Ви­но­град­ная улит­ка от­прав­ля­ет к пси­хо­ана­ли­зу

В Го­ме­ле от­кры­лась вы­став­ка под­лин­ни­ков Да­ли и Пи­кассо. Бо­лее сот­ни ра­бот ис­пан­ских ху­дож­ни­ков — гра­фи­ку, скульп­ту­ру и ке­ра­ми­ку — мож­но уви­деть в кар­тин­ной га­ле­рее Гав­ри­и­ла Ва­щен­ко.

Gomelskaya Pravda - - АРТ-ОБЪЕКТ - Та­тья­на ГРЕМЕШКЕВИЧ Фото Алек­сея ГЕРАСИМЕНКО

Сюр­ре­а­лизм в рос­сий­ской ре­аль­но­сти

На пре­зен­та­ции мас­штаб­но­го про­ек­та при­сут­ство­вал вла­де­лец кол­лек­ции ше­дев­ров — рос­сий­ский биз­нес­мен, кол­лек­ци­о­нер и ме­це­нат Алек­сандр Шад­рин. Он че­ло­век мер­кан­тиль­ный, как сам от­ме­ча­ет, и весь­ма успеш­ный в этом. Но ис­кус­ство по­ни­ма­ет и лю­бит. Осо­бен­но в это по­ве­ри­лось по­сле экс­кур­сии, ко­то­рую мил­ли­о­нер про­вел для пер­вых по­се­ти­те­лей. От­кры­тие и за­кры­тие вы­ста­вок, а так­же упа­ков­ку ра­ри­те­тов он ни­ко­му не до­ве­ря­ет.

По­че­му имен­но Да­ли и Пи­кассо ста­ли вы­бо­ром Алек­сандра Шад­ри­на? Ему нра­вят­ся лю­ди, ко­то­рые со­зда­ли нечто неве­ро­ят­ное. Саль­ва­дор, к при­ме­ру, по­ра­зил фантазией: мог пе­ре­иг­рать пред­мет как ни­кто дру­гой. Да и в це­лом сюр­ре­а­лизм, по мне­нию кол­лек­ци­о­не­ра, точ­но ха­рак­те­ри­зу­ет рос­сий­скую жизнь в про­шлом ве­ке.

Ему ин­те­рес­но со­по­ста­вить ха­рак­те­ры двух из­вест­ных ис­пан­цев. За­ком­плек­со­ван­ный до безу­мия, но не пе­ре­шед­ший его грань Да­ли про­ти­во­по­став­ля­ет­ся уве­рен­но­му в се­бе Пи­кассо. На всту­пи­тель­ных эк­за­ме­нах в ака­де­мию ис­кусств Саль­ва­дор не мог пре­одо­леть вол­не­ние и на­чать ри­со­вать, а во­сем­на­дца­ти­лет­ний Па­б­ло уже по­сле несколь­ких ме­ся­цев уче­бы там же со­об­щил от­цу, что по­ра уез­жать, по­то­му что здесь он ни­че­му не на­учит­ся.

При всем на­бо­ре со­мне­ний Да­ли смог ре­а­ли­зо­вать се­бя на ты­ся­чу про­цен­тов. Так же пло­до­твор­но жил и тво­рил Пи­кассо. Неза­дол­го до сво­е­го по­след­не­го дня он прак­ти­че­ски не спал, а ри­со­вал, что­бы успеть оста­вить на­сле­дие. Обо­их объ­еди­нял ди­кий страх смер­ти.

Сколь­ко это сто­ит?

Ис­кус­ством Алек­сандр Шад­рин увлек­ся по­сле ин­ве­сти­ций в стро­и­тель­ство и га­зо­вую сфе­ру. На­чал с твор­че­ства ураль­ских ху­дож­ни­ков и хо­ро­шо на этом за­ра­бо­тал. Идея стать об­ла­да­те­лем кол­лек­ции Да­ли по­се­ти­ла его в кон­це де­вя­но­стых, то­гда и на­ча­лись пе­ре­го­во­ры. А пер­вая по­куп­ка 33 ра­бот ма­сте­ра со­сто­я­лась де­вять лет на­зад в Па­ри­же.

