ИЗ ОХОТ­НИ­ЧЬЕ­ГО БЛОК­НО­ТА Кон­фликт с боб­ром

Gomelskaya Pravda - - ГОМЕЛЬСКОЕ ВРЕМЯ -

В раз­де­вал­ке спор­тив­но­го за­ла Двор­ца куль­ту­ры и спор­та Го­мель­ско­го от­де­ле­ния Бе­ло­рус­ской же­лез­ной до­ро­ги сто­я­ла гро­бо­вая ти­ши­на. Ве­ду­щий во­лей­бо­лист во­ди­тель Па­вел про­пу­стил суб­бот­нюю тре­ни­ров­ку. Его за­хва­ты­ва­ю­щий рас­сказ стал свое­об­раз­ным от­че­том тре­не­ру и дру­зьям…

А де­ло об­сто­я­ло так. Еще в пят­ни­цу ве­че­ром по­сле ра­бо­ты он воз­вел ша­лаш в раз­ли­ве рек Со­жа и Бе­ся­ди, что под Вет­кой. Скра­док вы­шел на сла­ву. По­хо­жий на юр­ту, с вхо­дом со сто­ро­ны ле­са. Цен­траль­ной и глав­ной опо­рой ша­ла­ша ста­ла мо­ло­дая оси­на. Охот­ник быст­ро об­ло­жил де­рев­це со всех сто­рон су­хо­сто­ем, а так­же за­зе­ле­нев­ши­ми вет­ка­ми оль­хи и ло­зы. Мас­ки­ров­ка что на­до, осто­рож­ные кра­сав­цы­се­лез­ни вряд ли от­ли­чат от окру­жа­ю­щих ку­стар­ни­ков, при­топ­лен­ных веш­ней во­дой. Теп­ло оде­тый, в ре­зи­но­вом ко­стю­ме, за­щи­щен­ный от све­же­го ве­сен­не­го ве­тер­ка ша­ла­шом, же­лез­но­до­рож­ник чув­ство­вал се­бя ком­форт­но.

Уста­лость по­сле ра­бо­че­го дня и хло­по­ты по со­ору­же­нию ша­ла­ша да­ли о се­бе знать. Креп­кий сон сва­лил охот­ни­ка. Пе­ре­но­че­вал в ав­то­ма­шине. Как толь­ко за­але­ла за­ря, вы­дви­нул­ся на под­го­тов­лен­ную по­зи­цию.

А где же ша­лаш? Го­ра дров и ве­ток ка­ча­лась на вол­нах на его ме­сте. Оси­на пла­ва­ла ря­дом. Ко­мель ее бе­лел над во­дой, слов­но огры­зок тол­сто­го ка­ран­да­ша. Яв­ный по­черк боб­ра. Но­чью толь­ко он мог так по­ра­бо­тать. Ост­ры­ми зу­ба­ми, как сталь­ной пи­лой, под­грыз и сва­лил строй­ное де­рев­це. Но что го­ре­вать, сам же ви­но­ват, вторг­ся на тер­ри­то­рию это­го муд­ро­го зверь­ка-стро­и­те­ля. На­вер­ня­ка ря­дом рас­по­ло­же­но его жи­ли­ще. Вот бо­бер и стал на его за­щи­ту. “По­ищу-ка я се­бе дру­гое ме­сто, хо­тя бы вон на том ост­ров­ке”, — ре­шил Па­вел.

Не про­шло и двух ча­сов, как но­вый скра­док был го­тов. Охот­ник вы­са­дил под­сад­ных уток и стал ждать при­ле­та се­лез­ней на их зов. Сто­ял и ана­ли­зи­ро­вал: за­чем же все-та­ки бобр по­ва­лил ша­лаш? Ви­ди­мо, из-за ла­ком­ства (это жи­вот­ное лю­бит мо­ло­дые по­бе­ги и ко­ру оси­ны) и стро­и­тель­но­го ма­те­ри­а­ла. Да и дре­ве­си­на по­тре­бо­ва­лась ему при стро­и­тель­стве жи­лья и пло­тин.

