По та­ко­му прин­ци­пу жи­вет и всем со­ве­ту­ет жить Илья Ми­хал­ко

Раб­фа­ко­вец и ста­лин­ский сти­пен­ди­ат

Gomelskaya Pravda - - ЛЮДИ И СУДЬБЫ - Лю­бовь ЛОБАН Фото ав­то­ра

Неболь­шой до­мик с са­дом по ули­це Ком­му­наль­ной в Мо­зы­ре слов­но уголок жи­вой при­ро­ды в коль­це мно­го­эта­жек. Сад — гор­дость и страсть хо­зя­и­на — Ильи Фе­до­ро­ви­ча Ми­хал­ко. Сколь­ко здесь жи­вет, экс­пе­ри­мен­ти­ро­вал с са­жен­ца­ми, при­ви­вал но­вые сор­та, бе­реж­но уха­жи­вал за де­ре­вья­ми. В этом го­ду уро­жай вы­дал­ся на ред­кость от­мен­ный, осо­бен­но яб­ло­ки уро­ди­ли. “Их бы­ло столь­ко, что не зна­ли, ку­да де­вать. Вот вы­то­пил печь и су­шу”, — по­ка­зы­ва­ет пло­ды сво­е­го тру­да 97-лет­ний хо­зя­ин. Несмот­ря на воз­раст, без де­ла си­деть не мо­жет. За­яд­лый гриб­ник и трав­ник, он еще па­ру лет на­зад от­прав­лял­ся в лес за гри­ба­ми.

Ста­рень­кая об­ста­нов­ка в до­ме бо­лее чем скром­ная. Во все вре­ме­на не бы­ла вы­со­кой зар­пла­та педагога с бо­лее чем 50-лет­ним ста­жем, дол­гое вре­мя ра­бо­тав­ше­го за­ву­чем, ди­рек­то­ром шко­лы, от­лич­ни­ка про­све­ще­ния, от­ме­чен­но­го дру­ги­ми вы­со­ки­ми на­гра­да­ми. Ма­те­ри­аль­ные цен­но­сти в их се­мье ни­ко­гда и не ста­ви­лись на пер­вое ме­сто. С су­пру­гой Ан­ной Не­сте­ров­ной, то­же пе­да­го­гом, преж­де все­го стре­ми­лись вос­пи­тать трех сы­но­вей чест­ны­ми по­ря­доч­ны­ми людь­ми, та­ки­ми же, как и они са­ми, ка­ки­ми бы­ли их ро­ди­те­ли. Кста­ти, сы­но­вья — ин­же­не­ры, а еще офи­це­ры-тан­ки­сты, как отец. К несча­стью, де­сять лет на­зад в се­мью при­шла бе­да: по­гиб млад­ший сын Ни­ко­лай.

Оба су­пру­га из мно­го­дет­ных кре­стьян­ских се­мей, в го­лод­ном дет­стве и мо­ло­до­сти хлеб­ну­ли труд­но­стей спол­на. Ро­дил­ся Илья Фе­до­ро­вич в де­ревне Ко­ро­ва­ти­чи Ре­чиц­ко­го рай­о­на. Ше­сте­ро де­тей ра­но оста­лись без от­ца, умер­ше­го трид­ца­ти­лет­ним в 1929 го­ду от вос­па­ле­ния лег­ких. Мать, Ели­за­ве­та Ни­ко­ла­ев­на, ра­бо­тав­шая в кол­хо­зе не по­кла­дая рук, де­тей под­ни­ма­ла в оди­ноч­ку. Ви­ди­мо из креп­кой по­ро­ды бы­ла, коль до­жи­ла до 99 лет.

Илья по­сле окон­ча­ния се­ми­лет­ки по­сту­пил на пе­да­го­ги­че­ское от­де­ле­ние раб­фа­ка, по­том в Го­мель­ский пед­ин­сти­тут. Учить­ся ста­рал­ся: в ди­пло­ме из 54 пред­ме­тов толь­ко од­на четверка, осталь­ные пя­тер­ки, вспо­ми­на­ет ста­лин­ский сти­пен­ди­ат. 21 июня 41-го сдал чет­вер­тый из пя­ти гос­эк­за­ме­нов. На­зав­тра в го­сти к вы­пуск­ни­ку при­е­ха­ла сест­ра. Гу­ля­ли по го­ро­ду, вер­ну­лись в об­ще­жи­тие, се­ли обе­дать… и услы­ша­ли по ра­дио со­об­ще­ние о войне. На сле­ду­ю­щий день Илью с од­но­курс­ни­ка­ми вы­зва­ли в во­ен­ко­мат.

