ЗА ЧТО ОТ­ПРАВ­ЛЯ­ЮТ НА ДВА ГО­ДА В СПЕ­Ц­УЧРЕ­ЖДЕ­НИЕ

Gazeta Slonimskaya - - СЛОНІМ -

Несо­вер­шен­но­лет­ним на­до ду­мать о сво­их по­ступ­ках. Луч­ше слу­шать ма­му, ра­бот­ни­ков ор­га­нов опе­ки, а то ведь и в ка­зён­ный дом уго­дить мож­но.

Что и про­ис­хо­дит с мо­ло­ды­ми людь­ми, у ко­то­рых мно­го жиз­нен­ной энер­гии, а на­пра­вить её в нуж­ное рус­ло – са­ми не зна­ют как. Тем бо­лее, ко­гда се­мья непол­ная, от­ца нет ря­дом. При этом не толь­ко маль­чиш­ки об­ла­да­ют свой­ством сна­ча­ла сде­лать, а по­том по­ду­мать, но и дев­чон­ки то­же.

Каж­дое по­се­ще­ние су­деб­но­го за­се­да­ния да­ёт что-то но­вое. Вот и на этот раз, слу­шая раз­би­ра­тель­ство де­ла не­со­вер­шен­но­лет­ней Свет­ла­ны, удив­лять­ся бы­ло че­му. Её ма­ма Ни­на Пет­ров­на, 1978 г.р., вы­гля­де­ла яв­но устав­шей жен­щи­ной. (Это в 35 лет-то.) Ещё бы, дочь Све­та, окон­чив­шая 7 клас­сов и бла­го­по­луч­но, «без хво­стов» пе­ре­шед­шая в 8-й, при­стра­сти­лась к во­ров­ству. При уча­стии двух по­друг та­ко­го же воз­рас­та Свет­ла­на со­зда­ла ед­ва ли не сеть по­хи­ти­тель­ниц чу­жо­го иму­ще­ства (име­на и фа­ми­лии из­ме­не­ны).

В ЧУ­ЖОМ ДО­МЕ

…Свет­ла­на при­зна­лась, что взя­ла ключ из курт­ки де­воч­ки-чет­ве­ро­класс­ни­цы Укупник, с ко­то­рой вме­сте ка­та­лись на ро­ли­ко­вых конь­ках.

—Что бы­ло даль­ше? — спра­ши­ва­ет су­дья.

—По­шла и по­хи­ти­ла ве­щи. До­го­во­ри­лась с Нав­роц­кой, что­бы та сто­я­ла во дво­ре и смот­ре­ла, не идут ли хо­зя­е­ва в дом, — от­ве­ти­ла Свет­ла­на.

—Сколь­ко раз по­бы­ва­ла в до­ме? — уточ­ня­ет су­дья.

— Че­ты­ре ра­за, — го­во­рит Свет­ла­на. — Пер­вый раз сто­я­ла и на­блю­да­ла Нав­роц­кая, по­том Бру­ли­на.

— Для че­го вы хо­ди­ли в чу­жой дом и бра­ли ве­щи? — спра­ши­ва­ет су­дья.

— Нам нра­ви­лось при­ме­рять и рас­смат­ри­вать но­вые ве­щи, — от­ве­ча­ет Свет­ла­на.

В один из та­ких по­хо­дов де­воч­ки при­хва­ти­ли три зо­ло­тых и од­но се­реб­ря­ное коль­цо, один MRZ-пле­ер, три мо­биль­ных те­ле­фо­на, ко­ше­лёк, где бы­ло 500 зло­тых, 30 дол­ла­ров США и 200 ты­сяч бе­ло­рус­ских руб­лей. В дру­гие по­хо­ды бра-

ли май­ки, курт­ки, джин­сы.

НА ПЛЯ­ЖЕ

Рас­ска­зы­ва­ет Свет­ла­на: —Там ле­жа­ла тё­тя пья­ная. Де­воч­ки го­во­рят: «По­шли, возь­мём у нее день­ги».

—У вас в се­мье не хва­та­ет де­нег, про­дук­тов пи­та­ния? — спра­ши­ва­ет про­ку­рор.

—Хва­та­ет, — го­во­рит Свет­ла­на. — Но хо­чет­ся ещё.

— Как вы объ­яс­ня­ли по­яв­ле­ние но­вых ве­щей сво­ей ма­ме? — спра­ши­ва­ет су­дья.

