ОЧЕ­РЕДЬ ЗА БИ­ЛЕ­ТА­МИ

Gazeta Slonimskaya - - СЛОНІМ -

Суб­бот­нее утро на же­лез­но­до­рож­ном вок­за­ле в Сло­ни­ме. Же­ла­ю­щих уехать как в сто­ро­ну Гродно, так и Мин­ска — очень мно­го.

Оче­редь за би­ле­та­ми вы­стро­и­лась от се­ре­ди­ны вход­но­го ве­сти­бю­ля до кас­со­во­го за­ла. Лю­ди сто­ят, оче­редь за­мер­ла. Но чуть-чуть, ма­лень­ки­ми шаж­ка­ми всё же она дви­жет­ся.

За мной за­ни­ма­ют но­вые лю­ди. Кто-то сры­ва­ет­ся как с крюч­ка, ре­ши­тель­но идя к кас­сам. То есть ле­зет без оче­ре­ди.

В про­хо­де, или ко­ри­до­ре, меж­ду ве­сти­бю­лем и кас­со­вым за­лом, сле­ва на стене — по­жар­ная ко­лон­ка. Под стек­лом в де­ре­вян­ной ко­роб­ке по­жар­ный шланг. Но вни­зу две ка­мен­ные сту­пень­ки, из той же плит­ки, что под но­га­ми, при­под­ня­ты, так на­до. Лю­ди, устрем­ля­ясь в кас­со­вый зал ми­мо оче­ре­ди, спо­ты­ка­ют­ся о сту­пень­ку. Как в ба­ле­те, ру­ка­ми впе­ред, получив уско­ре­ние, бе­гут, по­чти па­дая, но всё же со­хра­ня­ют рав­но­ве­сие.

«А вот не лезь­те без оче­ре­ди», — по­ми­мо во­ли воз­ни­ка­ет слег­ка пло­хая мысль. Но ле­зут, спо­ты­ка­ют­ся, вы­тя­ги­ва­ют ру­ки с сум­ка­ми впе­рёд, к сча­стью, не па­да­ют. Ес­ли это пен­си­о­не­ры, по­чти со­чув­ствую им. Пен­си­о­не­ры про­жи­ли доль­ше, и нерв­ная си­сте­ма рас­ша­та­на у них бо­лее ос­но­ва­тель­но, чем у про­чих. Я то­же на­чи­наю нерв­ни­чать. Времени с каж­дой ми­ну­той оста­ёт­ся мень­ше, оче­редь пол­зёт ле­ни­во.

«Лад­но-лад­но, — го­во­рю се­бе, — успею, ведь две кас­сы ра­бо­та­ют». Но в се­ре­дине ко­ри­до­ра лю­ди убеж­да­ют­ся, что би­ле­ты вы­да­ет толь­ко од­на касса. Сра­зу разо­ча­ро­ва­ние.

Вот так. Об удоб­стве пас­са­жи­ров в этот вы­ход­ной день ни­кто не по­ду­мал. Мно­гие с чи­стым серд­цем хо­тят успеть взять би­ле­ты. Лю­ди зна­ют: в ди­зель-по­ез­де про­езд­ной би­лет то­же мож­но ку­пить. Но вдруг сра­зу кон­троль? Опять же, ес­ли едешь от стан­ции, где есть касса, би­лет сто­ит до­ро­же. Кто хо­чет пе­ре­пла­чи­вать?

На­ко­нец под­хо­жу к окош­ку. Кас­сир­ша доб­ро­душ­но со­об­ща­ет, что на Минск би­ле­тов не да­ёт, так как компьютерная си­сте­ма от­клю­чи­лась. Че­ло­век за мной, се­рьёз­ный вы­со­кий и креп­кий муж­чи­на лет со­ро­ка, с яс­ным ли­цом, вы­да­ёт па­ру «лас­ко­вых» слов матом то, что ду­ма­ет по это­му по­во­ду. Не стес­ня­ясь. Зна­чит, нерв­ни­ча­ет.

— По­че­му не ра­бо­та­ют две кас­сы? — спра­ши­ва­ет гром­ко. — За­чем мы сто­я­ли в оче­ре­ди? Ес­ли бы ра­бо­та­ли две кас­сы, мы бы успе­ли взять би­ле­ты.

Ря­дом с ним же­на, у неё рас­те­рян­ное ли­цо. Ей стыд­но и непри­ят­но: муж нерв­ни­ча­ет, и би­ле­ты не успе­ли ку­пить.

— В суб­бо­ту в это вре­мя все­гда ра­бо­та­ет од­на касса, — го­во­рит доб­ро­душ­ная кас­сир­ша. Ей всё рав­но: не закройся компьютерная си­сте­ма ав­то­ма­ти­че­ски, она бы про­дол­жа­ла вы­да­вать би­ле­ты.

На Гродно би­ле­ты про­да­ва­ли. Кви­ток в кар­мане. Пе­ре­стаю нерв­ни­чать. На пер­роне ми­ну­ты три ещё жду сво­е­го по­ез­да. Они, с двух сто­рон при­бли­жа­ясь, в лу­чах низ­ко­го осен­не­го солн­ца мед­лен­но под­хо­дят к вок­за­лу.

Вла­ди­мир ШУ­МЕЛЬ

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.