Люб­лю и жду, или Как бо­роть­ся с ку­риль­щи­ка­ми?

Gomelskaya Pravda - - КАЛЕИДОСКОП - Лариса. Пись­ма чи­та­ла Ма­рия ЗУБЕЛЬ

“Жи­ву в аг­ро­го­род­ке Ере­ми­но, в пя­ти­этаж­ном до­ме по ули­це Сур­га­но­ва, 8. Все у нас хо­ро­шо, толь­ко вот до сих пор на­ши ку­риль­щи­ки устра­и­ва­ют пе­ре­ку­ры на лест­нич­ных пло­щад­ках. На прось­бы и за­ме­ча­ния не ре­а­ги­ру­ют, да­же мо­гут свои бан­ки-пе­пель­ни­цы с окур­ка­ми спе­ци­аль­но по­ста­вить под чью-то дверь. Об­ра­ща­лась я в на­ше от­де­ле­ние ЖКХ, где обе­ща­ли по­ве­сить таб­лич­ки в подъ­ез­де или объ­яв­ле­ния о за­пре­те ку­ре­ния в об­ще­ствен­ных ме­стах. Но даль­ше раз­го­во­ров де­ло не пошло. При­хо­дит­ся с нена­вист­ным та­бач­ным ды­мом ве­сти борь­бу в оди­ноч­ку…”

Ва­лен­ти­на Ми­хай­лов­на, жи­тель­ни­ца ука­зан­но­го до­ма. “Чет­верть ве­ка на­зад в при­го­ро­де Ре­чи­цы ку­пил жи­лой дом и той же осе­нью вы­са­дил ря­дом око­ло 30 са­жен­цев ли­пы, ака­ции, каш­та­на, ря­би­ны, си­ре­ни, жас­ми­на. По­лу­чил­ся уго­лок ле­са. По­са­дил сад из пло­до­но­ся­щих де­ре­вьев и ку­стар­ни­ков. К се­го­дняш­не­му дню у ме­ня уже от­цве­ли де­ре­вья и ку­стар­ни­ки, но все рав­но сто­ит при­ят­ный за­пах зе­ле­ни, ле­та­ют пче­лы со шме­ля­ми, под де­ре­вья­ми в тра­ве жи­вут ка­кие-то ко­зяв­ки и му­равьи, все су­е­тят­ся и за­ня­ты де­лом. Сре­ди зе­ле­ни оби­та­ют две се­мьи ежей — из­ред­ка по но­чам со­ба­ка ло­вит ко­го-то из них, при­хо­дит­ся вы­ру­чать. Мно­го лет жи­вут сквор­цы, ла­сточ­ки, две се­мьи си­ниц, две се­мьи со­ло­вьев-крас­но­гру­док, ча­стый гость дя­тел, два-три ра­за за ле­то при­ле­та­ет ястреб — что­бы по­охо­тить­ся за дво­ро­вы­ми во­ро­бья­ми, при­жив­ши­ми­ся на шпа­лер­ном ви­но­град­ни­ке. Уже неде­лю как ме­ня друж­но гра­бят на де­ся­ти­мет­ро­вых шел­ко­ви­цах кле­сты, гор­ли­цы, сквор­цы и про­чая пти­чья бра­тия, а в лю­тые мо­ро­зы на об­ле­пи­хе пи­та­ют­ся стай­ки ку­ро­па­ток и са­мый глав­ный, яр­кий пе­ту­шок бро­са­ет мне ягод­ки с вы­со­ты, ес­ли про­хо­жу под де­ре­вья­ми ми­мо”. А. Бы­лин­ский,

г. Ре­чи­ца. “В на­шем дво­ре вме­сте с му­сор­ны­ми ба­ка­ми сто­ит ящик жел­то­го цве­та, пред­на­зна­чен­ный для сбо­ра пла­сти­ка, стек­ла и бу­ма­ги. Са­ма ста­ра­юсь от­де­лять эти от­хо­ды, что­бы бро­сить их в жел­тый ящик. Но недав­но ста­ла сви­де­те­лем, как му­сор­ная ма­ши­на вы­сы­па­ла его со­дер­жи­мое в об­щий ку­зов, со всем осталь­ным му­со­ром. Ни­че­го не по­ни­маю: за­чем то­гда раз­дель­ный сбор, ес­ли все сме­ши­ва­ет­ся?” Ни­на Дробышевская,

го­мель­чан­ка. “Ах, эти да­чи — суета. Осо­бен­но пен­си­о­не­ры: все ша­ста­ют сю­да-ту­да, ав­то­бу­сов штур­му­ют две­ри. Ве­зут клуб­ни­ку и ре­дис, кар­тош­ку, яб­ло­ки и сли­вы. Их воз­раст на­кло­ня­ет вниз, но как они счаст­ли­вы!”

Ми­ха­ил Бут­ке­вич, Сель­ма­шев­ский мик­ро­рай­он,

г. Го­мель. “В кон­це мая на сва­дьбе у по­дру­ги по­зна­ко­ми­лась с пар­нем Ни­ко­ла­ем из Мо­зы­ря, ко­то­рый очень мне по­нра­вил­ся. До­го­во­ри­лись о бу­ду­щей встре­че. Он за­пи­сал мой но­мер те­ле­фо­на. Но уже бо­лее ме­ся­ца звон­ка нет. Мо­жет быть, он по­те­рял мой но­мер те­ле­фо­на? Или что-то слу­чи­лось пло­хое? Я очень пе­ре­жи­ваю и жду встре­чу, этот па­рень за­пал мне в серд­це. Как его най­ти? А вдруг “Го­мель­ская праў­да” по­па­дет­ся ему на гла­за, и он про­чи­та­ет эти стро­ки? На этот слу­чай остав­ляю в ре­дак­ции свой но­мер те­ле­фо­на, по­то­му что люб­лю и жду”.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.