KYPC HA BOCTOK

ESH - - Front Page -

Те­ле­ве­ду­щая, ак­три­са и ти­ту­ло­ван­ная мо­дель Ири­на Ром­баль­ская из­вест­на мно­гим как ав­тор уди­ви­тель­ных скульп­тур­ных ку­кол. Каж­дая из них до­стой­на зва­ния арт-объ­ек­та. По­ра­жа­ют фи­ли­гран­ные де­та­ли на­ря­дов, вы­пол­нен­ные с лю­бо­вью и фан­та­зи­ей, сим­во­лизм, за­ло­жен­ный в том или ином об­ра­зе, а так­же порт­рет­ное сход­ство, ко­гда у кук­лы есть жи­вой про­то­тип. Бук­валь­но не­дав­но в Кан­нах за­вер­шил­ся вернисаж, в ко­то­ром бы­ли пред­став­ле­ны кук­лы Ири­ны — се­рия «Mea Culpa» («Семь смерт­ных гре­хов»), порт­рет­ные ко­пии Кня­ги­ни Мо­на­ко Шар­лен и ак­три­сы Бри­жит Бар­до, ска­зоч­ная Спя­щая Кра­са­ви­ца. Мы ре­ши­ли по­бе­се­до­вать с ав­то­ром уни­каль­ных ра­бот на сты­ке мо­ды и ис­кус­ства.

Под­го­то­ви­ла Ма­рия Васильева.

Ири­на, как вы при­шли к та­ко­му ред­ко­му увле­че­нию?

У нас есть за­ме­ча­тель­ный ку­коль­ник Ири­на Рож­ко­ва, ко­то­рая ме­ня обу­ча­ла. Мы с ней сде­ла­ли первую кук­лу… И по­нес­лось… Про­цесс за­тя­ги­ва­ет. Я по­се­ща­ла кур­сы жи­во­пи­си и ака­де­ми­че­ско­го ри­сун­ка, по­сле бы­ли кур­сы де­ку­па­жа, пра­во­по­лу­шар­но­го ри­со­ва­ния. Сей­час я за­ни­ма­юсь на кур­сах скуль­пто­ров. На них, кста­ти, несмот­ря на тя­же­лый труд, учат­ся од­ни кра­си­вые де­вуш­ки. На днях мне при­шло пред­ло­же­ние прой­ти курс в Ри­ме у из­вест­но­го аме­ри­кан­ско­го скуль­пто­ра. Искус­ство — веч­ный дви­га­тель. Здесь, как ни­где, важ­но знать, что ты ни­че­го не зна­ешь.

— Рас­ска­жи­те, по­жа­луй­ста, про ку­кол, ко­то­рые участ­во­ва­ли в на­шей фо­то­сес­сии.

В фо­то­сес­сии для жур­на­ла о мо­де и сти­ле жиз­ни вполне ло­гич­ным ста­ло уча­стие fashion-ку­кол, посколь­ку те­ма мо­ды для ме­ня осо­бен­ная, про­чув­ство­ван­ная, как ни­ка­кая дру­гая. Ведь я ра­бо­та­ла мо­де­лью с 12 лет. Пер­вая моя вы­став­ка бы­ла вдох­нов­ле­на мод­ной ин­ду­стри­ей, в нее во­шла се­рия ра­бот под на­зва­ни­ем «Money­кен­щи­цы. Из­нан­ка».

Кста­ти, я не счи­таю свои ра­бо­ты кук­ла­ми. Они не для иг­ры, а для раз­мыш­ле­ний. Но скульп­ту­ра в чи­стом ви­де здесь так­же от­сут­ству­ет, ведь по­ми­мо леп­ки и вы­се­ка­ния при со­зда­нии то­го или ино­го об­ра­за, я ис­поль­зую руч­ную рос­пись, вы­шив­ку би­се­ром и кам­ня­ми, ши­тье. Со­здаю де­та­ли из на­ту­раль­но­го ме­ха, ко­жи, дра­го­цен­ных ме­тал­лов. Это сво­е­го ро­да сим­би­оз са­мых раз­ных на­прав­ле­ний и сти­лей. Сей­час я во­об­ще на пу­ти к ин­стал­ля­ци­ям.

В съем­ке пред­став­ле­ны порт­рет­ные ко­пии Ма­дон­ны, Бри­жит Бар­до, бе­ло­рус­ских ме­дий­ных пер­сон Са­ши Яро­слав­це­ва и пев­ца Misha FM.

— Ко­стю­мы ва­ших пер­со­на­жей вы­пол­не­ны ма­стер­ски, вы­зы­ва­ют вос­хи­ще­ние и ни­чуть не усту­па­ют на­сто­я­щим на­ря­дам мод­ных ди­зай­не­ров. Од­ни бо­тин­ки Ма­дон­ны че­го сто­ят.

