Кри­сти­ан Бэйл. В ша­ге от «Оска­ра»

ESH - - Cодержание -

Кри­сти­ан Бэйл — один из яр­чай­ших ак­те­ров со­вре­мен­но­го ки­но. Его охот­но при­гла­ша­ют в свои филь­мы са­мые раз­ные

ре­жис­се­ры, ко­то­рых объ­еди­ня­ет один эпи­тет «ге­ни­аль­ные»: Кри­сто­фер Но­лан, Чжан Имоу, Тодд Хенс, Дэ­вид О. Рас­сел… Бэйл — один из немно­гих ак­те­ров в ми­ре, ко­то­рый со­гла­ша­ет­ся ра­ди ро­ли на са­мые рис­ко­вые экс­пе­ри­мен­ты со сво­им те­лом. Для ро­ли в филь­ме «Ма­ши­нист» Бр­э­да

Ан­дер­со­на в 2004 го­ду он по­ху­дел с 83 до 55 кг! Ра­ди ро­ли афе­ри­ста Ир­ви­на

Ро­зен­фель­да в лен­те Дэ­ви­да О. Рас­се­ла «Афера по-аме­ри­кан­ски» Бэйл по­пра­вил­ся на 20 кг. Его уси­лия не оста­лись неза­ме­чен­ны­ми: фильм ли­ди­ру­ет

по чис­лу но­ми­на­ций на «Оскар» в 2014 го­ду! Не­за­дол­го до це­ре­мо­нии «Оскар» мы встре­ти­лись с ак­те­ром в Бер­лине, что­бы рас­спро­сить его о глу­бине внеш­них и

внут­рен­них ме­та­мор­фоз. Бе­се­до­ва­ла Ана­ста­сия Ко­стю­ко­вич.

Ми­стер Бэйл, пер­вый раз Вы по­яви­лись на экране ки­но в филь­ме «Им­пе­рия Солн­ца» Сти­ве­на Спил­бер­га, ко­гда Вам бы­ло 13 лет. Как ки­но из­ме­ни­ло Ва­шу жизнь?

Я ма­ло ин­те­ре­со­вал­ся филь­ма­ми в то вре­мя, а вот по­те­ря анонимности очень до­ку­ча­ла мне. Я пом­ню, ска­зал от­цу, что не хо­чу боль­ше сни­мать­ся в ки­но. Но, как ви­ди­те, не сдер­жал свое сло­во.

— Ваш но­вый фильм «Афера по-аме­ри­кан­ски» пре­тен­ду­ет на 10 «Оска­ров»! Сре­ди них — Ва­ша лич­ная номинация на луч­ше­го ак­те­ра. Ка­кие пред­чув­ствия?

Я не очень сле­жу за но­ми­на­ци­я­ми. Я как раз был на съе­моч­ной пло­щад­ке, ко­гда кто-то, по­сту­чав мне по пле­чу, ска­зал: «Эй, па­рень, а ты но­ми­ни­ро­ван на «Оскар»!» — «Ого! Кру­то! Но мне нуж­но до­снять еще од­ну сце­ну…» (Сме­ет­ся.) Чест­но ска­жу: я не жду «Оскар» для се­бя. Хо­чу, что­бы его по­лу­чил фильм, по­то­му что мы сде­ла­ли его всей ко­ман­дой. Я рад, что все мои экран­ные парт­не­ры в чис­ле но­ми­нан­тов: Бр­эд­ли Ку­пер, Джен­ни­фер Ло­уренс, Эми Адамс.

— В 2011 го­ду Вы уже по­лу­чи­ли «Оскар» за роль вто­ро­го пла­на в филь­ме Дэ­ви­да О. Рас­се­ла «Бо­ец». В про­шлом го­ду кар­ти­на О. Рас­се­ла «Мой па­рень — псих» со­бра­ла уро­жай ста­ту­эток. Что та­ко­го осо­бен­но­го в этом ре­жис­се­ре, что, сни­ма­ясь у него, ак­те­ры га­ран­ти­ро­ван­но пре­тен­ду­ют на «Оскар»?

