Жен­ский век

Недав­но еха­ла в при­го­род­ном ав­то­бу­се по марш­ру­ту Го­мель — Ва­си­льев­ка, на­би­том дач­ни­ка­ми до та­кой сте­пе­ни, что клас­си­че­ской се­лед­ке в боч­ке бы­ло, на­вер­ное, ком­форт­нее. Лю­ди бы­ли спрес­со­ва­ны в мо­но­лит из че­ло­ве­че­ских тел. И ес­ли бы свер­ху по­лить кан­це­ляр­ски

Gomelskaya Pravda - - НЕРАВНОДУШНЫЙ ВЗГЛЯД - Ма­рия ЗУБЕЛЬ

По­ми­рать со­брал­ся, а жи­то сей

Но речь сей­час не об этом. Ав­то­бус был бит­ком на­бит людь­ми по­жи­ло­го воз­рас­та — в ос­нов­ном пен­си­о­нер­ка­ми, сгорб­лен­ны­ми под гру­зом ста­ро­сти. В го­ро­де та­ких уже ред­ко встре­тишь — раз­ве что в по­ли­кли­ни­ке или боль­ни­це. Но дач­ный се­зон со­тво­рил с ни­ми чу­до, с ка­ким не срав­нит­ся эф­фект са­мой вол­шеб­ной та­б­лет­ки: по­ста­вил на но­ги, за­ста­вил за­быть о бо­ляч­ках и за­жег в гла­зах каж­до­го жаж­ду жиз­ни. По­это­му и вы­бра­лись они из кле­ток сво­их го­род­ских квар­тир и ни­че­го­не­де­ла­ния (от ко­то­ро­го уста­ешь го­раз­до боль­ше, чем от ра­бо­ты), что­бы глот­нуть све­же­го воз­ду­ха, уви­деть го­ри­зонт, где зе­ле­ны­ми кры­лья­ми уже ма­шет ле­то. Веч­ный зов зем­ли за­ста­вил за­быть не толь­ко о дав­ле­нии, арт­ри­тах и боль­ных су­ста­вах, но и обо всем вто­ро­сте­пен­ном, пес­ком ко­то­ро­го за­би­ва­ет­ся ис­ток жиз­ни. За­хме­лев от ве­сен­не­го сол­ныш­ка, и в ны­неш­нем го­ду ста­ри­ки храб­ро бро­си­лись в бой за уро­жай.

Впро­чем, не столь­ко за огур­ца­ми и по­ми­до­ра­ми, вы­ра­щен­ны­ми на дач­ных гряд­ках, сколь­ко за ушед­шей мо­ло­до­стью и здо­ро­вьем. Хо­тя аб­сурд со­сто­ит в том, что в сво­ем чрез­мер­ном рве­нии ча­ще все­го свое здо­ро­вье и те­ря­ют… Ду­ма­е­те, ста­ри­ки об этом не до­га­ды­ва­ют­ся или ка­кто неадек­ват­но оце­ни­ва­ют свои си­лы? Нет, про­сто до­рвав­шись до зем­ли, ко­гда гла­за бо­ят­ся, а ру­ки жаж­дут при­выч­ной ра­бо­ты, не каж­дый мо­жет укро­тить свои же­ла­ния. И вся бе­да в том, что эти же­ла­ния не сов­па­да­ют с воз­мож­но­стя­ми и уме­ни­ем во­вре­мя оста­но­вить­ся. За­то каж­дый убе­дил­ся, что дач­ные сот­ки — это шанс за­ра­бо­тать не толь­ко ра­ди­ку­лит, но и из­ба­вить­ся от де­прес­сии и оди­но­че­ства, от ко­то­рых стра­да­ют по­жи­лые лю­ди в го­ро­де. А еще воз­мож­ность по­чув­ство­вать се­бя счаст­ли­вы­ми.

