Во­об­ще и в част­но­сти. Джинс и де­ним

Юр­кий, хит­рю­щий «фрукт» с ис­то­ри­ей в пол­то­ры сот­ни лет вновь бу­до­ра­жит мод­ни­ков. Под­го­то­ви­ла Алё­на По­по­ва.

ESH - - Cодержание -

н осить иль от­ка­зать­ся? При­нять иль пре­зи­рать? А мо­жет, все-та­ки влю­бить­ся? Но­сить, при­нять, ка­зать­ся мо­ло­дым… иль ста­рым быть, но оста­вать­ся юным…

Прознай Шекс­пир (или как там на са­мом де­ле зва­ли то­го ум­ни­ка) в свое вре­мя о джин­сах, мы бы име­ли еще один — трид­цать де­вя­тый ше­девр — с успе­хом рас­тас­кан­ный на ци­та­ты не ме­нее глу­бо­ко­мыс­лен­ные, чем те, что из «Гам­ле­та».

При этом срок в 150 лет — все­го лишь част­ный при­мер из об­щей ис­то­рии мно­го­ли­ко­го яв­ле­ния.

Во вре­ме­на Шекс­пи­ра, в да­ле­ком 16 ве­ке сло­во «jeans» уже су­ще­ство­ва­ло и обо­зна­ча­ло (во­об­ще) проч­ную хлоп­ко­вую ткань, про­из­во­ди­мую в Ге­нуе. Эта ткань го­ди­лась и бы­ла до­ступ­на к по­треб­ле­нию (в от­ли­чие от мно­гих дру­гих ма­те­ри­а­лов) как те­ми, в чьих кар­ма­нах вме­сто звон­ких мо­нет зи­я­ла вну­ши­тель­ная тоск­ли­вая ды­ра, так и те­ми, кто на­ря­ды ме­нял по пять раз на день. Пер­вым jeans (ткань из Ге­нуи, дословно ит. da Genova) да­рил воз­мож­ность быть оде­ты­ми «про­сто и со вку­сом», вто­рым — за­щи­щать ме­бель ком­форт­ны­ми эс­те­тич­ны­ми чех­ла­ми, раз­би­вать на при­бран­ных по­ля­нах и га­зо­нах рос­кош­ные шат­ры для пик­ни­ка.

Чуть поз­же и немно­го за­пад­нее по­яв­ля­ет­ся denim (ткань из Ни­ма, дословно фр. dе Nоmes). Факт — плюс в об­щий ко­тел раз­но­гла­сий и чер­тов­ски за­бав­ных спо­ров (на­блю­де­ние со сто­ро­ны) меж­ду жи­те­ля­ми двух мод­ных им­пе­рий по по­во­ду то­го, кто глав­ный во­об­ще и в част­но­сти.

Дол­гое вре­мя джинс и де­ним обо­зна­ча­ли раз­ные по­ня­тия. Из джин­со­вой тка­ни ши­ли ра­бо­чую одеж­ду, а из де­ни­ма — бо­лее гру­бой фак­ту­ры — верх­ние паль­то и ком­би­не­зо­ны. Спе­ци­а­ли­сты по тка­ням усу­губ­ля­ют си­ту­а­цию, под­чер­ки­вая, что меж­ду джин­сом и де­ни­мом су­ще­ству­ет не про­сто функ­ци­о­наль­ное от­ли­чие. У пер­во­го и вто­ро­го раз­ный цвет ос­нов­ных ни­тей пле­те­ния. У де­ни­ма в ин­ди­го окра­ше­на толь­ко нить ос­но­вы, а уток — в бе­лый или беж. У соб­ствен­но джин­со­вой тка­ни обе

ни­ти окра­ше­ны в оди­на­ко­вый цвет, в боль­шин­стве слу­ча­ев — си­ний. «И спор здесь неуме­стен», — утвер­жда­ет ав­тор по­чи­та­е­мой все­ми хлоп­ко­ве­да­ми би­б­лии от Джо­на Хойе (John Hoye), из­дан­ной в 1942 го­ду, «Staple cotton fabrics».