Гром­кий и ис­пу­ган­ный крик под­сад­ных уток пре­рвал мыс­ли охот­ни­ка. Осто­рож­но, что­бы не хруст­ну­ла ни од­на вет­ка, муж­чи­на раз­дви­нул мас­ки­ров­ку, вы­гля­нул из укры­тия. По во­де, рас­се­кая ти­хое те­че­ние, в ка­ких-то де­ся­ти мет­рах бес­шум­но дви­га­лась чер­но-ко­рич­не­вая “тор­пе­да”. Ба! Да это же бобр плы­вет к его ост­ров­ку. И до­воль­но круп­ный. “Чем же я ему опять не уго­дил?” — в серд­цах спро­сил се­бя же­лез­но­до­рож­ник.

Зве­рек, огля­ды­ва­ясь по сто­ро­нам, осто­рож­но вы­брал­ся на по­ка­тый бе­рег, при­встал на зад­ние ла­пы, пе­ред­ни­ми же по­теш­но стал рас­че­сы­вать свой гу­стой, бле­стя­щий мех. Бобр, ка­жет­ся, улы­бал­ся сол­неч­но­му утру и яс­но­му не­бу. Счаст­ли­вее его не бы­ло на све­те. Как же! Он из­гнал из сво­их вла­де­ний дву­но­го­го вра­га. Те­перь боб­ро­вое се­мей­ство за­жи­вет спо­кой­но на род­ной тер­ри­то­рии.

На­блю­дая за зверь­ком, че­ло­век бо­ял­ся по­ше­ве­лить­ся. По­доб­ное он ви­дел впер­вые. До­быть боб­ра, цен­но­го сво­им ме­хом и це­леб­ной же­ле­зой, не пред­став­ля­ло боль­шо­го тру­да, толь­ко на­жми на ку­рок ру­жья. Но этой мыс­ли и в по­мине не бы­ло. На­сто­я­щий охот­ник, Па­вел бо­рол­ся с эти­ми жал­ки­ми и под­лы­ми лю­диш­ка­ми — бра­ко­нье­ра­ми, пре­зи­рал их и, как мог, пре­се­кал неза­кон­ную охо­ту и ры­бал­ку. Вот и те­перь с огром­ным ин­те­ре­сом и лю­бо­пыт­ством на­блю­дал за утрен­ним туа­ле­том боб­ра, жа­лея об остав­лен­ном в бар­дач­ке ав­то­ма­ши­ны фо­то­ап­па­ра­те. Та­кой сни­мок сто­ит сот­ни до­бы­тых се­лез­ней на охо­те!

— Кха-кха! — негром­ко каш­ля­нул охот­ник. Это­го бы­ло до­ста­точ­но, что­бы бобр, не меш­кая, ныр­нул в во­ду, толь­ко кру­ги разо­шлись во все сто­ро­ны.

— Плы­ви к сво­е­му се­мей­ству, бра­тец, по­ра кор­мить его. Не зря же ты спи­лил мою оси­ну и ис­пор­тил мне охо­ту! — безо вся­кой до­са­ды и го­ре­чи про­мол­вил охот­ник, со­би­ра­ясь до­мой.

— Да! Ма­стак же ты со­чи­нять, Па­вел, раз­ные ис­то­рии и бай­ки. Так и быть, простим те­бя на пер­вый раз за то, что про­пу­стил тре­ни­ров­ку! — доб­ро­душ­но рас­про­ща­лись с охот­ни­ком во­лей­бо­ли­сты.

Но толь­ко один из их чис­ла по­ве­рил в по­ве­дан­ную Пав­лом ис­то­рию: ав­тор это­го пись­мен­но­го пе­ре­ска­за. По­доб­ное од­на­жды слу­чи­лось и со мной.

Ми­ха­ил ДЕДОВЕЦ

ін­ша­мар­цы. Толь­кі наўрад ці дойдзе да яго.

ЗДРАВ­СТВУЙ, ЮНЫЙ МАЙ­СКИЙ ДОЖДЬ!

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.