Лю­дям с рас­ша­тан­ной нерв­ной си­сте­мой бу­дет слож­но по­бе­дить тер­ро­ризм Тер­ро ин­ког­ни­то

Дмитрий РАДЗИВОН:

Gomelskaya Pravda - - ПО ПОВОДУ -

В све­те по­след­них со­бы­тий ста­ло мод­ным рас­суж­дать о за­ка­те Ев­ро­пы и несо­сто­я­тель­но­сти ев­ро­пей­ских цен­но­стей. Мол, то­ле­рант­ность — это сла­бость, ко­то­рой непре­мен­но вос­поль­зу­ют­ся лю­ди бо­лее наг­лые, рас­то­роп­ные и рас­чет­ли­вые. В ны­неш­ней си­ту­а­ции, на са­мом де­ле, у ев­ро­пей­ских по­ли­ти­ков не так мно­го ва­ри­ан­тов для спа­се­ния кон­ти­нен­та от на­рас­та­ю­ще­го ко­ма непри­ят­но­стей.

Пер­вый — это, соб­ствен­но, за­быть про то­ле­рант­ность. Вто­рой — про­дол­жать про­дви­гать свою неод­но­знач­ную муль­ти­куль­тур­ную фи­ло­со­фию, ожи­дая, ко­гда же на­ко­нец Ан­дерс Брей­вик вый­дет из тюрь­мы по УДО и под гром­кие, про­дол­жи­тель­ные ап­ло­дис­мен­ты воз­гла­вит в Ев­ро­пе ка­кую-ни­будь ра­ди­каль­ную на­ци­о­на­ли­сти­че­скую пар­тию. Есть ощу­ще­ние, что слу­чит­ся это со­всем ско­ро.

Но в си­лах каж­до­го че­ло­ве­ка за­щи­тить свой мозг от лиш­не­го ин­фор­ма­ци­он­но­го шу­ма. То есть, ко­неч­но же, нуж­но го­во­рить о тер­ак­тах, ана­ли­зи­ро­вать, ду­мать, как из­бе­жать по­доб­ных тра­ге­дий в бу­ду­щем, но важ­но не поз­во­лить эмо­ци­о­наль­ным кар­тин­кам по ТВ за­тмить суть про­бле­мы. Ведь ка­ко­ва глав­ная цель лю­бой тер­ро­ри­сти­че­ской ор­га­ни­за­ции? При­влечь к се­бе вни­ма­ние! Чем ча­ще лю­ди бу­дут сма­ко­вать де­та­ли той или иной тра­ге­дии, тем глуб­же эта те­ма ося­дет в их го­ло­вах.

За по­след­нее вре­мя я, чест­но го­во­ря, устал от од­но­тип­ных ре­плик со сто­ро­ны дру­зей и род­ствен­ни­ков: “По­ехать в Ев­ро­пу? Ни за что, там же взры­ва­ют!”, “А ты раз­ве не слы­шал, что на са­мо­ле­тах сей­час ле­тать опас­но?” и так да­лее. Этот спи­сок мож­но про­дол­жать до бес­ко­неч­но­сти, ведь сей­час, ес­ли разо­брать­ся, небез­опас­но вез­де! Иде­аль­ный ва­ри­ант — иметь свое ма­лень­кое уют­ное бомбоубежище. Мож­но про­во­дить там все вре­мя, из­ред­ка де­лая вы­лаз­ки в ма­га­зин. По­то­му что са­мо­ле­та­ми страш­но, в метро опас­но, а по­до­зре­вать в каж­дом про­хо­жем смерт­ни­ка еще и гу­би­тель­но для пси­хи­ки.

И как бы это ци­нич­но ни зву­ча­ло, стать жерт­вой тер­ро­ри­ста в ты­ся­чи раз слож­нее, чем, к при­ме­ру, по­пасть под ко­ле­са ав­то­мо­би­ля. К то­му же мож­но с лег­ко­стью на­рвать­ся на непри­ят­но­сти и в род­ном го­ро­де. Но мы по­че­му-то пред­по­чи­та­ем лиш­ний раз не го­во­рить о тех про­бле­мах, ко­то­рые на­хо­дят­ся пе­ред са­мым но­сом, с ко­то­ры­ми мы стал­ки­ва­ем­ся каж­дый день. А все­об­щая ат­мо­сфе­ра стра­ха и рас­суж­де­ния в сти­ле “авось бы че­го не слу­чи­лось” — са­мое глав­ное до­ка­за­тель­ство то­го, что с тер­ро­риз­мом-то, по су­ти, бо­роть­ся еще и не на­чи­на­ли.

Да и мож­но ли ору­жи­ем по­бе­дить про­тив­ни­ка, ко­то­ро­го не зна­ешь в ли­цо? Вот в 41-м все зна­ли, кто вторг­ся без пре­ду­пре­жде­ния на тер­ри­то­рию СССР, на ка­ком язы­ке раз­го­ва­ри­ва­ет враг и ка­кие це­ли пре­сле­ду­ет. А сей­час кто-ни­будь мо­жет со­ста­вить со­би­ра­тель­ный об­раз вра­га? Я без тру­да уга­даю первую ха­рак­те­ри­сти­ку из ва­ше­го спис­ка, и под это опи­са­ние по­па­дет каж­дый вто­рой жи­тель Па­ри­жа. А кто хоть раз был в сто­ли­це Фран­ции, с та­ки­ми вы­во­да­ми со­гла­сит­ся.

Но мне все же хо­чет­ся ве­рить, что тер­ро­ризм не име­ет на­ци­о­наль­но­сти. При же­ла­нии при­вить нена­висть ко все­му че­ло­ве­че­ству мож­но и дат­ча­ни­ну, и вен­гру, и по­ля­ку. Но это же не по­вод счи­тать Да­нию, Вен­грию и Поль­шу по­тен­ци­аль­но опас­ны­ми стра­на­ми! Не­смот­ря на все те жут­кие ис­то­рии, о ко­то­рых мы слы­шим каж­дый день, нуж­но про­дол­жать ра­до­вать­ся жиз­ни, ле­тать в са­мо­ле­тах и ез­дить в по­ез­дах. А са­мое глав­ное — не потерять ве­ру в лю­дей. По­то­му что лю­дям с боль­ной нерв­ной си­сте­мой про­ти­во­сто­ять тер­ро­ри­стам бу­дет слож­нее вдвойне…

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.