Де­неж­ный во­прос на тот мо­мент за­ни­мал биз­не­сме­на не на­столь­ко, нас­коль­ко слож­но­сти с по­ис­ком в Ев­ро­пе стра­хов­щи­ков, так как ни­кто не хо­тел свя­зы­вать­ся с рос­си­я­на­ми. Си­ту­а­цию раз­ре­ши­ла ком­па­ния из США. Но при пе­ре­воз­ке пер­вой ча­сти ра­бот по­стра­да­ла скульп­ту­ра “Улит­ка и ан­гел”. Аме­ри­кан­цы про­си­ли кол­лек­ци­о­не­ра не со­об­щать, с кем он со­труд­ни­чал. За это бес­плат­но обес­пе­чи­ли две по­сле­ду­ю­щие до­став­ки.

Пер­вая вы­став­ка ра­бот испанского ху­дож­ни­ка из кол­лек­ции Шад­ри­на со­сто­я­лась в Ека­те­рин­бур­ге. По это­му по­во­ду вы­шло небы­ва­лое ко­ли­че­ство ста­тей, а за­пад­ная прес­са сде­ла­ла акцент на том, что рус­ские бо­га­чи сна­ча­ла по­ку­па­ли двор­цы и фут­боль­ные клу­бы, а по­том — в ли­це ураль­ско­го оли­гар­ха — пе­ре­клю­чи­лись на му­зей­ные цен­но­сти.

По­сле пу­те­ше­ствия экс­по­зи­ции по стране Алек­сандр Шад­рин при­со­еди­нил в Москве к Да­ли Пи­кассо.

— Не стра­даю ма­ни­ей ве­ли­чия, — го­во­рит биз­нес­мен, — но этот про­ект по­ка­зал, что в мире у ме­ня нет кон­ку­рен­тов по ко­ли­че­ству ра­бот двух из­вест­ных ху­дож­ни­ков. Ни сре­ди му­зеев, ни сре­ди кол­лек­ци­о­не­ров.

О сто­и­мо­сти во­про­са Алек­сандр Шад­рин го­во­рить не хо­чет. Лишь от­ме­тил, что первые три де­сят­ка ра­бот Да­ли бы­ли оце­не­ны од­ним экс­пер­том в 2006 го­ду в мил­ли­он дол­ла­ров. А бо­лее скром­ное со­бра­ние Пи­кассо сто­ит го­раз­до до­ро­же. К сло­ву, кол­лек­ция биз­не­сме­на объ­яв­ле­на на­ци­о­наль­ным до­сто­я­ни­ем Рос­сии, что по­ми­мо про­че­го да­ет огра­ни­че­ния на вы­воз и про­да­жу ра­ри­те­тов. Ви­ди­мо, по­это­му часть ра­бот на­хо­дит­ся на по­сто­ян­ном хра­не­нии в Па­ри­же.

Ме­шок де­нег —

не га­ран­тия сдел­ки

На­сле­дие Да­ли Алек­сандр Шад­рин при­об­рел у дру­га ху­дож­ни­ка, а так­же его быв­ше­го юри­ста, вы­ку­пив­ше­го в свое вре­мя у ма­сте­ра ав­тор­ские пра­ва на скульп­ту­ры. Биз­нес­мен под­чер­ки­ва­ет: ему уда­лось при­об­ре­сти ра­ри­те­ты, ко­то­рые вы­став­ля­лись в Москве на пер­вой вы­став­ке сюр­ре­а­ли­ста по­чти трид­цать лет на­зад.

Но по­ка он не ку­пил все, что хо­тел. Мно­гое не про­да­ет­ся, а ме­шок де­нег — не га­ран­тия за­по­лу­чить за­вет­ный арт-объ­ект, уве­ря­ет рос­си­я­нин. При этом не те­ря­ет на­деж­ды со­брать все ва­ри­ан­ты зна­ме­ни­то­го “про­тек­ше­го вре­ме­ни” Да­ли.

Пе­ред по­куп­кой кол­лек­ции Пи­кассо биз­нес­мен несколь­ко лет вел пе­ре­го­во­ры с фран­цу­зом, став­шим на­след­ни­ком его ра­бот. Де­ло в том, что ке­ра­ми­ку ху­дож­ник со­зда­вал в ма­стер­ской “Ма­ду­ра”, вла­дель­ца­ми ко­то­рой и бы­ли ро­ди­те­ли это­го гос­по­ди­на.