По­это­му уже зи­мой, в ожи­да­нии вес­ны, мно­гие го­то­вят ста­рые вет­ров­ки с джин­са­ми, удоб­ную обув­ку с се­конд-хен­дов­ски­ми май­ка­ми, сум­ки на ко­ле­си­ках — по­сто­ян­ные ат­ри­бу­ты дач­ни­ка. Не толь­ко юные и мо­ло­дые мод­ни­цы го­то­вят­ся сра­зить нас ле­том сво­и­ми сног­сши­ба­тель­ны­ми на­ря- да­ми — дач­ни­цы-пен­си­о­нер­ки то­же не про­мах. Прав­да, они не си­дят в интернет-ма­га­зи­нах и не бе­га­ют по рын­кам, ча­ще все­го что-то пе­ре­ши­ва­ют из ста­рых ве­щей, в том чис­ле и дет­ских, вя­жут крюч­ка­ми шляп­ки и па­на­мы. И с ка­ким удо­воль­стви­ем по­том де­мон­стри­ру­ют их в при­го­род­ных по­ез­дах и ав­то­бу­сах — это уже один из при­ят­ных ри­ту­а­лов дач­ной жиз­ни.

Неис­тре­би­мое пле­мя

Ны­неш­ней вес­ной, на­при­мер, с удо­воль­стви­ем на­блю­да­ла, с ка­кой теп­ло­той и ра­до­стью встре­чал­ся дач­ный люд на же­лез­но­до­рож­ной плат­фор­ме стан­ции Ду­да­ре­во, по-род­ствен­но­му по­здрав­ляя друг дру­га с от­кры­ти­ем дач­но­го се­зо­на и об­ме­ни­ва­ясь но­во­стя­ми. Вот 83-лет­няя ба­ба Шу­ра из Но­во­бе­ли­цы со скрю­чен­ны­ми бо­лез­нью но­га­ми, ко­то­рая с тру­дом пе­ре­дви­га­ет­ся с по­мо­щью двух па­лок. Лет де­сять на­зад жен­щи­на пе­ре­жи­ла боль­шое го­ре, по­хо­ро­нив свою един­ствен­ную доч­ку с внуч­кой и зя­тем, ко­то­рые по­па­ли в ава­рию. Те­перь каж­дое ле­то по-че­ре­па­шьи ко­вы­ля­ет на оста­нов­ку, по­том до­би­ра­ет­ся ди­зель-по­ез­дом до сво­их дач­ных со­ток. Пол­за­ет в ого­ро­де на ко­лен­ках, вы­ра­щи­ва­ет цве­ты и зе­лень. Го­во­рят, у нее на да­че об­раз­цо­вый по­ря­док и кра­со­та. Это ее глав­ная ра­бо­та и ин­те­рес в жиз­ни, ко­то­рые за­би­ра­ют си­лы, но да­ют вза­мен что-то го­раз­до боль­шее — внут­рен­нюю энер­гию на со­про­тив­ле­ние ста­ро­сти и необ­хо­ди­мость дви­гать­ся, быть сре­ди людей. И этот оби­хо­жен­ный кло­чок зем­ли — ее вы­зов всем го­ре­стям и бе­дам на све­те.

А вот с яр­ким рюк­зач­ком за пле­ча­ми и ра­до­стью пер­во­класс­ни­цы в гла­зах ху­день­кая ба­буш­ка в цвет­ной пан­аме. Ря­дом с ней ве­ли­ко­воз­раст­ный сын с бри­той го­ло­вой. На­вер­ное, без­ра­бот­ный, по­то­му что уже чет­вер­тый дач­ный се­зон встре­чаю их вме­сте. Ли­ца у обо­их об­вет­рен­ные и до чер­но­ты за­го­ре­лые. Ста­руш­ка улыб­чи­вая, веж­ли­вая и чем-то на­по­ми­на­ет пчел­ку, до­воль­ную жиз­нью. Она всю до­ро­гу пы­та­ет­ся раз­го­во­рить сво­е­го мол­ча­ли­во­го от­прыс­ка, но у то­го в ушах “за­тыч­ки” с му­зы­кой. Ря­дом с оста­нов­кой щел­ка­ют со­ло­вьи, в глу­бине ле­са от­зы­ва- ет­ся ку­куш­ка, а ста­рень­кой ма­ме со­всем непо­нят­но, по­че­му на­след­ни­ку ми­лее дру­гая му­зы­ка.

