве­чер­нее пла­тье из муж­ских гал­сту­ков как нель­зя луч­ше от­ра­жа­ет об­раз се­го­дняш­ней эман­си­пи­ро­ван­ной жен­щи­ны.

— Что са­мое слож­ное и са­мое при­ят­ное в Ва­шей ра­бо­те?

pа­мое слож­ное — это вы­рас­тить в че­ло­ве­ке до­ве­рие, ко­гда он пол­но­стью по­ла­га­ет­ся на твое мне­ние. А са­мое вол­шеб­ное — это ко­гда зри­те­ли по­сле про­смот­ра спек­так­ля те­бе бла­го­дар­ны. Это пи­та­ет ве­ру в се­бя и при­да­ет сил для но­вых по­ис­ков.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.