ПРЕД­СТАВ­ЛЯ­ЕМ СО­БЕ­СЕД­НИ­КА

Gomelskaya Pravda - - ВСТРЕЧА -

Лео­нид Юрье­вич Мар­го­лин ро­дил­ся в 1957 го­ду в Жит­ко­ви­чах. С дет­ства увле­кал­ся му­зы­кой, за­ни­мал­ся в музыкальной шко­ле по клас­су ба­я­на. По­сле 8-го клас­са по­сту­пил в Мо­зыр­ское му­зы­каль­ное учи­ли­ще. Па­рал­лель­но осва­и­вал иг­ру на ги­та­ре, кла­виш­ных и ду­хо­вых ин­стру­мен­тах. Боль­шое вли­я­ние на его твор­че­ство ока­за­ли груп­пы “Пес­ня­ры” и Deep Purple. Во вре­мя сроч­ной служ­бы в Мос­ков­ской об­ла­сти при До­ме куль­ту­ры со­здал во­каль­но-ин­стру­мен­таль­ный ан­самбль “Им­пульс”, ко­то­рым остал­ся ру­ко­во­дить и по­сле уволь­не­ния в за­пас. Кол­лек­тив стал ла­у­ре­а­том Все­со­юз­но­го кон­кур­са во­каль­но-ин­стру­мен­таль­ных ан­сам­блей, ему бы­ло при­сво­е­но зва­ние на­род­но­го. За­тем око­ло 10 лет пел и иг­рал в мос­ков­ских ре­сто­ра­нах, в 1995 — 1998 го­дах ра­бо­тал в груп­пе Ми­ха­и­ла Та­ни­ча “Ле­со­по­вал”. По­след­ние 17 лет — бес­смен­ный аран­жи­ров­щик и ак­ком­па­ни­а­тор Оле­га Митяева, с ко­то­рым со­став­ля­ет пре­крас­ный ду­эт. Лео­нид Мар­го­лин на­пи­сал му­зы­ку к аль­бо­му на сти­хи Ио­си­фа Брод­ско­го “Ни стра­ны, ни по­го­ста…”. Вы­пу­стил соль­ные аль­бо­мы “Вре­мя, по­слуш­ное вет­ру” и “По­будь со мной”. На­граж­ден ор­де­ном “Слу­же­ние ис­кус­ству” ре­ги­о­наль­ной бла­го­тво­ри­тель­ной об­ще­ствен­ной ор­га­ни­за­ции “Московский фонд ми­ра” и пре­ми­ей име­ни Ио­си­фа Брод­ско­го. Лео­нид Юрье­вич име­ет двух до­че­рей и двух вну­ков. ар­ти­стом. На кон­цер­тах бы­ва­ют вся­кие слу­чаи. Как-то од­на­ж­ды в за­ле по­гас свет, а си­де­ла ты­ся­ча зри­те­лей. И вот сре­ди них на­шел­ся че­ло­век с фо­на­ри­ком, ко­то­ро­го при­гла­си­ли в пер­вый ряд. Он све­тил нам в ли­цо, а мы пе­ли. В за­ле сто­я­ла та­кая ти­ши­на, бы­ло необык­но­вен­ное еди­не­ние. Из за­бав­но­го вс­по­ми­на­ет­ся еще ис­то­рия, про­изо­шед­шая в При­бал­ти­ке, ка­жет­ся, это бы­ла Ри­га. Мы обыч­но про­сим ор­га­ни­за­то­ров кон­цер­та, что­бы при­го­то­ви­ли ба­ян. С со­бой его по­сто­ян­но во­зить тя­же­ло, а у ме­ня в про­грам­ме есть от­дель­ный но­мер и ак­ком­па­не­мент. За час до на­ча­ла кон­цер­та я от­кры­ваю футляр, а там ле­жит… ак­кор­де­он. Что де­лать, при­шлось за остав­ше­е­ся вре­мя под­го­то­вить­ся. — Кто ваш зри­тель? — Вы зна­е­те, я удив­лен, что до сих пор на кон­цер­ты при­хо­дят мо­ло­дые лю­ди. Они с удо­воль­стви­ем слу­ша­ют, сни­ма­ют вы­ступ­ле­ния на ви­део и да­же в ин­тер­не­те со­зда­ют ин­те­рес­ные со­об­ще­ства, где обсуждают бар­дов­ские пес­ни. Ме­ня это, без­услов­но, ра­ду­ет.

— А как на­счет кон­ку­рен­ции с Ми­тя­е­вым? При­сут­ству­ет ли она в ва­шем тан­де­ме?

— Нет, у каж­до­го из нас своя ау­ди­то­рия. Есть зри­те­ли, по­ме­шан­ные на Ми­тя­е­ве, а есть те, кто при­хо­дит ра­ди ме­ня. Мно­гие по­клон­ни­ки ез­дят на на­ши кон­цер­ты по стране, мы уже зна­ко­мы с ни­ми. Они зна­ют весь ре­пер­ту­ар, но все рав­но при­хо­дят.

— По­пу­ляр­ность, по-ва­ше­му, тя­же­лая но­ша?

— Для ме­ня не очень. Я счи­таю себя уж не на­столь­ко из­вест­ным че­ло­ве­ком. Но ино­гда лю­ди узна­ют. В лю­бом слу­чае по­пу­ляр­ность обя­зы­ва­ет ве­сти себя при­лич­но.

— Го­во­рят, что все мы ро­дом из дет­ства. Ко­гда вы слы­ши­те “Жит­ко­ви­чи”, “Бе­ла­русь”, что вс­по­ми­на­ет­ся в первую оче­редь?

