Есть го­род, ко­то­рый…

Gomelskaya Pravda - - НОСТАЛЬГИЯ - Олег БЕЛОУСОВ Фото автора и Алек­сея ГЕ­РА­СИ­МЕН­КО

Ко­гда за­цве­та­ют ака­ции и го­род на­пол­ня­ет­ся оду­ря­ю­ще слад­ким за­па­хом и жуж­жа­ни­ем пчел, я ча­сто на­пе­ваю сло­ва из пес­ни Лео­ни­да Уте­со­ва: “Есть го­род, ко­то­рый я ви­жу во сне. О, ес­ли б вы зна­ли, как до­рог!”

Та са­мая ко­фей­ня на про­спек­те Ле­ни­на, 25

Это песня “У Чер­но­го мо­ря”. И хо­тя в Го­ме­ле нет мо­ря, есть пре­крас­ная ре­ка, ко­то­рая несет свои во­ды все к то­му же мо­рю. У го­ро­да есть соб­ствен­ная ис­то­рия. Но каж­дый живущий в нем пе­ре­жи­ва­ет свою, свя­зан­ную с эти­ми ули­ца­ми и про­спек­та­ми, ти­хи­ми дво­ри­ка­ми и пар­ком, лю­би­мым де­ре­вом или ска­мей­кой под ку­стом си­ре­ни.

Пом­нишь ко­фей­ню на про­спек­те, где весь го­мель­ский бо­монд — пи­са­те­ли, по­эты, му­зы­кан­ты, жур­на­ли­сты — бра­ли ча­шеч­ку ко­фе и шли об­щать­ся во дво­рик? А во дво­ре ти­хо по­хра­пы­ва­ли ста­рич­ки, си­дя­щие на стуль­чи­ках и гре­ю­щи­е­ся на солнышке воз­ле сво­их де­ре­вян­ных са­ра­ю­шек. Пред­ставь себе, ко­фей­ня на том же ме­сте. Толь­ко уже сне­се­ны са­рай­чи­ки, ни­кто во двор не за­хо­дит с ча­шеч­кой ко­фе, да и от бо­мон­да оста­лись, на­вер­ное, счи­та­ные еди­ни­цы. Груст­но вспо­ми­нать об ушед­шем. Но, как по­ет­ся в песне, “А жизнь оста­ет­ся

пре­крас­ной все­гда, Хоть ста­ришь­ся ты или мо­лод, Но с каж­дой вес­ною так тя­нет ме­ня…”

Мой даль­ний бе­рег дет­ства

Гомель со­вре­мен­ный...

Ло­доч­ни­ки

Ка­кие хо­ро­шие туфли. Да­же жмут при­ят­но

А день та­кой по­го­жий

...и пат­ри­ар­халь­ный

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.