Воз­вы­шен­ное и земное

Рос­сий­ский ху­дож­ник Вла­ди­мир Вол­ков — о том, что объ­еди­ня­ет ма­сте­ров ки­сти Го­мель­щи­ны и Брян­щи­ны

Gomelskaya Pravda - - ГОД КУЛЬТУРЫ - Лю­бовь ЛО­БАН Фо­то ав­то­ра

Имя Вла­ди­ми­ра Волкова из­вест­но тем, кто ин­те­ре­су­ет­ся жи­во­пи­сью. За­слу­жен­ный ху­дож­ник Рос­сии, один из немно­гих об­ла­да­те­лей Зо­ло­то­го зна­ка от пре­зи­ден­та РФ. Брян­ский жи­во­пи­сец два­жды воз­глав­лял об­ласт­ное от­де­ле­ние Со­ю­за ху­дож­ни­ков Рос­сии, при нем ча­сто ор­га­ни­зо­вы­ва­лись пле­нэ­ры, на ко­то­рые при­ез­жа­ли го­сти из Бе­ла­ру­си, Укра­и­ны, Мол­до­вы. И те­перь Вол­ков ста­ра­ет­ся не про­пу­стить по­доб­ные ме­ро­при­я­тия. Вот и на­ша с ним встре­ча со­сто­я­лась в Юро­вич­ском мо­на­сты­ре во вре­мя од­но­го из меж­ду­на­род­ных пле­нэров, на ко­то­рый со­бра­лись ху­дож­ни­ки- ико­но­пис­цы.

—А язна­ком со мно­ги­ми бе­ло­рус­ски­ми ху­дож­ни­ка­ми. Знаю Ни­ко­лая Дуб­ро­ву, Ва­ле­рия Си­дор­ки­на. В 2005 го­ду был в Мо­зы­ре на пле­нэ­ре, при­уро­чен­ном к юби­лею го­ро­да. Бла­го­же­ла­тель­ные от­но­ше­ния свя­зы­ва­ли ме­ня и с Пет­ром За­ха­ро­вым. Это был ма­стер боль­шо­го та­лан­та и доб­ро­ты. С Ана­то­ли­ем и Гле­бом От­чи­ка­ми дру­жен. У ме­ня бы­ли пер­со­наль­ные вы­став­ки в Го­ме­ле и Мин­ске, не од­на­ж­ды участ­во­вал в меж­ду­на­род­ных сла­вян­ских пле­нэрах. Мои ра­бо­ты на­хо­дят­ся не толь­ко в Мо­зы­ре, но и в Свет­ло­гор­ске.

— Вла­ди­мир Ва­си­лье­вич, несколь­ко лет на­зад ви­де­ла ва­шу кар­ти­ну на Мо­зыр­щине, в сель­ской кар­тин­ной га­ле­рее в Кри­нич­ном. Но не ду­ма­ла, что ко­гда- то по­зна­ком­люсь с ав­то­ром.

— На­сколь­ко пом­ню, ху­дож­ник Вол­ков — не ико­но­пи­сец. Ко­гда слу­чил­ся по­во­рот в твор­че­стве?

— Да, я мо­ну­мен­та­лист, но эти два жан­ра близ­ки. Рань­ше во­об­ще не бы­ло де­ле­ния на мо­ну­мен­та­ли­стов, жи­во­пис­цев, ико­но­пис­цев, был про­сто ху­дож­ник — ма­стер, ко­то­рый пе­ре­да­вал сек­ре­ты твор­че­ства уче­ни­кам. На­чи­на­ли пи­сать с фо­на, одеж­ды, рук, а по­том уже — ли­ки. Один из ред­ких ви­дов стан­ко­вой жи­во­пи­си — рус­ский пра­во­слав­ный ре­а­лизм, им до ре­во­лю­ции за­ни­ма­лись Вас­не­цов, Не­сте­ров. У ме­ня по­во­рот слу­чил­ся в 2002 го­ду. Кол­ле­га при­гла­сил на­пи­сать 34 ико­ны для ико­но­ста са в Ни­ко­ла­ев­ский храм де­рев­ни Ку­ро­во на Брянщине. Хо­ро­шо пом­ню на­сто­я­те­ля храма — он сам был очень по­хож на свя­ти­те­ля Ни­ко­лая. Ко­гда сде­лал один об­раз, он одоб­рил: “Да ты го­то­вый ико­но­пи­сец. Вот этим и за­ни­май­ся”.

По­том еще рас­пи­сал три ал­та­ря в брян­ских хра­мах. Один, пло­ща­дью боль­ше 200 квад­рат­ных мет­ров, де­лал боль­ше го­да. Вы­пол­нил фрес­ки 37 свя­ти­те­лей, трех пат­ри­ар­хов, “Тай­ную ве­че­рю”, рас­пи­сал ку­пол храма. Очень тя­же­ло бы­ло, под ко­нец устал мо­раль­но. Впер­вые пи­сал по цер­ков­ным ка­но­нам, вы­хо­дить за рам­ки ко­то­рых нель­зя бы­ло, а у ме­ня сна­ча­ла вме­сто ли­ков вы­хо­ди­ли порт­ре­ты. Поз­же ре­ста­ври­ро­вал рос­пи­си Сев­ско­го Кре­сто­воз­дви­жен­ско­го жен­ско­го мо­на­сты­ря, рас­пи­сы­вал ал­тарь Пет­ро­пав­лов­ской жен­ской оби­те­ли.

— Та­кие ра­бо­ты спо­соб­ны по­вли­ять на ми­ро­воз­зре­ние и ав­то­ра, и зри­те­лей?

