Л Льо­ви­сыд­то­ро­ва

Ве­не­ция при­вык­ла к сво­е­му осо­бо­му по­ло­же­нию. Круп­ней­шая неза­ви­си­мая рес­пуб­ли­ка в Сред­ние ве­ка, ини­ци­а­тор кре­сто­вых по­хо­дов, центр тор­гов­ли меж­ду За­па­дом и Во­сто­ком, вто­рой по­сле Па­ри­жа по ве­ли­чине го­род в XV ве­ке. Неза­ви­си­мость, ари­сто­кра­ти­че­ский сно­бизм

ESH - - Art -

Ли­до, неко­гда ост­ров свя­то­го Ни­ко­лая (в аб­бат­стве на ост­ро­ве хра­ни­лись мо­щи свя­то­го по­кро­ви­те­ля мо­ря­ков), был пе­ре­дан Ве­не­ци­ан­ской рес­пуб­ли­ке в 1389 го­ду для за­хо­ро­не­ния на нем ев­ре­ев, быв­ших у ве­не­ци­ан­цев не в по­че­те. За­се­лять­ся ост­ров стал толь­ко в 17-м ве­ке. Сна­ча­ла ост­ров об­лю­бо­ва­ли по­эты и пи­са­те­ли — Бай­рон, То­мас Манн, Сер­гей Есе­нин. Сле­дом за та­лан­та­ми в Ли­до съез­жа­ют­ся и по­клон­ни­ки. В 1895 го­ду тут от­кры­ва­ет­ся Ве­не­ци­ан­ская би­ен­на­ле: круп­ней­шая ав­то­ри­тет­ней­шая ху­до­же­ствен­ная выставка, про­во­ди­мая раз в два го­да. Ну а в 1930-е на ост­ро­ве бы­ло по­стро­е­но ка­зи­но, что окон­ча­тель­но утвер­ди­ло ста­тус Ли­до и од­но­вре­мен­но сде­ла­ло его не­ве­ро­ят­но эли­тар­ным.

Имен­но в рам­ках Ве­не­ци­ан­ской би­ен­на­ле в 1932 го­ду впервые в ми­ре был про­ве­ден ки­но­фе­сти­валь. «Важ­ней­шим из ис­кусств для нас яв­ля­ет­ся кино», — за­яв­лял в свое вре­мя Ле­нин. При­мер­но та­ко­го же мне­ния при­дер­жи­вал­ся Мус­со­ли­ни, вы­сту­пив­ший ини­ци­а­то­ром со­зда­ния ки­но­смот­ра. А ор­га­ни­зо­вал его пре­зи­дент би­ен­на­ле, вы­со­ко­по­став­лен­ный фа­шист, граф Джу­зеп­пе Воль­пи ди Ми­су­ра­та. По­это­му при­зы за луч­шую муж­скую и жен­скую роль до сих пор на­зы­ва­ют­ся «ку­бок Воль­пи». По­нят­ное де­ло, что с та­ким на­чаль­ством глав­ным кри­те­ри­ем от­бо­ра и на­граж­де­ния филь­мов бы­ла не ху­до­же­ствен­ная цен­ность, а вполне прак­ти­че­ская про­па­ган­дист­ская со­став­ля­ю­щая. Так, на­при­мер, уже на вто­ром фе­сти­ва­ле в 1934 го­ду глав­ный приз (в то вре­мя он на­зы- вал­ся «ку­бок Мус­со­ли­ни») по­лу­чи­ла вся про­грам­ма, пред­став­лен­ная СССР: «Рус­ские су­ме­ли пре­вра­тить свое уча­стие в мас­си­ро­ван­ную про­па­ган­ду за свою стра­ну».

Ста­лин, осо­знав всю мощь и уве­ли­чи­ва­ю­щий­ся меж­ду­на­род­ный вес по­доб­ных ме­ро­при­я­тий, уже в 1935 учре­жда­ет Мос­ков­ский ки­но­фе­сти­валь. Не от­ста­ли и ли­бе­раль­ные фран­цу­зы: в 1939 на­чи­на­ет свою ра­бо­ту еже­год­ный ки­но­смотр в Кан­нах. И по­яв­ле­ние этих ме­ро­при­я­тий бы­ло со­вер­шен­но необ­хо­ди­мо. Уси­ли­ва­ю­ще­е­ся фа­шист­ское мра­ко­бе­сие в Ита­лии при­ве­ло к то­му, что уже с 1936 го­да ку­бок Мус­со­ли­ни мог­ли по­лу­чить толь­ко ита­льян­ские и немец­кие кар­ти­ны. Хо­ро­шо хоть у них бы­ла Ле­ни Ри­фен­шталь, так что да­же в столь по­зор­ные дни в Ве­не­ции де­мон­стри­ро­ва­лось на­сто­я­щее ис­кус­ство.