Дэ­вид — на­сто­я­щий, и с ним по­лу­ча­ют­ся на­сто­я­щие филь­мы. Мне нра­вит­ся ра­бо­тать с ним, по­то­му что он поз­во­ля­ет мне так се­бя по­ка­зать на экране, что это вы­гля­дит по­чти глу­по, но в пра­виль­ной ат­мо­сфе­ре неожи­дан­но сра­ба­ты­ва­ет сног­сши­ба­тель­но. Съем­ки «Афе­ры» бы­ли по­хо­жи на Хэл­ло­уин нон-стоп! Невоз­мож­но так сыг­рать, ес­ли ре­жис­сер те­бе не до­ве­ря­ет, ес­ли он хо­чет, что­бы ты стро­го во­пло­тил все за­дум­ки из его го­ло­вы. Дэ­вид все де­ла­ет ина­че. У него был по­тря­са­ю­щий сце­на­рий, но он ска­зал: да­вай­те

посмот­рим, что из это по­лу­чит­ся, и дал нам пол­ную сво­бо­ду. При этом он полностью во­вле­чен в про­цесс, он вез­де­сущ, он все­гда был чет­вер­тым в на­шей ком­па­нии ак­те­ров. Дэ­вид ста­ра­ет­ся быть как мож­но бли­же к ак­те­ру, пре­дель­но близ­ко. Он то пря­чет­ся у те­бя за сту­лом, то на­ви­са­ет над то­бой, ед­ва лишь в кадр не по­па­да­ет. Очень за­бав­но бы­ло на­блю­дать, как он, все вре­мя сну­ю­щий меж­ду на­ми, пря­тал­ся от опе­ра­то­ра при сло­ве «Мо­тор!», что­бы не по­пасть в кадр.

— Как Вы ра­бо­та­ли над об­ра­зом сво­е­го ге­роя афе­ри­ста Ир­ви­на Ро­зен­фель­да?

Про­чи­тав сце­на­рий, я пред­став­лял се­бе ло­ще­но­го лов­ко­го мо­шен­ни­ка, ко­то­рый вы­кру­чи­ва­ет­ся как мо­жет, что­бы об­ма­нуть лю­дей. Но об­раз усколь­зал от ме­ня, я не знал, за что уце­пить­ся, и ре­шил встре­тить­ся с про­то­ти­пом Ме­лом Вайн­бер­гом. (Сце­на­рий филь­ма на­пи­сан по ма­те­ри­а­лам рас­сле­до­ва­ния ФБР ре­аль­ной афе­ры.) Я при­гла­сил его на ужин и был по­ра­жен, уви­дев пе­ред со­бой со­вер­шен­но дру­гой тип, чем пред­став­лял: пе­ре­до мной был пол­ный муж­чи­на с лы­си­ной, ко­то­рую он тща­тель­но скры­вал, при этом чу­дес­ный рас­сказ­чик, ко­то­ро­го мож­но слу­шать ча­са­ми. Эта встре­ча ста­ла ре­ша­ю­щей: я по­зво­нил Дэ­ви­ду и ска­зал, что знаю, как иг­рать мо­е­го ге­роя — это бу­дет че­ло­век, ко­то­рый при­ду­мы­ва­ет се­бя сам каж­дый день. Он пря­чет лы­си­ну под на­клад­кой, пря­чет жи­вот за ко­стю­мом, а гла­за за солн­це­за­щит­ны­ми оч­ка­ми, но не ви­дит, что со сто­ро­ны все его ста­ра­ния смеш­ны и неле­пы. В этом есть ка­кая-то без­за­щит­ность! И он об­во­ро­жи­те­лен в сво­ем ро­ман­тиз­ме: кра­дет день­ги, и в то же вре­мя усы­нов­ля­ет чу­жо­го ре­бен­ка.

— По­че­му бы­ло не огра­ни­чить­ся на­клад­ным жи­во­том? Вы сно­ва пу­сти­лись в экс­пе­ри­мен­ты с соб­ствен­ным те­лом!

Фи­зи­че­ская фор­ма мо­жет ска­зать о нас мно­гое, это пер­вое впе­чат­ле­ние. Ут­ро мо­е­го ге­роя на­чи­на­лось

вся­кий раз с од­ной и той же про­це­ду­ры: он де­лал из се­бя то­го, кем на са­мом де­ле не яв­лял­ся. Ес­ли бы я на­чал пря­тать под ко­стю­мом на­клад­ной жи­вот, это был бы уже гро­теск в гро­тес­ке. Нуж­но бы­ло вне­сти что-то на­сто­я­щее в об­раз.

