Свет­лый и труд­ный путь

Gomelskaya Pravda - - ЛЕНТА ВРЕМЕНИ - Дарья БЕ­ЛЕН­КО­ВА, уча­ща­я­ся гим­на­зии № 14 г. Го­ме­ля

Наше по­ко­ле­ние о Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной войне зна­ет по рас­ска­зам ро­ди­те­лей, ба­бу­шек и де­ду­шек, по кад­рам ки­но­хро­ни­ки, филь­мам, кни­гам и учеб­ни­кам. Во­ен­ную ис­то­рию мо­ей се­мьи мне по­ве­да­ла ма­ма.

Моя ба­буш­ка Ма­рия Гри­го­рьев­на Гу­це­ва ро­ди­лась в 1920 го­ду. Перед вой­ной она ра­бо­та­ла в Зябров­ке ра­дист­кой лет­ной ча­сти. Там по­зна­ко­ми­лась с лет­чи­ком Алек­се­ем Ан­дре­еви­чем Ко­ма­ро­вым, за ко­то­ро­го вы­шла за­муж в 1940 го­ду. Ко­гда он ухо­дил во­е­вать, ба­буш­ка жда­ла ре­бен­ка. Су­пру­ги не зна­ли, кто у них ро­дит­ся. Про­ща­ясь с же­ной, Алексей Ан­дре­евич по­про­сил: “Ес­ли бу­дет де­воч­ка, на­зо­ви Свет­ла­ной, что­бы у ме­ня был свет­лый путь”. Ро­ди­лась де­воч­ка Све­та, стар­шая сест­ра мо­е­го па­пы.

В 1942 го­ду лей­те­нант Алексей Ко­ма­ров был тя­же­ло ра­нен. На стан­ции Бу­тур­ли­нов­ка Во­ро­неж­ской об­ла­сти во вре­мя бом­беж­ки лет­чик про­пал без ве­сти. Ба­буш­ка от­прав­ля­ла за­про­сы в на­деж­де узнать хоть что-то о сво­ем лю­би­мом, но тщет­но.

Са­му же Ма­рию Гри­го­рьев­ну нем­цы пять раз уво­ди­ли на рас­стрел, и вся­кий раз ее спа­са­ли пар­ти­за­ны. Страш­но по­ду­мать, что пе­ре­жи­ла! Ма­лень­кая дочь, про­пав­ший без ве­сти муж, а ее в ко­то­рый раз по­ве­ли на рас­стрел… И тем не ме­нее Ма­рия Гри­го­рьев­на про­шла вой­ну, вы­рас­ти­ла доч­ку, а в 1948 го­ду по­зна­ко­ми­лась с мо­им де­душ­кой — Пав­лом Иг­на­тье­ви­чем Бе­лен­ко­вым.

Ма­лень­кая Све­та, уви­дев муж­чи­ну в во­ен­ной фор­ме, под­бе­жа­ла к нему, об­ня­ла и за­кри­ча­ла: “Па­поч­ка! Мой па­поч­ка при­шел с вой­ны!” Имен­но по­это­му, по сло­вам ба­буш­ки, она сно­ва вы­шла за­муж.

Сей­час Павла Иг­на­тье­ви­ча уже нет в жи­вых. Он умер В верх­нем ря­ду Ма­рия Ко­ма­ро­ва, в ниж­нем ря­ду Алексей Ко­ма­ров несколь­ко лет на­зад, ко­гда я бы­ла пя­ти­класс­ни­цей. Де­душ­ка Па­вел не раз рас­ска­зы­вал о войне, я это хо­ро­шо пом­ню. Он во­е­вал на Ка­рель­ском фрон­те в мор­ской пе­хо­те. Два­жды был ра­нен. На­граж­ден ор­де­на­ми и ме­да­ля­ми, ин­ва­лид вой­ны.

Из се­мьи мо­е­го де­душ­ки на фронт ушли еще че­ты­ре бра­та. Иван Иг­на­тье­вич Бе­лен­ков по­гиб в пер­вые ме­ся­цы вой­ны. Па­вел Иг­на­тье­вич, мой де­душ­ка, и Геор­гий Иг­на­тье­вич, его стар­ший брат, участ­во­ва­ли в про­ры­ве бло­ка­ды Ле­нин­гра­да. Алексей Иг­на­тье­вич до­шел до Гер­ма­нии, где и окон­чил вой­ну. Кон­стан­тин, еще один брат де­да, при­шел с вой­ны тя­же­ло ра­нен­ный, кон­ту­жен­ный. Дол­го бо­лел и умер.

Се­го­дня мой брат Кирилл — офи­цер, про­дол­жа­ю­щий де­ло сво­их де­дов. И Алек­сея Ан­дре­еви­ча Ко­ма­ро­ва, и Павла Иг­на­тье­ви­ча Бе­лен­ко­ва…

“Есть та­кая про­фес­сия — Ро­ди­ну за­щи­щать!” — лю­бят по­вто­рять брат и мои ро­ди­те­ли. Те­перь смысл этой фра­зы стал бли­зок и мне. Я пе­ре­ли­сты­ваю стра­ни­цы се­мей­но­го аль­бо­ма, пе­ре­чи­ты­ваю жел­тые лист­ки пи­сем с фрон­та. Уже нет тех, кто их пи­сал, нет и той, ко­му они ад­ре­со­ва­ны. Но па­мять о них жи­ва.

И я точ­но знаю, по­че­му каж­дый год 9 Мая и 3 июля мои ро­ди­те­ли сто­ят у Веч­но­го ог­ня со сле­за­ми на гла­зах, а брат, стар­ший лей­те­нант Кирилл Сер­ге­е­вич Бе­лен­ков, несет служ­бу в Во­ору­жен­ных Си­лах Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь. Это не толь­ко его па­мять о про­шлом се­мьи, но и его долг, неоплат­ный долг перед ра­дист­кой Ма­ри­ей Ко­ма­ро­вой, лет­чи­ком Алек­се­ем Ко­ма­ро­вым, Пав­лом Иг­на­тье­ви­чем Бе­лен­ко­вым и его бра­тья­ми. Долг перед мил­ли­о­на­ми на­ших де­ду­шек и ба­бу­шек, чью мо­ло­дость обо­жгла вой­на, но кто сра­жал­ся за сво­бо­ду сво­ей стра­ны.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.