Меч­ты на обо­чине Груп­па “Пик­ник” пред­ста­ви­ла в Го­ме­ле но­вый аль­бом “Пе­вец де­ка­дан­са”

Gomelskaya Pravda - - КУЛЬТУРНЫИ ВЫХОДНОИ -

При­чуд­ли­вые де­ко­ра­ции, ди­ко­вин­ные ме­ха­низ­мы, при­ду­ман­ные ли­де­ром груп­пы, пер­со­на­жи, ожив­ля­ю­щие дей­ство: кло­ун бес­по­щад­ный из од­но­имен­ной пес­ни, шар­ман­щик, вы­пус­ка­ю­щий из сво­ей шар­ман­ки мыль­ные пу­зы­ри, некий франт в па­ри­ке, уже упо­мя­ну­тый хо­ду­лист.

А са­ми му­зы­кан­ты дер­жат­ся весь­ма от­стра­нен­но от зри­те­лей. Все как один — в тем­ных оч­ках. Ни­ка­ко­го об­ще­ния с за­лом. Эд­мунд Шк­ляр­ский за­го­во­рил пер­вый раз, объ­яв­ляя пе­ре­рыв. Мыс­лью по дре­ву при этом не рас­те­кал­ся. Был

— Вы ска­за­ли как-то, что од­ной из це­лей ва­ше­го твор­че­ства яв­ля­ет­ся смяг­че­ние нра­вов. — Но у ис­кус­ства во­об­ще, на ваш взгляд, долж­на быть ка­кая-то цель? — Ну раз ко­нец све­та от­ме­ня­ет­ся, то тра­ди­ци­он­ный во­прос для всех му­зы­кан­тов, ко­то­рые до­би­лись, ка­жетс

— Од­на мо­ло­дежь? — ин­те­ре­со­ва­лась со­труд­ни­ца Двор­ца куль­ту­ры же­лез­но­до­рож­ни­ков у дру­гой на­счет пуб­ли­ки. — От­нюдь, — по­сле­до­ва­ло в от­вет. Не знаю, в чем тут де­ло: или это лю­ди в са­мом де­ле так го­во­рят в обыч­ной жиз­ни, или дей­стви­тель­но у зна­ко­во­го арт­рок-кол­лек­ти­ва та­кая аура, но ка­кая-то сдер­жан­ность во­круг бро­са­лась в глаза. Вро­де боль­шин­ство зри­те­лей в теп­лых вя­за­ных сви­те­рах, а всё рав­но сма­хи­ва­ют на эс­те­тов, пусть ни­кто не оби­жа­ет­ся на та­кое сло­во.

— Не поз­во­ли­те прой­ти? — от пуб­ли­ки на рок-кон­цер­те не ча­сто та­кое услы­шишь. Сам фронт­мен “Пик­ни­ка” Эд­мунд Шк­ляр­ский то­же лю­бит вы­со­кий слог. Сло­во “столь” на­при­мер. И во­об­ще изъ­яс­ня­ет­ся склад­но, тща­тель­но под­би­рая вы­ра­же­ния. Речь без­упреч­на. Эмо­ции внут­ри. Ни­ка­кой от­вяз­но­сти. Ма­ло на ро­ке­ра по­хож. Ре­пу­та­ция не за­пят­на­на. Пи­шет не толь­ко слож­ные тек­сты, но и кар­ти­ны.

Пе­ред вы­хо­дом на сце­ну на­шел вре­мя от­ве­тить на несколь­ко во­про­сов “ГП”. Но на прось­бу рас­ска­зать о том, за­ду­мы­вал­ся ли аль­бом как по­пыт­ка вер­нуть по­э­ти­ку Се­реб­ря­но­го ве­ка в наше вре­мя, неожи­дан­но от­клик­нул­ся бо­лее при­зем­лен­ны­ми раз­мыш­ле­ни­я­ми:

— Мы в Го­ме­ле бы­ли до­воль­но дав­но и иг­ра­ли как раз в этом за­ле, ко­гда здесь еще не бы­ло столь чу­дес­но­го ре­мон­та. По­это­му пер­вым де­лом хо­чет­ся ска­зать не о му­зы­каль­ной со­став­ля­ю­щей, а об ар­хи­тек­тур­ной. Но, ко­неч­но, на­де­ем­ся, что но­вый аль­бом здесь про­зву­чит хо­ро­шо. Мы не бу­дем ис­пол­нять толь­ко но­вые пес­ни, по­ста­ра­ем­ся пе­ре­ме­жать их, на­де­юсь, из­вест­ны­ми уже ве­ща­ми.

“Пе­вец де­ка­дан­са” пи­сал­ся, как и преды­ду­щие аль­бо­мы, ле­том: сту­ден­ты сда­ют эк­за­ме­ны, а мы в это вре­мя го­то­вим­ся к но­вой про­грам­ме. Для нас ле­то — го­ря­чая по­ра, вме­сто от­ды­ха за­ни­ма­ем­ся ре­ше­ни­ем при­ят­ных, но в том чис­ле и слож­ных для се­бя за­дач. Се­реб­ря­ный век мы не пы­та­лись вер­нуть, по­то­му что сде­лать это невоз­мож­но. А со сло­вом “де­ка­данс” ас­со­ци­и­ру­ет­ся всё то, что пре­жде нра­ви­лось и нра­вит­ся до сих пор: это и сим­во­ли­сты, и сюр­ре­а­ли­сты, и все про­чие де­я­те­ли ис­кус­ства, ко­то­рые бы­ли этим сло­вом за­клей­ме­ны. Не пом­ню уже у ко­го: то ли у ре­жис­се­ра ка­ко­го, то ли у пи­са­те­ля. У него что-то спра­ши­ва­ли, и он ска­зал, ес­ли немно­го смяг­чат­ся нра­вы, то его за­да­ча ча­стич­но вы­пол­не­на. Вот я, на­при­мер, не стал бы го­во­рить, что ис­кус­ство из­ме­нит мир. По­то­му что и под­ле­цы чи­та­ют те же са­мые хо­ро­шие кни­ги. И слу­ша­ют му­зы­ку в кон­сер­ва­то­рии. И всё про­чее. Но ни­че­го из это­го на них, ви­ди­мо, не вли­я­ет. Ес­ли хо­тя бы ка­кие-то ма­лень­кие ша­ги бла­го­да­ря ис­кус­ству про­ис­хо­дят, то же са­мое смяг­че­ние нра­вов, так это уже непло­хо. неожи­дан­но под­клю­ча­ет­ся к раз­го­во­ру бас-ги­та­рист груп­пы Ма­рат Кор­чем­ный.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.