НА­ША ОТ­ВЕТ­СТВЕН­НОСТЬ

Gazeta Slonimskaya - - СЛОНІМ -

Ме­ня все­гда удив­ля­ли, вы­зы­вая недо­уме­ние, без­от­вет­ствен­ные лю­ди, их по­ступ­ки. А точ­нее, от­сут­ствие их дел. Как пра­ви­ло, са­мые без­от­вет­ствен­ные — весь­ма оба­я­тель­ны. Эти два ка­че­ства очень есте­ствен­но ужи­ва­ют­ся в них. И од­но вос­пол­ня­ет дру­гое. Так ска­зать, пол­ная их без­от­вет­ствен­ность га­сит­ся вы­со­кой сте­пе­нью оба­я­ния, уме­ни­ем по­дать се­бя. Долж­ны же лю­ди что-то по­лу­чать от них, по­ми­мо нега­ти­ва. В при­ро­де всё про­ду­ма­но ра­ци­о­наль­но, до ме­ло­чей.

В мо­ло­до­сти у ме­ня был при­я­тель, об­ра­зец без­от­вет­ствен­но­сти. С ми­лей­шей улыб­кой брал у дру­гих кни­ги, пла­стин­ки, день­ги и по­чти ни­ко­гда не от­да­вал. Ес­ли про­сил у ме­ня по­чи­тать кни­гу — я ему их да­рил. Ду­мал, он бу­дет ис­поль­зо­вать их в даль­ней­шем для об­мен­но­го фон­да. Но нет. Ока­зав­шись как-то у него в го­стях, уви­дел це­лую пол­ку, за­став­лен­ную мо­и­ми кни­га­ми. Да­же при­ят­но ста­ло. Кста­ти, ему то­же. Ска­зал, что «это моя ма­лень­кая непри­кос­но­вен­ная би­б­лио­те­ка». Зна­чит, ка­кие-то прин­ци­пы у него бы­ли.

Зва­ли его Оле­гом. Он был оба­я­тель­ный, ве­ли­ко­леп­ный рас­сказ­чик. Под­ме­чал те тон­кие де­та­ли, ко­то­рые дру­гие не ви­де­ли. И умел по­дать эту неви­ди­мую жизнь де­та­лей, скры­тых ню­ан­сов весь­ма ар­ти­стич­но. Слу­ша­ли его с на­пря­же­ни­ем. Жизнь его со­сто­я­ла из веч­ных раз­бо­рок, ула­жи­ва­нии от­но­ше­ний. Но он все­гда вы­хо­дил су­хим из во­ды. Ему по­до­шла бы про­фес­сия ди­пло­ма­та. Или пи­са­те­ля. Но стать ди­пло­ма­том — на­до вы­со­ко под­прыг­нуть, по­сту­пить в ин­сти­тут меж­ду­на­род­ных от­но­ше­ний. То­гда как он был тро­еч­ни­ком. А быть пи­са­те­лем — это тя­же­лый, кро­пот­ли­вый и от­вет­ствен­ный труд и уме­ние сво­дить кон­цы с кон­ца­ми. Но вся­кий труд ему был про­ти­вен.

По­сле ар­мии Олег по­шёл ра­бо­тать охран­ни­ком в тюрь­му. Си­дел на вах­те, как он го­во­рил, «на выш­ке», и сле­дил, что­бы за­клю­чён­ные по кры­ше не убе­га­ли на во­лю. Так как до кры­ши ещё на­до бы­ло до­брать­ся, за­клю­чён­ные ни­ку­да не убе­га­ли — си­ди се­бе да чи­тай. Плюс се­меч­ки. Так вот, щел­кая се­меч­ка­ми да про­чи­ты­вая од­ну за дру­гой де­сят­ки кни­жек, про­шло пол­го­да. За­тем один зэк убе­жал. Сра­зу не пой­ма­ли, ви­ди­мо, «за­лёг на дно».

Тут Оле­гу и при­шлось по­по­теть. Жизнь его те­перь де­ли­лась на три оди­на­ко­вых про­ме­жут­ка. Во­семь ча­сов — сме­на, во­семь ча­сов — от­дых, во­семь ча­сов — хождение с на­пар­ни­ком по марш­ру­ту и обя­за­тель­ные про­вер­ки. Цель — встре­тить сбе­жав­ше­го.

В серд­цах Олег про­клял та­кую ра­бо­ту. По­нял ли он, что луч­ше быть от­вет­ствен­ным 8 ча­сов в сут­ки, неже­ли 16 — без­от­вет­ствен­ным? Ви­ди­мо, да. Уво­лил­ся. Уехал пра­пор­щи­ком по кон­трак­ту в Гер­ма­нию на квар­ти­ру за­ра­ба­ты­вать. Бы­ли ещё со­вет­ские го­ды.

За­тем на­ча­лась пе­ре­строй­ка, он вер­нул­ся, ку­пил квар­ти­ру, же­нил­ся. И ку­да по­шёл ра­бо­тать? В банк — сно­ва охран­ни­ком. Это был дру­гой, бо­лее ве­со­мый уро­вень: ря­дом мно­го де­нег, а ес­ли на­па­дут гра­би­те­ли, то при­дёт­ся от­стре­ли­вать­ся. Го­род, как-ни­как, где жи­вёт, до­воль­но энер­гич­ный, Одес­са, там вся­кое бы­ва­ет.

По­че­му я вс­пом­нил Оле­га? То­ва­рищ здесь, в Слониме, пред­ло­жил мне по­рас­суж­дать на те­му от­вет­ствен­но­сти. И да­же па­ру те­зи­сов под­бро­сил. Мол, бе­рём ли мы на се­бя от­вет­ствен­ность? И сам же от­ве­тил: сколь лег­ко мы взва­ли­ва­ем её на се­бя, столь же лег­ко мо­жем сбро­сить и ни за что не от­ве­ча­ем.

— Те­перь пред­ставь­те, ка­кой бы за­ме­ча­тель­ной ста­ла на­ша жизнь. В том слу­чае, ко­гда мы де­ла­ем всё до кон­ца. Что по­ла­га­ет­ся по ро­ду на­шей де­я­тель­но­сти. При этом са­мо­сто­я­тель­но, про­яв­ляя ини­ци­а­ти­ву и без при­нуж­де­ния, — го­во­рит он с эн­ту­зи­аз­мом че­ло­ве­ка, ко­то­рый в иде­а­ле по­ни­ма­ет всё пра­виль­но.

Но по­ни­мать всё пра­виль­но мно­гие мо­гут. А вот как стать со­вер­шен­ным, очень обя­за­тель­ным и точ­ным — зна­ют лишь еди­ни­цы. На мой взгляд, это боль­шое ис­кус­ство.

Вла­ди­мир ШУМЕЛЬ

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.