По во­ен­ной до­ро­ге

— Вы­да­ли нам вин­тов­ки, по пять патро­нов — встре­чать вра­же­ский де­сант. Де­сан­та не бы­ло. А ес­ли бы и был, как мы мог­ли оста­но­вить его с та­ким во­ору­же­ни­ем? Нас от­пу­сти­ли по до­мам, — про­дол­жа­ет Илья Фе­до­ро­вич. 28 июня он сдал по­след­ний эк­за­мен по ис­то­рии пе­да­го­ги­ки. Но ди­плом с от­ли­чи­ем по­лу­чил уже толь­ко по­сле окон­ча­ния вой­ны. А 12 июля мо­ло­до­го учи­те­ля мо­би­ли­зо­ва­ли в Крас­ную ар­мию. На фронт от­пра­ви­лись и все его бра­тья. Двое по­гиб­ли, а млад­ший вер­нул­ся ин­ва­ли­дом, по­том умер от ран.

Вой­на же­сто­ко про­шлась и по судь­бе на­ше­го ге­роя. По­сле ко­рот­кой уче­бы в за­пас­ном пол­ку в Во­ро­не­же ока­зал­ся на со­вет­ско-фин­ской гра­ни­це. По­том — на Се­ве­ро-За­пад­ном фрон­те под Ле­нин­гра­дом. “На Ле­нин­град на­дви­га­лась во­ору­жен­ная до зу­бов ар­мия ге­не­ра­ла Па­у­лю­са. Про­тив на­ших тан­ков Т-6 и Т-7 да пе­хо­ты с вин­тов­ка­ми. Не верь­те тем, кто го­во­рит, что на войне не страш­но бы­ло. Как не страш­но про­тив та­кой си­лы?”

План Па­у­лю­са был в том, что­бы от­ре­зать Ле­нин­град, но это­го не слу­чи­лось. Ря­до­вой, а по­том ко­ман­дир от­де­ле­ния по­бы­вал во мно­гих пе­ре­дря­гах. В 1942-м под Ста­рой Рус­сой был ра­нен в ру­ку. От бо­лее тяж­ко­го ра­не­ния спас­ла обой­ма с па­тро­на­ми, в ко­то­рую уго­ди­ла пу­ля. Здесь же был пред­став­лен к сво­ей пер­вой бо­е­вой на­гра­де — ме­да­ли “За бо­е­вые за­слу­ги”.

В ав­гу­сте 1943 го­да сно­ва уче­ба — в Горь­ков­ском тан­ко­вом учи­ли­ще, по­том про­дол­жал во­е­вать на 2-м Бе­ло­рус­ском фрон­те. Лей­те­нант, ко­ман­дир тан­ка, а вско­ре тан­ко­во­го взво­да осво­бож­дал Бе­ла­русь и род­ную Го­мель­щи­ну, Поль­шу, до­шел до Ке­нигсбер­га. В бо­ях за этот го­род их бо­е­вая ма­ши­на по­лу­чи­ла по­вре­жде­ние, но эки­па­жу по­счаст­ли­ви­лось вы­жить. Медаль за взя­тие “креп­ко­го ореш­ка” то­же име­ет­ся. За бо­е­вые за­слу­ги Илья Ми­хал­ко на­граж­ден еще несколь­ки­ми ме­да­ля­ми, а так­же ор­де­на­ми Крас­ной Звез­ды и Оте­че­ствен­ной вой­ны.

К со­жа­ле­нию, несколь­ко лет на­зад ве­те­ран ли­шил­ся мно­гих на­град. “И на­до же бы­ло это­му слу­чить­ся имен­но в День По­бе­ды. По­шел про­во­жать сы­на, а со­се­ди-пья­ни­цы вос­поль­зо­ва­лись тем, что ни­ко­го до­ма не бы­ло. Прав­да сня­ли с пи­джа­ка толь­ко ме­да­ли, ор­де­на оста­ви­ли”. Ми­ли­ция на­шла во­ров, но на­град уже не бы­ло.

