РЕ­ПОР­ТЕР

Сказ о том, как ин­же­нер-элек­тро­ме­ха­ник жур­на­ли­стом стал

Gomelskaya Pravda - - ГОМЕЛЬСКОЕ ВРЕМЯ - На­та­лья СТАР­ЧЕН­КО

Олег Сен­тю­ров, специальный кор­ре­спон­дент сек­то­ра под­го­тов­ки ин­фор­ма­ци­он­ных про­грамм ТРК “Го­мель”, на те­ле­ви­де­ние попал че­рез за­вод и ра­дио. Это не счи­тая то­го, что изна­чаль­но во­об­ще мог стать ис­то­ри­ком.

По­сту­пить на ис­то­ри­че­ский по­ме­ша­ла двой­ка на эк­за­мене по рус­ско­му и ли­те­ра­ту­ре. Сна­ча­ла он не вс­пом­нил, о чем про­из­ве­де­ние Гри­бо­едо­ва “Го­ре от ума”, по­том не смог пра­виль­но рас­ста­вить зна­ки пре­пи­на­ния в пред­ло­же­нии. Ко­ро­че, эк­за­мен был за­ва­лен без ва­ри­ан­тов, и Оле­га от­пра­ви­ли до­мой в Ор­шу ни с чем.

Там он стал пе­ча­тать­ся в мест­ной га­зе­те с мод­ным то­гда на­зва­ни­ем “Ле­нин­ский при­зыв” и впер­вые за­ду­мал­ся о жур­на­лист­ском хле­бе. За­ду­мал­ся… и по­сту­пил в Бе­ло­рус­ский по­ли­тех­ни­че­ский ин­сти­тут. На спе­ци­аль­ность “ро­бо­ты и ро­бо­то­тех­ни­че­ские си­сте­мы”. То­же то­гда мод­ную.

— В 1980-х в Со­вет­ском Со­ю­зе меч­та­ли, что ро­бо­ты вот-вот сме­нят людей у стан­ков. А в це­хах бу­дут ра­бо­тать толь­ко те спе­ци­а­ли­сты, ко­то­рые смо­гут при­смат­ри­вать за ме­ха­низ­ма­ми, — рас­ска­зы­ва­ет Олег Яко­вле­вич. — Сей­час ду­маю, это глу­пость ка­кая-то. Вот в Го­ме­ле есть за­вод “Гом­сель­маш” — огром­ное пред­при­я­тие. Ты­ся­чи ра­бо­та­ю­щих. И что? Взя­ли бы всех разо­гна­ли, оста­ви­ли бы 500 че­ло­век для об­слу­жи­ва­ния ро­бо­тов? А осталь­ных ку­да тру­до­устро­ить? Это что-то нере­аль­ное.

По­сле окон­ча­ния БПИ Сен­тю­ро­ва рас­пре­де­ли­ли на Го­мель­ский стан­ко­стро­и­тель­ный за­вод име­ни С. М. Ки­ро­ва. 8 лет он от­ра­бо­тал ма­сте­ром ме­ха­ни­че­ско­го це­ха. Прав­да, вспо­ми­на­ет о тех вре­ме­нах без осо­бо­го эн­ту­зи­аз­ма. Ра­бот­ка бы­ла пыль­ная, веч­но в ма­зу­те. Идешь на сме­ну — еще тем­но, идешь со сме­ны — уже тем­но. Из плю­сов — неза­ме­ни­мый опыт об­ще­ния с людь­ми. Там Олег Яко­вле­вич на­учил­ся усту­пать, ко­гда это­го тре­бо­ва­ла си­ту­а­ция, и твер­до на­ста­и­вать на сво­ем — опять-та­ки, ес­ли бы­ло на­до.

Впро­чем, опыт в про­мыш­лен­но­сти при­го­дил­ся еще раз. В на­ча­ле 1990-х за­во­ды ста­ли по­сте­пен­но “ло­жить­ся”, го­мель­ский стан­ко­стро­и­тель­ный не был ис­клю­че­ни­ем. Сен­тю­ро­ву при­шлось ис­кать но­вую ра­бо­ту. Ре­шил по­про­бо­вать­ся на го­мель­ском ра­дио. Жур­на­ли­сты с тех­ни­че­ским об­ра­зо­ва­ни­ем бы­ли ред­ко­стью и то­гда, по­это­му ин­же­не­ра-элек­тро­ме­ха­ни­ка с удо­воль­стви­ем взя­ли в штат. И тут же да­ли пер­вое за­да­ние — по­ехать на один из го­мель­ских за­во­дов и сде­лать сю­жет о его эко­но­ми­че­ском по­ло­же­нии. О том, что ни­кто до него на этот ма­те­ри­ал до­го­во­рить­ся не мог, по­то­му что это са­мое эко­но­ми­че­ское по­ло­же­ние бы­ло ахо­вым, Сен­тю­ров узнал поз­же.

