ПРИ­ЮТ В ГО­РАХ

Стро­и­тель­ство спа­са­тель­ной хи­жи­ны на сед­ло­вине Эль­бру­са ста­ло од­ним из са­мых яр­ких outdoor-про­ек­тов ухо­дя­ще­го го­да. При­ме­ча­тель­но, что в нем при­ни­ма­ли уча­стие двое го­мель­чан

Gomelskaya Pravda - - ЭКСТРИМ - На­та­лья ПРИГОДИЧ Фото из личного архива Сер­гея ГРИ­ЩЕН­КО­ВА

С каж­дым го­дом все боль­ше ту­ри­стов, неза­ви­си­мо от уров­ня под­го­тов­ки, едут на Кав­каз, что­бы взой­ти на вер­ши­ну Эль­бру­са.

Го­мель­ча­нин Сер­гей Гри­щен­ков от­пра­вил­ся ту­да ле­том 2008 го­да. Го­во­рит, очень хо­ро­шо за­пом­нил свое пер­вое вос­хож­де­ние на Эль­брус.

— По­шел то­гда один. На марш­рут вы­шел позд­но, в че­ты­ре утра вме­сто двух но­чи, как при­ня­то. За мной — ни­ко­го, да­ле­ко впе­ре­ди на ска­лах Пас­ту­хо­ва от­ды­ха­ют груп­пы. По неопыт­но­сти я спе­шил и ча­са че­рез два стал обгонять ушед­ших ра­нее, — вспо­ми­на­ет Сер­гей. — Уже длин­ная ве­ре­ни­ца вос­хо­ди­те­лей тя­ну­лась сза­ди, и вдруг — стоп! — чув­ствую, что не мо­гу даль­ше ид­ти: каж­дый шаг да­ет­ся с боль­шим тру­дом, серд­це бе­ше­но ко­ло­тит­ся, неболь­шой от­дых ни к че­му не при­во­дит. По­нял, что от­ды­хать сей­час бес­смыс­лен­но, и по­плел­ся в том тем­пе, ко­то­рый мог дер­жать. На сед­ло­ви­ну под­нял­ся по­след­ним, шел на од­ной си­ле во­ли. Ду­мал, ес­ли и дой­ду до вер­ши­ны, ни­ко­гда уже об­рат­но не спу­щусь. Но ни­че­го, от­ле­жал­ся на сед­ло­вине с ча­сок, да­же вздрем­нул, и по­шел на­верх са­мым по­след­ним, ко­гда на подъ­еме ни­ко­го боль­ше не бы­ло. На вер­шине до­гнал по­след­нюю груп­пу. Вос­торг, эй­фо­рия — я сде­лал это! Ни­что так тя­же­ло не да­ва­лось мне в жиз­ни и не при­но­си­ло та­ко­го удо­вле­тво­ре­ния. Вниз сле­тел как на кры­льях, а по­том как уби­тый про­спал в па­лат­ке 12 ча­сов.

Сер­гей го­во­рит, что го­ры не тер­пят пре­не­бре­же­ния. Ид­ти ту­да на­до с хо­ро­ши­ми мыс­ля­ми, осо­бо не рас­слаб­ля­ясь: в го­рах опас­но­сти под­сте­ре­га­ют вез­де, осо­бен­но там, где их не ждешь. Есть ве­щи, непод­власт­ные че­ло­ве­ку, та­кие как кам­не­па­ды, ла­ви­ны, об­ва­лы. Или рез­кое из­ме­не­ние по­го­ды, ко­гда в необъ­ят­ном от­кры­том про­стран­стве на боль­шой вы­со­те нет воз­мож­но­сти укрыть­ся от пурги или ура­га­на. Все это на­до уметь пред­ви­деть, и при­хо­дит это с опы­том. Ве­тер в го­рах бы­ва­ет та­кой си­лы, что валит с ног, и мо­жет да­же сбро­сить с хреб­та или вер­ши­ны.