По­сле де­мо­би­ли­за­ции в 1946-м Илья Фе­до­ро­вич воз­вра­ща­ет­ся на ро­ди­ну. При­е­хал в Мозырь с твер­дым на­ме­ре­ни- ем ра­бо­тать в шко­ле, пре­по­да­вал фи­зи­ку и аст­ро­но­мию. Рас­ска­зы­ва­ет, что пе­ред ним от­кры­ва­лись и бо­лее ши­ро­кие пер­спек­ти­вы: бы­ли при­гла­ше­ния на уче­бу в Моск­ву в выс­шую ди­пло­ма­ти­че­скую шко­лу, а так­же в выс­шую шко­лу КГБ в Ле­нин­гра­де. Но он от­верг лест­ные пред­ло­же­ния: “Счи­тал и те­перь счи­таю, что луч­ше, ин­те­рес­нее ра­бо­ты, чем в шко­ле, нет. Я все­гда умел ла­дить с кол­ле­га­ми, уче­ни­ка­ми”.

Мно­гие его уче­ни­ки до­стиг­ли боль­ших вы­сот в жиз­ни, в том чис­ле и на пе­да­го­ги­че­ском по­при­ще, не без вли­я­ния учи­те­ля, ду­ма­ет­ся. Илья Фе­до­ро­вич с осо­бой гор­до­стью го­во­рит о та­ких сво­их уче­ни­ках, как Сер­гей Гу­сак, в про­шлом рек­тор Брест­ско­го пед­ин­сти­ту­та, Вла­ди­мир Са­вен­ко, про­фес­сор Мо­зыр­ско­го пе­ду­ни­вер­си­те­та, док­тор фи­зи­че­ских и фи­зи­ко-тех­ни­че­ских на­ук, уче­ный с ми­ро­вым име­нем. Первые его уче­ни­ки все уже дав­но не мо­ло­ды, неко­то­рым за семь­де­сят и да­же под во­семь­де­сят, но мно­гие до сих пор не те­ря­ют свя­зи с учи­те­лем.

На­хо­ди­те ра­до­сти в ме­ло­чах

Ми­хал­ко от­кро­вен­но при­зна­ет­ся, что ни­ко­гда не про­жил бы та­кую дол­гую жизнь без лю­би­мой ра­бо­ты. Ведь это так важ­но, что­бы де­ло, ко­то­ро­му слу­жишь, все­гда при­но­си­ло ра­дость. Те­ма дол­го­ле­тия, воз­мож­но­стей че­ло­ве­че­ско­го ор­га­низ­ма — то, о чем мо­жет го­во­рить ча­са­ми с глу­бо­ким зна­ни­ем пред­ме­та раз­го­во­ра. На­род­ная ме­ди­ци­на на про­тя­же­нии мно­гих де­ся­ти­ле­тий — са­мый боль­шой его ин­те­рес. Про­па­ган­дой здо­ро­во­го об­ра­за жиз­ни до сих пор не уста­ет за­ни­мать­ся и, ра­зу­ме­ет­ся, жить так. Дос­ко­наль­но изу­чил ра­бо­ты про­фес­си­о­наль­ных вра­чей, по­свя­щен­ные народной ме­ди­цине, до­сти­же­ния тра­ди­ци­он­ной ки­тай­ской и япон­ской ме­ди­ци­ны то­же в его ле­чеб­ном ар­се­на­ле. Да что там тео­рия. Не­ко­то­рые упраж­не­ния из йо­ги де­ла­ет до сих пор.

Со­гла­ша­ет­ся, что ге­ны дол­го­ле­тия, ко­то­рые до­ста­лись ему от ма­те­ри, — очень важ­ная шту­ка. Но от­сут­ствие вред­ных при­вы­чек, пра­виль­ное пи­та­ние — ед­ва ли не важ­нее. Ку­рил Илья Фе­до­ро­вич толь­ко на фрон­те, за всю жизнь не про­бо­вал пи­ва. На соб­ствен­ном опы­те убеж­ден, что здо­ро­вый об­раз жиз­ни вку­пе с ра­зум­ным ис­поль­зо­ва­ни­ем це­ли­тель­ной си­лы жи­вой при­ро­ды спо­соб­ны тво­рить чу­де­са.