— Это как огран­щи­ки ал­ма­зов. Уче­ни­кам не го­во­рят, что ал­маз в про­цес­се об­ра­бот­ки мо­жет рас­ко­лоть­ся, и они, не пе­ре­жи­вая, спо­кой­но вы­пол­ня­ют всю ра­бо­ту, — срав­ни­ва­ет Олег Яко­вле­вич. — Так и я, до­го­во­рил­ся, снял сю­жет, не по­до­зре­вая, что это бы­ло слож­но. Вот та­кое бо­е­вое жур­на­лист­ское крещение.

С тех пор ре­пор­тер­ский жанр вот уже по­чти на 20 лет стал сущ­но­стью его ра­бо­ты. Сна­ча­ла на ра­дио, по­том на те­ле­ви­де­нии. Сам при­зна­ет­ся, что со­рвать­ся на съем­ки, ко­гда ме­ро­при­я­тие на­чи­на­ет­ся в 12 ча­сов дня, чуть ли ни на ко­лен­ке на­пи­сать текст, вер­нуть­ся в офис, озву­чить, смон­ти­ро­вать, что­бы уже в 15.20 вся об­ласть уви­де­ла го­то­вый сю­жет в эфи­ре — его лю­би­мое де­ло. При­чем пробле­мы из­би­то­сти тем для него не су­ще­ству­ет. Мно­гие жур­на­ли­сты недо­воль­ны, ко­гда их от­прав­ля­ют де­лать ма­те­ри­а­лы о со­бы­ти­ях, что по­чти под ко­пир­ку по­вто­ря­ют­ся каж­дый год. Сен­тю­ров с та­ким под­хо­дом не со­гла­сен — уве­рен, что но­вое мож­но най­ти да­же в том, что ви­дел 20 раз. Так, в этом го­ду в сю­жет о празд­но­ва­нии Пер­во­мая до­ба­вил кад­ры корм­ле­ния бе­лок в пар­ке и ин­фор­ма­цию о том, что один из фон­та­нов в го­ро­де не за­ра­бо­тал в срок из-за то­го, что обо­ру­до­ва­ние бы­ло под­топ­ле­но па­вод­ком.

— Мо­жет, спо­соб­ность на­хо­дить изю­мин­ки да­же там, где их не сра­зу уви­дишь, у ме­ня от юно­ше­ско­го увле­че­ния спор­тив­ным ори­ен­ти­ро­ва­ни­ем, — шу­тит Сен­тю­ров. — Кар­ты нам да­ва­ли та­кие, что вот до­ро­га на них от­ме­че­на, а в ре­аль­но­сти ее нет. И мы бе­га­ли и ис­ка­ли то, не знаю что. И что са­мое ин­те­рес­ное — на­хо­ди­ли.

С бла­го­дар­но­стью вспо­ми­на­ет Олег Яко­вле­вич сво­их учи­те­лей в жур­на­ли­сти­ке. Утвер­жда­ет, что рань­ше лю­ди бы­ли бо­лее от­вет­ствен­ные и от­кры­тые. Кол­ле­ги ста­ра­лись по­мочь друг дру­гу, под­тя­нуть мо­ло­дых.

За­то в плане тех­ни­че­ско­го осна­ще­ния се­го­дняш­нее не идет ни в ка­кое срав­не­ние. Про­гресс оче­ви­ден: рань­ше, что­бы за­пи­сать сю­жет для ра­дио, нуж­но бы­ло та­щить с со­бой маг­ни­то­фон ве­сом под 6 ки­ло­грам­мов, а сей­час его за­ме­ня­ет неболь­шой дик­то­фон.

Впро­чем, ес­ли че­ло­век трудоголик, то для него сэко­ном­лен­ные бла­го­да­ря тех­ни­че­ско­му про­грес­су си­лы и вре­мя — это толь­ко лиш­няя воз­мож­ность… по­ра­бо­тать еще.

— Вы­ход­ные я не люб­лю. А что на них де­лать? Ва­лять­ся на ди­ване, те­ле­ви­зор смот­реть? — удив­ля­ет­ся Олег Сен­тю­ров. — Или еще ху­же: на да­чу по­ехать. Я го­род­ской че­ло­век, луч­ше еще один сю­жет о чем­ни­будь сни­му.

Неве­ро­ят­ную ра­бо­то­спо­соб­ность Сен­тю­ро­ва от­ме­ча­ют и его кол­ле­ги. Один опе­ра­тор да­же рас­ска­зал, что ни ра­зу не ви­дел, что­бы Олег Яко­вле­вич обе­дал или от­ды­хал. Го­во­рит, мно­гие се­го­дня идут на те­ле­ви­де­ние по­то­му, что хо­тят на­зав­тра проснуть­ся зна­ме­ни­ты­ми, и ма­ло кто, как Олег Сен­тю­ров, для то­го, что­бы про­сто це­ли­ком и пол­но­стью от­да­вать­ся сво­ей работе.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.