Шесть лет на­зад в один день на сед­ло­вине Эль­бру­са за­мерз­ли на­смерть 11 ту­ри­стов. Имен­но эта тра­ге­дия и под­толк­ну­ла небез­раз­лич­ных лю­дей к мыс­ли о том, что необ­хо­ди­мо по­стро­ить здесь спа­са­тель­ный при­ют.

Те­ма дол­го об­суж­да­лась на про­сто­рах Ин- тер­не­та и в прес­се, са­мые ак­тив­ные участ­ни­ки на­шли спон­со­ров, под­клю­чи­ли рос­сий­скую Фе­де­ра­цию аль­пи­низ­ма, со­бра­ли во­лон­те­ров, и про­ект за­ра­бо­тал.

На­чи­ная с 2008 го­да во­лон­те­ры за­ня­лись под­го­то­ви­тель­ны­ми ра­бо­та­ми по стро­и­тель­ству спа­са­тель­ной хи­жи­ны. В ав­гу­сте 2009 го­да бы­ла про­ве­де­на уни­каль­ная опе­ра­ция по до­став­ке вер­то­ле­том Ми-8 ос­нов­но­го гру­за на во­сточ­ную вер­ши­ну Эль­бру­са. В 2010 го­ду груз ве­сом око­ло 5 тонн был спу­щен с во­сточ­ной вер­ши­ны на сед­ло­ви­ну и на­ча­лось ос­нов­ное стро­и­тель­ство хи­жи­ны. 1 сен­тяб­ря 2010 го­да она бы­ла от­кры­та.

Но про­сто­я­ла она недол­го: 27 ок­тяб­ря то­го же го­да ура­ган­ный ве­тер со­рвал ку­пол и впо­след­ствии пол­но­стью ее раз­ру­шил.

И все же на­звать на­прас­ны­ми ста­ра­ния во­лон­те­ров нель­зя. Ра­бо­чая груп­па при уча­стии Фе­де­ра­ции аль­пи­низ­ма Рос­сии с уче­том при­об­ре­тен­но­го опы­та при­сту­пи­ла к раз­ра­бот­ке но­вой кон­струк­ции при­ю­та, ко­то­рая бы­ла на­деж­нее преж­ней: бо­лее ком­пакт­ной и устой­чи­вой.

В июле 2012 го­да ко­ман­да во­лон­те­ров и спа­са­те­лей на­ча­ла мон­таж­ные ра­бо­ты. Ча­сти кон­струк­ции но­вой хи­жи­ны до­став­ля­лись вер­то­ле­том пря­мо на сед­ло­ви­ну на вы­со­ту 5300 мет­ров. И к на­ча­лу августа са­мый вы­со­кий в Ев­ро­пе спа­са­тель­ный при­ют в го­рах, по­лу­чив­ший на­зва­ние “Стан­ция RedFox 5300”, был по­стро­ен.

За че­ты­ре го­да, с уче­том стро­и­тель­ства пер­вой и вто­рой спа­са­тель­ных стан­ций, бо­лее 100 во­лон­те­ров из раз­ных стран бы­ли за­дей­ство­ва­ны в этом уни­каль­ном про­ек­те. Непо­сред­ствен­но в вы­сот­ном мон­та­же (на вы­со­те 5300 мет­ров) в этом го­ду при­ни­ма­ли уча­стие 15 че­ло­век.

Сре­ди них жи­те­ли Моск­вы, Санкт-Пе­тер­бур­га, Крас­но­да­ра, пред­ста­ви­те­ли МЧС Рос­сии из Ир­кут­ска, Крас­но­яр­ска, Ека­те­рин­бур­га. И толь­ко двое бе­ло­ру­сов — при­чем оба из Го­ме­ля — Сер­гей Гри­щен­ков и Оль­га Мед­ве­де­ва.

Сер­гей Гри­щен­ков го­во­рит, что о про­ек­те они узна­ли чи­сто слу­чай­но: в 2009 го­ду пу­те­ше­ство­ва­ли в При­эль­брусье и, как го­во­рит­ся, ока­за­лись в нуж­ный мо­мент в нуж­ном ме­сте.