Поз­же Ве­не­ци­ан­ский ки­но­фе­сти­валь бе­рет яв­ный курс на эс­те­ти­че­скую со­став­ля­ю­щую кино. Ме­ня­ет­ся и на­зва­ние глав­но­го при­за: с 1949 го­да в Ве­не­ции вру­ча­ют «Зо­ло­то­го ль­ва свя­то­го Мар­ка». Нуж­но ска­зать, что меж­ду со­вет­ским и ита­льян­ским ки­не­ма­то­гра­фом уста­но­ви­лись бо­лее чем дру­же­ствен­ные свя­зи, и не в по­след­нюю оче­редь бла­го­да­ря двум фе­сти­ва­лям — Ве­не­ци­ан­ско­му и Мос­ков­ско­му. И в то вре­мя, ко­гда ита­льян­цы от­кры­ли все­му ми­ру Тар­ков­ско­го («Зо­ло­той лев» в 1962 го­ду за «Ива­но­во дет­ство»), в Москве воз­да­ва­ли по­че­сти Фел­ли­ни («Боль­шой приз ММКФ» в 1963 го­ду за «8 1/2», несмот­ря на то, что Хру­щев на по­ка­зе де­мон­стра­тив­но спал). Ве­не­ци­ан­ским фе­сти­ва­лем не раз от­ме­ча­лись важ­ные для ис­то­рии со­вет­ско­го ки­не­ма­то­гра­фа филь­мы: «Сад­ко» Птуш­ко, «Гам­лет» Ко­зин­це­ва и «Мне два­дцать лет» Ху­ци­е­ва.

Но сно­бизм есть сно­бизм. Чем даль­ше в со­вре­мен­ность, тем боль­ше Ве­не­ци­ан­ский фе­сти­валь ста­но­вит­ся ме­ро­при­я­ти­ем «для сво­их». Это хо­ро­шо вид­но на при­ме­ре рос­сий­ских филь­мов, ко­то­рые до сих пор ре­гу­ляр­но по­лу­ча­ют зо­ло­тые на­гра­ды: «Воз­вра­ще­ние» Звя­гин­це­ва, «Фа­уст» Со­ку­ро­ва, «Чу­жая бе­лая и ря­бой» Со­ло­вье­ва и «Дом ду­ра­ков» Кон­ча­лов­ско­го. В 2014 го­ду Кон­ча­лов­ский пред­став­ля­ет в Ве­не­ции но­вый фильм: за­вер­ше­ние «три­ло­гии жиз­ни рос­сий­ской глу­бин­ки» (пер­вые две ча­сти — «Исто­рия Аси Кля­чи­ной» и «Ку­роч­ка Ря­ба») с очень фе­сти­валь­ным на­зва­ни­ем «Бе­лые но­чи поч­та­льо­на Алек­сея Тря­пи­цы­на». Глав­ный ге­рой — ре­аль­ный поч­та­льон. И, учи­ты­вая, что в про­шлом го­ду «Зо­ло­той лев» до­стал­ся до­ку­мен­таль­но­му филь­му о рим­ской коль­це­вой ав­то­до­ро­ге, шан­сы у Ан­д­ро­на Сер­ге­е­ви­ча очень хо­ро­шие.

Бла­го­да­ря «Мо­ст­ре» (как са­ми ита­льян­цы на­зы­ва­ют Ве­не­ци­ан­ский ки­но­фе­сти­валь), Ли­до стал ост­ро­вом ху­до­же­ствен­ных меч­та­ний, ис­ка­ний и неожи­дан­ных об­ре­те­ний. Что­бы про­чув­ство­вать это в пол­ной ме­ре, нуж­но по­чи­тать Ман­на и по­смот­реть Вис­кон­ти «Смерть в Ве­не­ции», обя­за­тель­но — наш фильм «Плащ Казановы», где Ин­на Чу­ри­ко­ва сыг­ра­ла, воз­мож­но, свою луч­шую роль, ну и озна­ко­мить­ся с но­вым ро­ма­ном Дэна Бра­у­на «Ин­фер­но» (впро­чем, мож­но по­до­ждать па­ру лет — его непре­мен­но экра­ни­зи­ру­ют!). Но еще луч­ше — снять свой ге­ни­аль­ный фильм и по­ехать на Ли­до за ста­ту­эт­кой кры­ла­то­го ль­ва, ко­то­рая вот уже 80 лет за­став­ля­ет смот­реть впе­ред ки­но­ху­дож­ни­ков все­го ми­ра.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.