СТРА­ХИ И НА­ДЕЖ­ДЫ

Gazeta Slonimskaya - - СЛОНІМ -

Как-то бе­се­до­вал с то­ва­ри­щем. И по­про­бо­вал вы­яс­нить, бо­ит­ся ли он че­го-то? Ес­ли да, че­го кон­крет­но и на ка­ком ос­но­ва­нии. В прин­ци­пе, име­ют ли его стра­хи под со­бой ре­аль­ную подо­плё­ку? Вот что я узнал.

Вой­ны и меж­на­ци­о­наль­ных кон­флик­тов мой то­ва­рищ не бо­ит­ся. Нет при­чин и ос­но­ва­ний к это­му. В на­шей стране по­доб­ное труд­но пред­ста­вить.

Пре­ступ­ность как та­ко­вая его то­же не сму­ща­ет. Да­же ес­ли средь бе­ла дня к нему за­бе­рут­ся во­ры че­рез бал­кон, то красть у него нече­го. Кро­ме ста­ро­го ком­пью­те­ра, но­ше­ной одеж­ды и ми­ни­маль­но­го за­па­са про­дук­тов из хо­ло­диль­ни­ка.

Мо­раль­но­го или фи­зи­че­ско­го угне­те­ния он не ис­пы­ты­ва­ет. Обя­зан­но­сти на работе ста­ра­ет­ся вы­пол­нять быст­ро и пра­виль­но, что­бы при­ди­рок и на­ре­ка­ний от ра­бо­то­да­те­ля не воз­ни­ка­ло. А с вла­стя­ми он под­дер­жи­ва­ет тот ра­зум­ный ней­тра­ли­тет, ко­то­рый необ­хо­дим и до­ста­то­чен. Он за­ко­но­по­слу­шен, да­же не пе­ре­хо­дит ули­цу на крас­ный свет. Вла­сти не со­зда­ют ему ка­ких-то пре­пон, нет и «на­ез­дов». Всё по-де­ло­во­му, в чет­ком ре­жи­ме.

Ко­гда-то в со­вет­ские го­ды он бес­плат­но за­вер­шил тех­но­ло­ги­че­ский ин­сти­тут, но по спе- ци­аль­но­сти не ра­бо­тал ни дня. Бес­плат­ная же медицина его вы­ру­ча­ла не раз. По­тре­бо­ва­лась опе­ра­ция на гла­зу — сде­ла­ли без про­блем. Ор­га­ни­за­ция, где он то­гда тру­дил­ся, боль­нич­ный опла­ти­ла и пе­ре­ве­ла его на «лёг­кий» труд. Иное де­ло, что тот са­мый «лёг­кий» труд про­дол­жал­ся все­го три ме­ся­ца, за­тем его ста­ли бро­сать на бо­лее «тя­же­лые» участ­ки. Но это из­держ­ки лю­бо­го про­из­вод­ства. Ко­му ка­кое де­ло, что сет­чат­ка его боль­но­го гла­за мо­жет от­сло­ить­ся при тя­же­лой работе в лю­бую ми­ну­ту? Зна­чит, не су­мел от­сто­ять свои пра­ва до кон­ца.

На­ло­го­вое бре­мя его то­же не пу­га­ет. Сколь­ко на­до, столь­ко с него и сни­ма­ют на­ло­гов. Пред­при­ни­ма­те­лем он не яв­ля­ет­ся, а зна­чит со­зда­вать ка­кие-то се­рые схе­мы и укло­нять­ся от на­ло­гов — ему нет необ­хо­ди­мо­сти.

Ли­ше­ний по­след­них лет пять мой то­ва­рищ ни­ка­ких не ис­пы­ты­ва­ет. Ко­гда вы­пи­вал — име­ли ме­сто быть де­неж­ные пробле­мы. Стал пол­но­стью трез­вен­ни­ком — про­блем нет. За­то вин­но-во­доч­ные и та­бач­ные про­из­во­ди­те­ли недо­по­лу­ча­ют эн­ный до­ход от это­го ин­ди­ви­ду­у­ма из-за пол­но­го иг­но­ри­ро­ва­ния мо­им то­ва­ри­щем их про­дук­ции.

Что ещё? По­те­рять ра­бо­ту он не бо­ит­ся. Но утра­тить сво­бо­ду в ли­це адек­ват­ной рас­су­ди­тель­ной по­ни­ма­ю­щей жен­щи­ны он со­гла­сен. Толь­ко где они, адек­ват­ные и по­ни­ма­ю­щие? Скром­ные жен­щи­ны пер­вы­ми к нему ин­те­рес про­яв­лять не бу­дут. А нескром­ные ему и да­ром не на­до. Вот та­кая «вил­ка».

Един­ствен­ная про­бле­ма, ко­то­рая его бес­по­ко­ит, — это необя­за­тель­ные лю­ди. Го­во­рят и не де­ла­ют. Обе­ща­ют и не вы­пол­ня­ют.

— Брось ты, — го­во­рю, — не об­ра­щай вни­ма­ния. Помни, что лю­ди в боль­шин­стве сла­бы.

— А я хо­чу жить сре­ди силь­ных людей, — го­во­рит он, — ко­то­рые от­ве­ча­ют за сло­ва и по­ступ­ки.

— Хо­ро­шо. Сам по­ка­зы­вай при­мер. Будь вот та­ким — силь­ным и от­ве­ча­ю­щим за каж­дое сло­во.

Он взды­ха­ет: труд­но быть силь­ным, тя­же­ло лю­бить ближ­не­го про­сто так, бес­ко­рыст­но. Хо­тя на­до. Он зна­ет об этом, по­жа­луй, луч­ше ме­ня. Он на­чи­тан­ный. Би­б­лию, как Вет­хий за­вет, так и Но­вый, он мо­жет ци­ти­ро­вать боль­ши­ми аб­за­ца­ми. Но по­вто­рять за­учен­ные биб­лей­ские тек­сты — од­но, а вот как стать пра­виль­ным че­ло­ве­ком, че­го от нас хо­чет Гос­подь, — со­всем дру­гое.

Мой то­ва­рищ это по­ни­ма­ет. Как от­бро­сить лиш­ние стра­хи, что ме­ша­ют жить, и при­об­ре­сти на­деж­ду стать но­вым че­ло­ве­ком — над этим ему пред­сто­ит на­стой­чи­во ра­бо­тать. Он тер­пе­ли­вый. Не сом­не­ва­юсь, у него по­лу­чит­ся.

Вла­ди­мир ШУМЕЛЬ

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.