Это во­прос опы­та и по­сто­ян­ных по­ис­ков че­го-то но­во­го. Ес­ли пом­ни­те, в шко­ле бы­ло УПК — на­чаль- ная про­фес­си­о­наль­ная тру­до­вая под­го­тов­ка, так вот я — тка­чи­ха. С дет­ства знаю, что та­кое шить, вы­ши­вать, вя­зать, го­то­вить.

Мне не при­шлось си­деть с нит­кой и игол­кой и по­сти­гать что-то но­вое. Я мо­гу за пол­ча­са сма­сте­рить себе пла­тье на швей­ной ма­шин­ке. Хо­чет­ся по­бла­го­да­рить за та­кое вос­пи­та­ние ро­ди­те­лей, ко­то­рые при­учи­ли ме­ня в сво­бод­ное вре­мя все­гда за­ни­мать­ся де­лом или чи­тать клас­си­че­скую ли­те­ра­ту­ру. Про­сто си­деть на ди­ване я не умею. Ес­ли я не пи­шу или не леп­лю, я па­даю в про­пасть и за­ки­саю. И это не пу­стая ал­ле­го­рия, при­е­хав из от­пус­ка, я уви­де­ла, как моя работа на кур­сах скульп­ту­ры по­кры­лась са­мой на­сто­я­щей пле­се­нью. — Ри­су­е­те ли вы эс­ки­зы? Эс­ки­зы я ри­сую ред­ко, ведь в про­цес­се ра­бо­ты скульп­тур­ные ком­по­зи­ции жи­вут соб­ствен­ной жиз­нью, ме­ня­ют­ся, по­ка­зы­ва­ют ха­рак­тер и са­ми ино­гда то­бой управ­ля­ют. Обыч­но я си­жу, об­ло­жив­шись кни­га­ми по ана­то­мии, ино­гда про­шу доч­ку по­зи­ро­вать и при­ни­мать ка­кие-то по­зы, что­бы по­смот­реть, как ве­дут себя опре­де­лен­ная мыш­ца или клю­чи­цы в неудоб­ном по­ло­же­нии. Мо­гу спе­ци­аль­но от­ло­жить ра­бо­ту и уехать на эфир, что­бы по­сле воз­вра­ще­ния уви­деть пер­со­на­жа но­вым взгля­дом. За это вре­мя с куклой все­гда про­ис­хо­дят ка­кие-то транс­фор­ма­ции. И ты по­ни­ма­ешь, в ка­ком на­прав­ле­нии дви­гать­ся даль­ше. Ес­ли при­ез­жа­ешь и в хо­ро­шем смыс­ле не узна­ешь ра­бо­ту — это как любовь с пер­во­го взгля­да. Бесценные мо­мен­ты. — Как вы­гля­дит ва­ша ма­стер­ская? Моя ма­стер­ская — это ме­ста, где я жи­ву и ра­бо­таю. У ме­ня все­гда с со­бой ин­стру­мен­ты, скаль­пель, де­та­ли ку­кол или ко­стю­мов. Ко­гда доч­ка де­ла­ет уро­ки, я ря­дом леп­лю. Ко­гда идет фор­мов­ка и от­лив­ка, я поль­зу­юсь ма­стер­ской дру­га-скуль­пто­ра, в сту­дии на кур­сах скульп­ту­ры мо­гу что-то де­лать. — Сколь­ко вре­ме­ни ухо­дит на со­зда­ние кук­лы? Обыч­но ме­сяц. Для твор­че­ских лю­дей ва­жен мо­мент вдох­но­ве­ния. Нема­ло­ва­жен и ор­га­ни­за­тор­ский

про­цесс — най­ти необ­хо­ди­мые ма­те­ри­а­лы, будь то лен­точ­ки, осо­бый би­сер или про­сто ку­сок алю­ми­ни­е­во­го ли­ста. По­это­му я так люб­лю барахолки в Ев­ро­пе, ко­то­рые яв­ля­ют­ся обя­за­тель­ны­ми для по­се­ще­ния по­сле му­зеев. От­ту­да я с тре­пе­том ве­зу ред­кие ан­ти­квар­ные «со­кро­ви­ща» для сво­е­го твор­че­ства. Я еще не знаю, для ка­ко­го пер­со­на­жа они по­дой­дут, но раз я их при­об­ре­ла — ско­ро най­дет­ся хо­зя­ин. Так ан­ти­квар­ный моль­берт «ушел» к кук­ле зна­ме­ни­то­го ху­дож­ни­ка Ан­дрея Смо­ля­ка, ма­лень­кая фар­фо­ро­вая ги­та­ра — к пе­ви­це Ви­ке Цы­га­но­вой, конь­ки — к хок­ке­и­сту Сер­гею Ко­сти­цы­ну.

Я — че­ло­век эмо­ци­о­наль­ный, хо­ле­рик, по­это­му для ме­ня ста­ло от­кры­ти­ем, что мо­гу си­деть по 5-6 ча­сов и усид­чи­во тру­дить­ся над мель­чай­шей де­та­лью. Ино­гда это срод­ни про­свет­ле­нию. Нир­ва­на…

— Все­гда ли ваше ви­де­ние сов­па­да­ет с по­же­ла­ни­я­ми за­каз­чи­ков?