С ее ис­крен­ним недо­уме­ни­ем со­ли­дар­ны две по­друж­ки-пен­си­о­нер­ки, ко­то­рые сво­и­ми при­чес­ка­ми на­по­ми­на­ют пе­ре­зрев­шие оду­ван­чи­ки. Быть сла­бы­ми, как го­во­рит­ся, у них то­же не по­лу­ча­ет­ся: хо­тя ко­ни уже не ска­чут и из­бы не го­рят, за­то со сво­их дач­ных со­ток пен­си­о­нер­ки все ле­то кор­зи­на­ми тас­ка­ют клуб­ни­ку, по­ми­до­ры, огур­цы, ба­кла­жа­ны, да­же ар­бу­зы с ды­ня­ми. Хва­та­ют­ся за спи­ну, ой­ка­ют, жа­лу­ют­ся на нехват­ку вре­ме­ни и сил, но тя­нут, кру­тят­ся, ста­ра­ют­ся. Мо­жет быть, по­это­му неко­гда об­ра­щать вни­ма­ние и на свои бо­ляч­ки?

Ви­рус дач­ной одер­жи­мо­сти по­ра­зил уже и от­но­си­тель­но мо­ло­дую пен­си­о­нер­ку, ко­то­рой так к ли­цу ши­ро­ко­по­лая шля­па. Кро­ме ра­бо­ты на ого­ро­де она умуд­ря­ет­ся кор­мить по­чти пол­сот­ни кро­ли­ков, де­ся­ток кур-несу­шек. Еже­днев­но мо­та­ет­ся из го­ро­да в свой лет­ний до­мик. За­то бой­кая ста­ру­шен­ция с пласт­мас­со­вы­ми бу­са­ми на шее сво­им неза­ви­си­мым ви­дом утвер­жда­ет, что на дач­ных гряд­ках не обя­за­тель­но вка­лы­вать. Вме­сто мор­ков­ки с кар­тош­кой у нее зе­ле­ный га­зон­чик и пре­крас­ное чув­ство юмо­ра. Но вот бе­да: на на­шей оста­нов­ке по­чти неко­му его оце­нить, как и лю­бо­вать­ся дам­ски­ми лет­ни­ми на­ря­да­ми. По­чти у всех мо­их зна­ко­мых пен­си­о­не­рок му­жья умер­ли, и пред­ста­ви­тель­ни­цам сла­бо­го по­ла при­хо­дит­ся тя­нуть сей­час за дво­их.

Си­ла сла­бых и сла­бость силь­ных

По­че­му же пред­ста­ви­те­ли силь­но­го по­ла быст­рее сла­бых жен­щин схо­дят с жиз­нен­но­го ма­ра­фо­на, остав­ляя сво­их по­ло­ви­нок вдо­ва­ми? В на­шем подъ­ез­де, на­при­мер, оди­но­ко до­жи­ва­ют пять ба­бу­шек в воз­расте, пе­ре­жив­ших сво­их му­жей. По­доб­ная си­ту­а­ция и в де­рев­нях, где на сель­ские по­го­сты пер­вы­ми от­прав­ля­ют­ся му­жи­ки в си­ле. Толь­ко ли зло­упо­треб­ле­ние ал­ко­го­лем и та­ба­ком так пор­тит ста­ти­сти­ку муж­ской смерт­но­сти? Увы, ме­ди­ки это под­твер­жда­ют, под­чер­ки­вая, что пред­ста­ви­тель­ни­цы сла­бо­го по­ла бо­лее выносливые и жи­ву­чие, чем муж­чи­ны. У тех, ко­го при­ро­да на­де­ли­ла сла­бым фи­зи­че­ским по­тен­ци­а­лом, ока­за­лись вы­ше со­про­тив­ля­е­мость ор­га­низ­ма и им­му­ни­тет. Да и ген тер­пи­мо­сти раз­вит боль­ше, чем у муж­чи­ны. По­это­му и жен­ский век доль­ше, и бо­ле­ют да­мы ре­же, да­же вы­здо­рав­ли­ва­ют быст­рее пред­ста­ви­те­лей силь­но­го по­ла. Это на­уч­ные дан­ные.