—Го­во­ри­ла, что да­ла Бру­ли­на, а что-то на­шла в ав­то­бу­се, — по­яс­ня­ет Све­та.

ОБ­СУЖ­ДЕ­НИЕ И НА­КА­ЗА­НИЕ

У ма­мы Свет­ла­ны, Ни­ны Пет­ров­ны, трое де­тей. Све­та стар­шая. Ещё есть два маль­чи­ка, 1998 и 2001 го­дов рож­де­ния, Сте­па и Ва­ся. Они не за­ме­че­ны в чем-то про­ти­во­прав­ном и на уче­те не со­сто­ят.

—Я бы­ла глу­бо­ко убеж­де­на, что это бо­лезнь — клеп­то­ма­ния, — го­во­рит ма­ма Свет­ла­ны.

—Нет, у нее всё рас­счи­та­но. Это не бо­лезнь, это рас­чёт, — воз­ра­жа­ет су­дья.

— Маль­чиш­ки ру­га­ют­ся, ес­ли ты у них что-то бе­рёшь. Им это не нра­вит­ся, — го­во­рит Ни­на Пет­ров­на. — А ко­гда ты за­би­ра­ешь чу­жие ве­щи у дру­гих людей, ду­ма­ешь, им это при­ят­но?

—Не знаю, — от­ве­ча­ет Све­та. Ни­ка­ко­го чув­ства ви­ны за со­де­ян­ное, ни­ка­ко­го рас­ка­я­ния в её го­ло­се нет.

Учи­тель­ни­ца рас­ска­зы­ва­ет слу­чай, ко­гда она бук­валь­но за ру­ку пой­ма­ла Све­ту — та пы­та­лась вы­та­щить день­ги из чу­жо­го порт­фе­ля. А вот учит­ся девчонка непло­хо и имеет склон­ность к ри­со­ва­нию, мож­но ска­зать, та­лант, до­бав­ля­ет пе­да­гог под­су­ди- мой.

Все по­пыт­ки Ни­ны Пет­ров­ны по­го­во­рить с доч­кой ду­шев­но, вы­ве­дать истоки тя­ги к во­ров­ству и по­ка­зать па­губ­ность та­ко­го по­ве­де­ния на­ты­ка­лись на не­ува­же­ние и гру­бость. Хо­тя Све­та все­гда мог­ла взять без спро­са как мел­кую, так и бо­лее круп­ную сум­му из ко­шель­ка ма­мы.

—Свет­ла­на, из то­го, что здесь го­во­ри­лось, что прав­да, что нет? — спра­ши­ва­ет су­дья.

—Всё прав­да, — от­ве­ча­ет Све­та.

Член ко­мис­сии по де­лам несо­вер­шен­но­лет­них пред­ло­жил на­пра­вить де­воч­ку в спе­ц­учре­жде­ние сро­ком на два го­да.

—Что ска­жешь, Све­та, со­глас­на ли ехать в ту шко­лу? — спра­ши­ва­ет су­дья.

—Я не хо­чу ехать ту­да… — впер­вые у де­воч­ки дрог­нул го­лос. До это­го на все во­про­сы она от­ве­ча­ла лег­ко и спо­кой­но.

—Я не ви­жу дру­го­го вы­хо­да, толь­ко ехать в спе­ц­учре­жде­ние на два го­да, — го­во­рит ма­ма Ни­на Пет­ров­на.

—Воз­мож­но, это един­ствен­ный вы­ход, — со­гла­ша­ет­ся про­ку­рор.

Суд так и ре­шил — на­пра­вить Свет­ла­ну в спе­ц­учре­жде­ние сро­ком на два го­да.

… При­мер­но че­рез два го­да, по до­сти­же­нии Све­той 16 лет, за та­кие про­ступ­ки (ко­то­рые она со­вер­ши­ла по дет­ской на­ив­но­сти или стран­но­му недо­мыс­лию) её бу­дет ждать со­всем дру­гое на­ка­за­ние. По­ка же есть вре­мя оду­мать­ся, как и двум её по­друж­кам, ко­то­рые лишь кос­вен­но вс­по­ми­на­лись при раз­би­ра­тель­стве де­ла, по­сколь­ку не при­ни­ма­ли лич­но­го уча­стия в хи­ще­нии чу­жих ве­щей.

Вла­ди­мир ШУМЕЛЬ

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.