— Ко­неч­но, это род­ной дом, ма­ма, сест­ры, а еще ста­рый де­ре­вян­ный Дом куль­ту­ры, ко­то­рый, жаль, уже снес­ли. Как-то два го­да на­зад я был на дне рож­де­ния про­слав­лен­но­го хок­ке­и­ста Сер­гея Ма­ка­ро­ва, во­шед­ше­го в пя­тер­ку луч­ших хок­ке­и­стов ми­ра за все сто­ле­тие. На празд­ни­ке сво­е­го то­ва­ри­ща я ис­пол­нил пес­ню на бе­ло­рус­ском язы­ке. И ко мне по­до­шла од­на жен­щи­на из го­стей, мы раз­го­во­ри­лись. Ока­за­лось, что она из Бе­ла­ру­си. Я спро­сил: “От­ку­да?” “Из Го­мель­ской об­ла­сти”. “А имен­но?”. “Вы не бу­де­те знать”. Ко­гда я услы­шал “Жит­ко­ви­чи”, то по­жа­лел, что не взял с со­бой пас­порт, в ко­то­ром на­пи­са­но: ме­сто рож­де­ния — Жит­ко­ви­чи. Аня Про­хо­рен­ко жи­ла здесь, на­про­тив ба­ни в двух­этаж­ном до­ме. С тех пор мы по­дру­жи­лись.

При­ят­но был удив­лен еще од­ной неожи­дан­ной встре­чей, ко­то­рая про­изо­шла в Москве на Лу­бян­ке. В огром­ном за­ле — од­ни му­жи­ки, стро­гие и неулыб­чи­вые. И вдруг в пе­ре­ры­ве по ко­ри­до­ру с кри­ком: “Лень­ка!” несет­ся на­встре­чу се­дой че­ло­век. Ока­за­лось, это Ко­ля Ба­рыш­ни­ков из Жит­ко­ви­чей, мой при­я­тель дет­ства. До че­го бы­ло при­ят­но!

— Пи­та­ет ли вас ро­ди­на в твор­че­ском плане?

— Да, ко­неч­но, связь с ней по­сто­ян­но при­сут­ству­ет. Я ча­сто ду­маю о ми­нув­ших го­дах, вспо­ми­наю с бла­го­дар­но­стью шко­лу, свою первую учи­тель­ни­цу По­ли­ну Ильи­нич­ну За­ле­си­ну, у ко­то­рой по­бы­вал на мо­ги­ле в этот при­езд. Встре­тил­ся так­же с по­дру­гой юно­сти, ко­то­рая пе­ре­да­ла мне мно­го бе­ло­рус­ских по­дар­ков. Жаль, что вре­мя так быст­ро ле­тит.

— А в юные го­ды ка­кие стро­и­ли пла­ны?

— Ко­неч­но, раз­ве мог я меч­тать об из­вест­но­сти, о том, что бу­ду зна­ком со мно­ги­ми ве­ли­ки­ми людь­ми? Нет. Но я пред­став­лял, что моя жизнь од­но­знач­но бу­дет свя­за­на с му­зы­кой и ни с чем боль­ше. Му­зы­ку я пы­тал­ся пи­сать с юных лет, да­же в Жит­ко­ви­чах на тан­цах ка­кие-то свои пес­ни про- бо­вал иг­рать. Сло­ва я риф­мо­вать то­же умею, в шко­ле хо­ро­шо учил­ся, но это, ко­неч­но, не сти­хи. Кста­ти, я по­сто­ян­но стал­ки­ва­юсь с про­бле­мой де­фи­ци­та хо­ро­шей по­э­зии. Ав­то­ров мно­го, а по­чи­та­ешь — пи­шут ни о чем. По­это­му все боль­ше обра­ща­юсь к клас­си­ке — Пуш­ки­ну, Брод­ско­му, Руб­цо­ву, Ман­дель­шта­му.

— Мо­ло­дежь во все вре­ме­на же­ла­ет за­явить о себе. Что бы вы по­со­ве­то­ва­ли тем, кто стре­мит­ся на сце­ну?

— Тща­тель­но под­хо­дить к вы­бо­ру ре­пер­ту­а­ра, что­бы не бы­ло так: се­го­дня спел, а зав­тра за­был, по­то­му что песня ни­ка­кая. А еще все­гда учить­ся и со­вер­шен­ство­вать­ся. Ес­ли чув­ству­ешь в себе си­лы, иди даль­ше, не стес­няй­ся по­ка­зать­ся зна­ю­щим лю­дям, ко­то­рые по­мо­гут. Важ­но не от­ча­и­вать­ся, про­бо­вать еще и еще раз.

— Мно­гие твор­че­ские лю­ди счи­та­ют, что их луч­шее про­из­ве­де­ние еще не со­зда­но. Раз­де­ля­е­те ли вы это мне­ние?

— Да, сей­час на мно­гие ве­щи я смот­рю по-дру­го­му. Что-то уже не очень нра­вит­ся, а дру­гое, на­обо­рот, боль­ше люб­лю. Но пла­ны еще, ко­неч­но, есть. Хо­чу за­пи­сать но­вый аль­бом, и над ним уже идет работа. Мно­го чи­таю, де­лаю аран­жи­ров­ки в сво­ей ми­ни-сту­дии. Мож­но ска­зать, сплю с ком­пью­те­ром.

— Твор­че­ских вам успе­хов, Лео­нид Юрье­вич!

Свет­ла­на ШЕКОЛЯН, кор­ре­спон­дент рай­га­зе­ты

“Но­вае Па­лес­се” — спе­ци­аль­но для “ГП”

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.