А не за­ду­мы­ва­лись ли вы о том, по­че­му на сто пят­на­дцать маль­чи­ков рож­да­ет­ся сто де­во­чек? При­ро­де и здесь вид­нее: к брач­но­му воз­рас­ту ко­ли­че­ство маль­чи­ков и де­во­чек урав­ни­ва­ет­ся, то есть у де­во­чек и вы­жи­ва­е­мость вы­ше. Статистика по­ка­зы­ва­ет, что чис­ло жен­ских са­мо­убийств в два ра­за ни­же, хо­тя жен­щи­ны го­во­рят о су­и­ци­дах в ра­зы боль­ше муж­чин. Но неис­тре­би­мое, за­ло­жен­ное в жен­щине еще от рож­де­ния же­ла­ние жить и да­рить жизнь все­гда бе­рет верх над са­мы­ми тя­же­лы­ми об­сто­я­тель­ства­ми. По­это­му но­во­бе­лиц­кая ба­буш­ка Шу­ра, впряг­шись в ра­бо­ту, нян­чит свои дач­ные гряд­ки с цве­та­ми, как род­ных де­тей, и этим спа­са­ет­ся.

При­ро­да, про­ве­ряя на проч­ность в сво­ем веч­ном есте­ствен­ном от­бо­ре все жи­вое на зем­ле, все-та­ки не слу­чай­но оста­но­ви­ла свой вы­бор на жен­щине в про­дле­нии ро­да че­ло­ве­че­ско­го. Зна­чит, не та­кая уж сла­бень­кая она и “неж­нень­кая”. Ученые под­твер­жда­ют, что у жен­щи­ны в неко­то­рых участ­ках моз­га на­хо­дит­ся боль­ше нерв­ных окон­ча­ний, чем у муж­чи­ны. Имен­но эта фи­зио­ло­ги­че­ская осо­бен­ность де­ла­ет жен­скую пси­хи­ку бо­лее гиб­кой и устой­чи­вой при из­ме­не­нии об­сто­я­тельств — вот где на­чи­на­ет­ся си­ла сла­бо­го по­ла.

К то­му же силь­ный и сла­бый пол, пре­одо­ле­вая жиз­нен­ные труд­но­сти, ве­дет се­бя по-раз­но­му. Ес­ли пер­вые при­бе­га­ют к по­мо­щи ло­ги­ки, фи­зи­че­ской си­лы, по­рою агрес­сии, то жен­щи­на бе­рет лов­ко­стью, вы­держ­кой и да­же хит­ро­стью. Со­гла­си­тесь, что ее до­гад­ка по­чти все­гда об­ла­да­ет боль­шей точ­но­стью, чем муж­ская уве­рен­ность. На­блю­дая, как в по­след­ние го­ды пре­крас­ный пол уве­рен­но вы­тес­ня­ет из мно­гих про­фес­сий муж­ское на­ча­ло, участ­ву­ет в биз­не­се и по­ли­ти­ке, по­не­во­ле за­ду­мы­ва­ешь­ся о том, не на­сту­пил ли во­об­ще жен­ский век? По­то­му что не толь­ко ба­рыш­ням, но и да­мам пре­клон­ных лет по-преж­не­му ин­те­рес­но жить. Им есть что ска­зать, им мно­гое бо­лит в от­ли­чие от парт­не­ров, аморф­но уткнув­ших­ся в ящик те­ле­ви­зо­ра или круж­ку пи­ва. А губ­ные по­ма­ды, кру­же­ва и шляп­ки — все это от­вле­ка­ю­щие ма­нев­ры. На са­мом де­ле жен­щи­ны дав­но сле­дят за ген­дер­ны­ми про­цес­са­ми и го­то­вы при­брать к ру­кам остав­ши­е­ся чи­сто муж­ские про­фес­сии. Но все это не толь­ко ра­ди то­го, что­бы в оче­ред­ной раз до­ка­зать свою са­мо­до­ста­точ­ность, а ра­ди него — муж­чи­ны.

ЕС­ЛИ БЫ МО­ЛО­ДОСТЬ ЗНА­ЛА, ЕС­ЛИ БЫ СТА­РОСТЬ МОГ­ЛА...

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.