— Пом­ню, мы с Оль­гой под­ня­лись с во­сто­ка на обе вер­ши­ны Эль­бру­са. Шли пол­но­стью эки­пи­ро­ван­ны­ми, с па­лат­кой и спаль­ни­ка­ми, с про­дук­та­ми на несколь­ко дней. Про­ве­ли две но­чев­ки на вы­со­те 5100 мет­ров, по­сле че­го спу­сти­лись в Тер­скол ( по­се­лок в Ка­бар­ди­ноБал­ка­рии, где на­хо­дит­ся гор­но­лыж­ный центр, — прим. ав­то­ра). Там впер­вые уви­де­ли экс­пе­ди­ци­он­ную груп­пу, — рас­ска­зы­ва­ет Сер­гей. — Сна­ча­ла мое вни­ма­ние при­влек вер­то­лет, ко­то­рый до­став­лял на­верх ка­кие-то гру­зы и са­дил­ся на пло­щад­ку, рас­по­ло­жен­ную непо­да­ле­ку от ме­ста, где мы оста­но­ви­лись. Так как вся моя жизнь бы­ла свя­за­на с авиа­ци­ей, я по­ин­те­ре­со­вал­ся у ре­бят, чем они за­ни­ма­ют­ся. То­гда и узнал о стро­и­тель­стве пер­вой хи­жи­ны на сед­ло­вине Эль­бру­са.

Го­мель­чане по­пу­те­ше­ство­ва­ли по Эль­бру­су еще недель­ку, за­тем Оль­га уеха­ла до­мой, а Сер­гей остал­ся с во­лон­те­ра­ми. То­гда про­во­ди­лись под­го­то­ви­тель­ные ра­бо­ты по стро­и­тель­ству спа­са­тель­но­го при­ю­та. Сер­гея этот экс­тре­маль­ный неком­мер­че­ский про­ект увлек на­столь­ко, что он при­ни­мал ак­тив­ное уча­стие в стро­и­тель­стве пер­во­го при­ю­та и впо­след­ствии — вто­ро­го. Оль­га Мед­ве­де­ва под­клю­чи­лась к во­лон­те­рам в 2012 го­ду.

— По­след­няя экс­пе­ди­ция дли­лась чуть боль­ше ме­ся­ца. На этот раз у ме­ня бы­ло все­го 10 но­че­вок на сед­ло­вине: хи­жи­ну со­бра­ли быст­ро, бла­го­да­ря про­ду­ман­но­сти кон­струк­ции,— го­во­рит Сер­гей. — Жи­ли мы вни­зу в ба­зо­вом ла­ге­ре на тер­ри­то­рии МЧС Тер­ско­ла. Был у нас и про­ме­жу­точ­ный ла­герь на вы­со­те 4200 мет­ров.

В нем про­хо­ди­ли ак­кли­ма­ти­за­цию, до­став­ля­ли на сед­ло­ви­ну гру­зы, необ­хо­ди­мые для уста­нов­ки верх­не­го ла­ге­ря. По ка­нат­ной до­ро­ге под­ни­ма­лись до верх­ней пло­щад­ки (на вы­со­ту 3700 мет­ров), от­ту­да до про­ме­жу­точ­но­го ла­ге­ря ходь­бы с гру­зом ча­са пол­то­ра. Обыч­но к се­ре­дине дня под­ни­ма­лись в про­ме­жу­точ­ный ла­герь, а утром вы­хо­ди­ли на сед­ло­ви­ну.

За вре­мя стро­и­тель­ства хи­жи­ны го­мель­чане по­дру­жи­лись с уни­каль­ны­ми людь­ми, ко­то­рые го­то­вы участ­во­вать в бес­плат­ных и со­вер­шен­но безум­ных, на пер­вый взгляд, экс­пе­ди­ци­ях. Сер­гей го­во­рит, что на марш­ру­тах, где хо­дит мно­го ту­ри­стов, вы­со­ко­гор­ные спа­са­тель­ные при­юты про­сто необ­хо­ди­мы. И до­ба­вил, что с удо­воль­стви­ем при­нял бы уча­стие в оче­ред­ном та­ком про­ек­те.

Оль­га Мед­ве­де­ва

Сер­гей Гри­щен­ков

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.