— Вы ху­де­ли для несколь­ких ро­лей, а те­перь по­пра­ви­лись по­чти на 20 кг. Что слож­нее?

Ко­неч­но, тол­стеть бы­ло про­ще. Два ме­ся­ца я ел, все что ви­дел. И полностью от­ка­зал­ся от спор­та. На­ко­нец Дже­ни­фер Ло­уренс ска­за­ла: «А ты и вправ­ду тол­стяк!» И я по­нял, что мож­но оста­но­вить­ся — вес взят!

— Прав­да ли, что вас не узнал на съем­ках Ро­берт Де Ни­ро?

Да, он был в кур­се, что я сни­ма­юсь в филь­ме, но не знал, в ка­кой ро­ли и бу­дут ли у нас сов­мест­ные сце­ны. И вот мы сни­ма­ем сце­ну в ка­зи­но. И Ро­берт спра­ши­ва­ет: «А где Кри­сти­ан Бэйл-то? Как? Этот тол­стяк? Это он?!»

— Мно­го ли Вас са­мо­го в экран­ном Ир­вине Ро­зен­фель­де?

У ме­ня нет ни­ка­ких про­блем с тем, что­бы иг­рать лю­дей, ко­то­рые мне не нра­вят­ся. Я не сто­рон­ник тео­рии, что ак­тер дол­жен непре­мен­но иден­ти­фи­ци­ро­вать се­бя со сво­им ге­ро­ем, най­ти точ­ки со­при­кос­но­ве­ния. Я за то, что­бы сыг­рать так, что­бы мне по­ве­ри­ли.

— Ва­ши ге­рои ча­сто ве­дут двой­ную жизнь. Вам ин­те­рес­ны та­кие лю­ди?

Мне нра­вят­ся лю­ди, уме­ю­щие су­ще­ство­вать в раз­ных из­ме­ре­ни­ях. Каж­дый че­ло­век мо­жет вас чем-то уди­вить, как бы хо­ро­шо вы его ни зна­ли. Чест­но го­во­ря, не знаю лю­дей без стран­но­стей. Лю­ди на­столь­ко раз­ные, что каж­дый раз я по­ра­жа­юсь. Вро­де бы знаю че­ло­ве­ка, но нет, он обя­за­тель­но чем­то да уди­вит. Ин­те­рес­но, как из тво­е­го пер­со­на­жа вы­пры­ги­ва­ют ка­кие-то его за­мо­роч­ки и он ста­но­вит­ся все бо­лее слож­ным. «Афе­ру по-аме­ри­кан­ски» упор­но на­зы­ва­ют ко­ме­ди­ей, но на са­мом де­ле смеш­но­го в ней ма­ло. Труд­но втис­нуть этот фильм в рам­ки опре­де­лен­но­го жан­ра. В нем все­го по­не­мно­гу, как в жиз­ни.

— Ко­гда к сло­ву «афера» до­бав­ля­ет­ся «по­аме­ри­кан­ски», ка­кой оно при­об­ре­та­ет смысл?

До­бав­ля­ет­ся ве­ра в аме­ри­кан­скую меч­ту. На са­мом де­ле мой ге­рой — боль­шой ро­ман­тик: меч­та­ет о боль­шой се­мье в до­ме с па­ли­сад­ни­ком и о на­сто­я­щей люб­ви. Пом­ню, во вре­мя од­ной из на­ших встреч с про­то­ти­пом мо­е­го ге­роя Мел Вайн­берг ска­зал мне та­кую вещь: «Ес­ли те­бя спра­ши­ва­ют: день­ги или иг­ра, со­гла­шай­ся на иг­ру!» Это очень важ­ный штрих к об­ра­зу: я сыг­рал афе­ри­ста-ро­ман­ти­ка, ко­то­ро­му важ­ны не столь­ко день­ги, сколь­ко сам про­цесс иг­ры.

Кадр из филь­ма « Афера по-аме­ри­кан­ски»

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.