Мне очень ве­зет с кли­ен­та­ми. Они не вме­ши­ва­ют­ся в твор­че­ский про­цесс. Это са­мое важ­ное для ху­дож­ни­ка — полет фан­та­зии и до­ве­рие. Ко­гда мне зво­нят, я уже во вре­мя бе­се­ды сра­зу ви­жу, ка­кой об­раз мо­гу сде­лать.

Я ни­ко­гда не де­лаю ку­кол для лю­дей, ко­то­рые мне неин­те­рес­ны или несим­па­тич­ны. Фи­нан­со­вый во­прос в этом слу­чае не име­ет зна­че­ния. Важ­но с пер­вых ми­нут пе­ре­го­во­ров по­чув­ство­вать, что вы на од­ной волне. При этом воз­раст, ста­тус, ма­те­ри­аль­ное положение — вто­рич­ны. Не­дав­но я де­ла­ла кук­лу для рос­сий­ской пе­ви­цы Ви­ки Цы­га­но­вой. Так­же кук­лу для ма­лень­кой храб­рой де­воч­ки, по­бе­див­шей он­ко­ло­гию. Был за­каз от по­тря­са­ю­щей ин­тел­ли­гент­ной жен­щи­ны из Моск­вы на юби­лей от­ца, ко­то­рый всю жизнь про­ра­бо­тал в ку­коль­ном те­ат­ре, за­каз из Нью-Йор­ка. И это при том, что я не ре­кла­ми­рую ра­бо­ту, но «свои» лю­ди ка­ким-то чу­дес­ным об­ра­зом ме­ня на­хо­дят.

— Кто ча­ще за­ка­зы­ва­ет ва­ших ку­кол: жен­щи­ны или муж­чи­ны?

Па­ра­док­саль­но, но муж­чи­ны. Ни­ко­гда не де­ла­ла ак­цент на бру­таль­ность, ведь это со­всем дру­гая ана­то­мия. Я — фа­нат жен­ско­го те­ла, его кра­со­ты и форм. Об­на­жен­ная жен­ская на­ту­ра в жи­во­пи­си и скульп­ту­ре — мой фе­тиш. Неко­то­рые да­же об­ви­ня­ют в из­лиш­нем эро­тиз­ме. Но я ра­тую за то, что­бы мы с дет­ства при­вы­ка­ли к то­му, что нет ни­че­го пре­крас­ней, чем жен­ское те­ло. Хо­чет­ся, что­бы в го­ро­де бы­ло боль­ше скульп­ту­ры, что­бы де­ти не хи­хи­ка­ли в ку­ла­чок, ви­дя по­ло­вые призна­ки. Мне ка­жет­ся, мы бу­дем чи­ще и ум­нее, ес­ли нач­нем до­стой­но от­но­сить­ся к те­лу с са­мо­го дет­ства и уй­дем от со­ци­аль­но­го экс­ги­би­ци­о­низ­ма в ви­де туа­лет­ных лу­ков. Фо­то­гра­фии сыр­ни­ков в instagram — вот пош­лость. Го­во­рить, что кра­си­вые жен­ские из­ги­бы — пош­лость… Вот это — хан­же­ство.

Моя гло­баль­ная меч­та — сде­лать что-то для го­ро­да, воз­мож­но скульп­ту­ру мо­де­ли. У нас уже есть ос­но­ва — На­ци­о­наль­ная шко­ла кра­со­ты, Belarus Fashion Week, на­ши мо­де­ли вос­тре­бо­ва­ны за ру­бе­жом. Кра­си­вые жен­щи­ны — на­ши «нефть и зо­ло­то». Нам не хва­та­ет та­кой скульп­ту­ры-сим­во­ла, с ко­то­рой лю­ди мог­ли бы де­лать па­мят­ные фото. — Ва­ша са­мая за­по­ми­на­ю­ща­я­ся работа? Бе­ре­мен­ная кук­ла с про­зрач­ным жи­во­том. Этот пер­со­наж рож­дал­ся в стран­ных ощу­ще­ни­ях и му­ках. Да, она фи­о­ле­то­во­го цве­та, да, у нее с со­бой про­зрач­ная ры­ба, да у нее за­моч­ная сква­жи­на вме­сто серд­ца и еще мил­ли­он вся­ких непо­нят­ных де­та­лей. Но не на­до спра­ши­вать ме­ня: «По­че­му?». Я ста­ра­юсь во все ра­бо­ты вкла­ды­вать смысл, хо­чу, что­бы зри­те­ли са­ми учи­лись ви­деть и за­ду­мы­вать­ся. При­смот­ри­тесь, и, воз­мож­но, вам от­кро­ет­ся то, что скры­то в глу­бине ду­ши...

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.