Когда по­сле пред­ва­ри­тель­ных пе­ре­го­во­ров Алек­сандр Шад­рин при­е­хал к нему с юри­ста­ми и пе­ре­вод­чи­ка­ми для за­клю­че­ния сдел­ки, тот не от­крыл дверь сво­е­го особ­ня­ка. Го­дом спу­стя про­изо­шло то же са­мое. Ока­за­лось, в это вре­мя там уже ра­бо­та­ли пред­ста­ви­те­ли аук­ци­о­на Кри­стис, где в 2012 го­ду бы­ло вы­став­ле­но все, к че­му при­ка­са­лась ру­ка Па­б­ло. Да­же плит­ка, по ко­то­рой яко­бы хо­дил ма­стер.

На аук­ци­оне стар­то­вая це­на под­ня­лась не на треть, как ожи­да­лось, а в пять раз. В ито­ге сни­мок, сде­лан­ный Пи­кассо, “воз­нес­ся” до 100 ты­сяч фун­тов. Рас­сы­па­лись на­деж­ды оли­гар­ха при­об­ре­сти не ме­нее двух со­тен ра­бот испанского ху­дож­ни­ка, по­лу­чи­лось лишь 50. К сло­ву, в Эр­ми­та­же все­го 13 ке­ра­ми­че­ских арт-объ­ек­тов, в Пуш­кин­ском музее — 3.

Се­мей­ные тай­ны

Биз­нес­мен вы­пу­стил по­свя­щен­ный Да­ли ка­та­лог, чем очень гор­дит­ся. На­уч­ные ста­тьи по­стро­е­ны на ар­хив­ных ма­те­ри­а­лах, став­ших ос­но­вой но­вой вер­сии ис­то­рии се­мьи же­ны сюр­ре­а­ли­ста Га­лы — Еле­ны Дья­ко­но­вой.

Как утвер­жда­ет биз­нес­мен, Га­ла ро­ди­лась не в Ка­за­ни, ее кор­ни в Ека­те­рин­бур­ге, в се­мье бан­ки­ров. Мать бы­ла ре­во­лю­ци­о­нер­кой, при­том что отец — цар­ским про­ку­ро­ром. А дед Га­лы фи­нан­си­ро­вал Мос­ков­ский уни­вер­си­тет, в ко­то­ром на его же день­ги учил­ся лю­бов­ник до­че­ри. По­сле ре­во­лю­ции мно­гих род­ствен­ни­ков рас­стре­ля­ли.

Но­вые све­де­ния Шад­рин предо­ста­вил пре­зи­ден­ту фон­да “Ар­хи­вы Да­ли” Фр­эн­ку Хан­те­ру. Эта ор­га­ни­за­ция яв­ля­ет­ся глав­ным экс­пер­том, опре­де­ля­ю­щим под­лин­ность гра­фи­че­ских ра­бот Да­ли. По­сле на­пи­са­ния ре­цен­зии Хан­тер пред­ло­жил рос­си­я­ни­ну со­труд­ни­че­ство, и те­перь он бу­дет ку­ри­ро­вать сайт фон­да.

Алек­сандр Шад­рин пла­ни­ру­ет еще несколь­ко гло­баль­ных про­ек­тов. Один по­свя­щен ис­кус­ству Япо­нии, дру­гой — зо­ло­ту и ке­ра­ми­ке до­ко­лум­бов­ской эпо­хи. Биз­нес­мен рань­ше не меч­тал о кол­лек­ции Пи­кассо, сей­час же он круп­ный иг­рок на му­зей­ном рын­ке ми­ра, и те, с кем он когда-то хо­тел на­ла­дить со­труд­ни­че­ство, сей­час са­ми стре­мят­ся к нему.

“Кто-то тра­тит сво­бод­ные день­ги на ях­ты и ма­ши­ны, я же по­ку­паю ху­до­же­ствен­ные кол­лек­ции, — го­во­рит Алек­сандр Шад­рин. — Но по­ми­мо биз­не­са, это еще и на­сто­я­щая идео­ло­гия”

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.