Но за­чем нам би­б­лия от гос­по­ди­на со смеш­ной фа­ми­ли­ей, ко­гда некто (по фа­ми­лии) Strauss лов­ко спу­тал кар­ты аб­со­лют­но всем (и не толь­ко кон­крет­но­му пе­дан­тич­но­му Джо­ну) за 100 лет до по­яв­ле­ния на­столь­ной книж­ки хлоп­ко­фи­лов, ис­поль­зо­вав од­но сло­во для из­де­лия из тка­ни c на­зва­ни­ем из дру­го­го сло­ва. В 1853 го­ду мо­ло­дой че­ло­век (по име­ни) Levi из се­мьи ев­рей­ских эми­гран­тов за­нял­ся тор­гов­лей вся­кой га­лан­те­рей­ной вся­чи­ной в окрест­но­стях Нью-Йор­ка. Уда­ча на­шла пар­ня, ко­гда тот пе­ре­брал­ся в Ка­ли­фор­нию. По­сле че­ре­ды неуря­диц и огор­че­ний в его свет­лую го­ло­ву при­шла идея…

Пер­вое мас­со­вое про­из­вод­ство джин­сов на­ча­лось в 1860-е го­ды. Пер­вые по­ку­па­те­ли брюк с за­клеп­ка­ми — Levi’s 501 — шах­те­ры и зо­ло­то­ис­ка­те­ли. Пер­вые джин­сы но­си­ли как спец­одеж­ду, с под­тяж­ка­ми. Их на­де­ва­ли для за­щи­ты по­верх бо­лее до­ро­гих брюк или каль­сон. То­гда же по­яв­ля­ет­ся ма­лень­кий кар­ма­шек спе­ре­ди — в нем хра­ни­ли зо­ло­то. А по­том на­сту­пи­ла эпо­ха ков­бо­ев, и вме­сте с ней из­ме­ни­лись джин­сы: по­яви­лись штрип­ки (муж­чи­ны ста­ли но­сить рем­ни вме­сто под­тя­жек), а так­же вто­рой кар­ман сза­ди: ко­гда едешь на ло­ша­ди, то поль­зо­вать­ся пе­ред­ни­ми кар­ма­на­ми слож­но­ва­то. Имен­но этот кар­ман сза­ди стал пя­тым в клас­си­че­ских джин­сах с пя­тью кар­ма­на­ми.

Од­на­ко кар­ма­ны — это част­ное. А во­об­ще, как утвер­жда­ет гос­по­дин Джо­на­тан Кир­би, ны­неш­ний ви­це-пре­зи­дент по ди­зай­ну муж­ской одеж­ды Levi’s, в джин­сах глав­ное — это… цвет! «Ин­ди­го — ба­зо­вым цве­том джин­сов — кра­си­ли тка­ни по все­му ми­ру и во все вре­ме­на: от Древ­не­го Егип­та до Япо­нии пе­ри­о­да Эдо. И это бы­ла дорогая одеж­да, окра­шен­ная ин­ди­го, по­то­му что тех­но­ло­гия окрас­ки бы­ла очень слож­ной.

Ин­ди­го — един­ствен­ный кра­си­тель, ко­то­рый все­гда ме­ня­ет­ся, у него нет по­сто­ян­но­го от­тен­ка. Да­же ес­ли ткань не сти­рать, он ме­ня­ет цвет — он жи­вой»… Вот так, до­ро­гой читатель… Он — жи­вой. До­пу­стим. Но са­ма-то суб­стан­ция гру­бая, неизящ­ная, нецен­ная, а тво­рит столь­ко шу­ма, вво­дит в эк­зи­стен­ци­аль­ные спо­ры неглу­пых (на пер­вый взгляд) лю­дей, оста­ва­ясь при этом лю­би­мой и вос­тре­бо­ван­ной да­же те­ми из нас, кто во­об­ще ни­че­го не лю­бит и ко­му во­об­ще ни­че­го не на­до. Ну, раз­ве спо­соб­ны на та­кое ба­наль­ный шелк или вы­со­ко­мер­ный ка­ше­мир? И сколь­ко то­го шел­ка, спро­си­те вы, и бу­де­те пра­вы. Да­же ес­ли он окра­шен в ин­ди­го…