До­ма у него це­лые ящи­ки все­воз­мож­ных це­леб­ных трав. А во­об­ще за дол­гие го­ды со­брал и си­сте­ма­ти­зи­ро­вал на­уч­ные ма­те­ри­а­лы бо­лее чем о 200 рас­те­ни­ях, их свой­ствах и при­ме­не­нии. Вся эта бо­га­тей­шая ин­фор­ма­ция в трех то­мах ру­ко­пи­сей, мно­же­стве за­пис­ных кни­жек. Еще до недав­не­го вре­ме­ни воз­раст не был по­ме­хой, что­бы от­пра­вить­ся за чу­до­дей­ствен­ны­ми тра­ва­ми в са­мые глу­хие лес­ные угол­ки. Есть да­же соб­ствен­ная кар­та их про­из­рас­та­ния. Прав­да те­перь уже да­ле­ко не хо­дит. По­мог из­ба­вить­ся от, ка­за­лось бы, неиз­ле­чи­мых бо­лез­ней мно­гим сво­им зна­ко­мым, кол­ле­гам, близ­ким. В том чис­ле и су­пру­ге Анне Не­сте­ровне.

Че­ты­ре го­да на­зад, когда серд­це со­всем сда­ло и вра­чи вы­нес­ли при­го­вор: не жи­лец она на этом све­те, Илья Фе­до­ро­вич не сда­вал­ся в борь­бе за жизнь до­ро­го­го че­ло­ве­ка. Сей­час Ан­на Не­сте­ров­на 94-ю осень встре­ча­ет на сво­их но­гах. А вме­сте они уже 67 лет — от­празд­но­ва­ли зо­ло­тую сва­дьбу. Ра­ду­ют де­ти, чет­ве­ро вну­ков и две пра­внуч­ки. Илья Фе­до­ро­вич рас­ска­зы­ва­ет, что, изу­чив мно­же­ство ли­те­ра­ту­ры, от­крыл еще од­ну за­ко­но­мер­ность: дол­го жи­вут, как пра­ви­ло, мно­го­дет­ные ро­ди­те­ли и их де­ти.

Неза­мет­но на­сту­пи­ла осень жиз­ни, ко­то­рую ве­те­ра­ны встре­ча­ют без тос­ки и уны­ния.

— Все­гда жи­ли друж­но, да­же по пу­стя­кам ни ра­зу не по­ру­га­лись. И те­перь ста­ра­ем­ся друг дру­га бе­речь. Я во­об­ще ни­ко­гда ни­ко­го не оби­дел, ни на ко­го не дер­жал зла, стре­мил­ся де­лать лю­дям толь­ко доб­ро. И во­об­ще на­до уметь ра­до­вать­ся са­мым про­стым ве­щам в по­все­днев­ной жиз­ни, — де­лит­ся сек­ре­та­ми се­мей­но­го сча­стья и дол­го­ле­тия Илья Фе­до­ро­вич. Та­кие про­стые и од­но­вре­мен­но слож­ные со­ве­ты для боль­шин­ства из нас, в су­е­те жиз­ни не уме­ю­щих или не же­ла­ю­щих пра­виль­но вы­брать при­о­ри­те­ты. Увы, так устро­е­ны мно­гие, что важ­ность их на­чи­на­ют по­ни­мать на склоне лет, как и це­нить наи­выс­шее в жиз­ни бла­го — здо­ро­вье. Вот и мой со­бе­сед­ник на­шел бла­го­дар­ную ауди­то­рию сре­ди стар­ше­го по­ко­ле­ния. Он — ру­ко­во­ди­тель клу­ба “Здо­ро­вье” при рай­он­ном со­ве­те ве­те­ра­нов. Его лек­ци­ям на те­мы здо­ро­вья се­до­вла­сые уче­ни­ки вни­ма­ют, как от­лич­ни­ки в шко­ле. А их “до­маш­ний док­тор”, несмот­ря на пре­клон­ный воз­раст, не из­ме­ня­ет сво­ей глав­ной жиз­нен­ной це­ли — при­но­сить поль­зу лю­дям.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.