В рас­суж­де­ни­ях и по­пыт­ках от­ве­тить на по­став­лен­ные вы­ше во­про­сы мож­но про­ве­сти нема­ло вре­ме­ни. Ве­ро­ят­но, по­это­му у джин­са, про­сти­те, у де­ни­ма, в ис­то­рии мо­ды, во­об­ще, и ко­стю­ма, в част­но­сти, есть своя от­дель­ная гла­ва, в ко­то­рой по­дроб­но рас­ска­зы­ва­ет­ся, как да­же са­мые кон­сер­ва­тив­ные мо­де­лье­ры не раз и не пять ис­поль­зо­ва­ли небла­го­род­ную (по рож­де­нию) ткань в кол­лек­ци­ях. Не го­во­ря уже об от­дель­ных ди­зай­не­рах, по­стро­ив­ших бла­го­да­ря ей умо­по­мра­чи­тель­ную ка­рье­ру. А са­ми вы на­вер­ня­ка со­гла­си­тесь, что да­же са­мые без­участ­ные к мо­де и сти­лю homo sapience хоть од­ну па­ру джинс в пла­тя­ном шка­фу да име­ют (ли­бо хо­те­ли при­об­ре­сти, но оставили за­тею, оправ­дав­шись со­мни­тель­ным «не идут»).

И есть еще кое-что. И это боль­шой сек­рет (по­чти) всех мод­ниц: в глу­бине их пла­тя­но­го шка­фа хра­нят­ся си­ние брю­ки из плот­ной сар­же­вой тка­ни то­го са­мо­го пе­ри­о­да, ко­гда каж­дая из них бы­ла «необы­чай­но хо­ро­ша со­бой». Пе­ри­о­ди­че­ская тест-примерка этих брюк тво­рит чу­де­са в борьбе за веч­ную кра­со­ту и мо­ло­дость. По­том, ко­неч­но, мож­но рас­ска­зать о ди­е­те и лич­ном тре­не­ре по пи­ла­те­су. Рас­ска­зы­вай­те на здо­ро­вье. Толь­ко брюч­ки да­ле­ко не прячь­те. Они сно­ва в мо­де. В част­но­сти. А во­об­ще, в мо­де сно­ва де­ним!

Ле­ви Стра­ус

Мо­ло­дая Аме­ри­ка

толь­ко на­чи­на­ла ис­сле­до­вать свои тер­ри­то­рии. Су­ро­вые ре­бя­та с коль­та­ми на по­я­се нуж­да­лись в креп­ких шта­нах для ра­бо­ты и ез­ды вер­хом. Порт­ной Джей­коб

Дэ­вис, ком­па­ньон Ле­ви Стра­у­са, ко­то­рый изоб­рел брю­ки с за­клеп­ка­ми из де­ни­ма.

Осо­бен­но

де­ним лю­би­ли мо­ря­ки — они бы­ли непри­ве­ред­ли­вы­ми

Мо­ря­ки ре­бя­та­ми. ис­поль­зо­ва­ли проч­ную, лёг­кую ткань по-мак­си­му­му: укры­ва­ли ей гру­зы, ла­та­ли па­ру­са и ши­ли

Кста­ти, се­бе про­стор­ные, ши­ро­кие шта­ны. имен­но мо­ря­ки

Им при­ду­ма­ли клё­ши. нуж­ны бы­ли шта­ны, ко­то­рые лег­ко за­ка­ты­ва­лись бы для мы­тья па­лу­бы.

За­вод « Levi Strauss & Co » По­ка­за­те­лен

слу­чай

Бин­гом Кро­сби, с аме­ри­кан­ским пев­цом в сти­ле джаз-кан­три. Как пе­вец от на­ро­да, Кро­сби

ста­рал­ся но­сить джин­сы вез­де, где

Од­на­ко толь­ко мож­но. од­на­жды он пы­тал­ся по­обе­дать с дру­зья­ми в ба­ре, от­ку­да его бук­валь­но вы­швыр­ну­ли за его «низ­кие» шта­ны. По­сле это­го слу­чая Кро­сби сшил се­бе джин­со­вый смо­кинг.

Дол­гие

де­ся­ти­ле­тия джин­сы слу­жи­ли ра­бо­чи­ми шта­на­ми

Они для гор­ня­ков, ра­бо­чих и ков­бо­ев. сто­и­ли де­ше­во, слу­жи­ли го­да­ми, но в при­лич­ном об­ще­стве к ним от­но­си­лись при­мер­но так же, как сей­час смот­рят на спор­тив­ки.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.