— Они за­став­ля­ют ду­мать, раз­мыш­лять: что же все- та­ки та­кое пра­во­сла­вие? И по- мо­га­ют бли­же зна­ко­мить­ся с на­шей пра­во­слав­ной куль­ту­рой. Ма­стер со­зда­ет ки­стью об­раз ду­хов­но­го со­сто­я­ния лю­дей, жив­ших в раз­ное вре­мя, по­движ­ни­ков пра­во­сла­вия, по­ка­зы­ва­ет их роль в раз­ви­тии об­ще­ства. Об­ра­зы, пред­став­лен­ные на этих жи­во­пис­ных по­лот­нах, по­рой со­вре­мен­ни­кам чуж­ды. Но, гля­дя на них, мы от­кры­ва­ем для се­бя что- то но­вое. Та­кое искус­ство вы­зы­ва­ет свет­лые чув­ства, под­тал­ки­ва­ет к доб­рым де­лам, хо­ро­шим по­ступ­кам и не поз­во­ля­ет за­бы­вать о на­ших кор­нях.

— Ка­кие чер­ты объ­еди­ня­ют ра­бо­ты Волкова- мо­ну­мен­та­ли­ста?

— Стрем­ле­ние к ис­то­ри­че­ской те­ма­ти­ке, мно­го­фи­гур­ность и слож­ность ком­по­зи­ций. Осо­бен­но ин­те­рес­на Древ­няя Русь в пе­ри­од ее пе­ре­хо­да от язы­че­ства к хри­сти­ан­ству, исто­рия Брян­ско­го края X — XII ве­ков. Это обоб­щен­ные об­ра­зы Рос­сии, ее фор­по­стов, за­щит­ни­ков и про­ро­ков, ис­то­ри­че­ских лич­но­стей. В со­вет­ское вре­мя, ко­гда бы­ла вос­тре­бо­ва­на мо­ну­мен­таль­ная жи­во­пись, я сде­лал бо­лее че­ты­рех де­сят­ков рос­пи­сей в до­мах куль­ту­ры, ки­но­те­ат­рах, шко­лах: мо­за­и­ки, вит­ра­жи, оформ­лял ин­те­рье­ры и фа­са­ды. На же­лез­но­до­рож­ном вок­за­ле в Брян­ске до сих пор моя рос­пись встре­ча­ет го­стей, в Брян­ском те­ат­ре дра­мы то­же — это ви­зит­ные кар­точ­ки го­ро­да. Те­перь за­ка­зы в ос­нов­ном от церк­ви. Непри­ят­но осо­зна­вать, что в со­вре­мен­ном свет­ском об­ще­стве гос­под ству­ет так на­зы­ва­е­мая пла­сти­ко­вая куль­ту­ра: от­де­ла­ли все пла­сти­ком, по­ве­си­ли па­ру фо­то­гра­фий — и го­то­во, лю­буй­ся. Ду­ши нет в этой кра­со­те.

— Вы­хо­дит, та­кая куль­ту­ра се­го­дня боль­ше вос­тре­бо­ва­на со­вре­мен­ни­ка­ми?

— На­ши вку­сы уже не испортишь, а мо­ло­дое по­ко­ле­ние, ду­маю, раз­бе­рет­ся — неглу­пые лю­ди. И вот что поз­во­ля­ет мне так ду­мать. Я про­фес­сор Брян­ско­го го­су­ни­вер­си­те­та име­ни ака­де­ми­ка Пет­ров­ско­го. Чи­таю лек­ции на фа­куль­те­те тех­но­ло­гии и ди­зай­на. На дру­гие фа­куль­те­ты недо­бор, а у нас пол­ный на­бор уже два го­да — три груп­пы по 11 че­ло­век. Пять лет пре­по­даю ри­су­нок, жи­во­пись, ком­по­зи­цию и ос­но­вы ико­но­пи­си. Этот пред­мет при­ду­мал сам, из­дал учеб­ник по ос­но­вам ико­но­пи­си, рек­тор под­дер­жал. Сту­ден­ты с удо­воль­стви­ем слу­ша­ют лек­ции по ос­но­вам ико­но­пи­си. Каж­дый счи­та­ю­щий се­бя об­ра­зо­ван­ным ху­дож­ник дол­жен знать ико­но­гра­фию свя­тых. Но что­бы пи­сать ико­ны, на­до бла­го­сло­ве­ние ду­хов­но­го ли­ца.

Отрад­но, что лю­ди воз­вра­ща­ют­ся в цер­ковь. На Вят­ской зем­ле я рас­пи­сал част­ный храм Афа­на­сия Пе­чер­ско­го. Храм по­стро­ен на сред­ства со­сто­я­тель­но­го биз­не­сме­на, он же и рос­пись за­ка­зал. В Брян­ской об­ла­сти на сред­ства ме­це­на­тов по­стро­е­но пять хра­мов. К сча­стью, вре­мя во­ин­ству­ю­ще­го ате­из­ма ушло.

— Мо­зыр­ские ху­дож­ни­ки, ва­ши кол­ле­ги, жа­лу­ют­ся на не­до­ста­ток вни­ма­ния к жи­во­пи­си и жи­во­пис­цам со сто­ро­ны го­су­дар­ства. Се­ту­ют на то, что ма­ло вы­ста­воч­ных за­лов и га­ле­рей. Со­дер­жа­ние ма­стер­ских им об­хо­дит­ся очень до­ро­го. А у вас?

— У нас по­ка до до­ро­го­го не до­шло, но це­ны по­сто­ян­но рас­тут. Прав­да, мы пла­тим толь­ко за пло­щадь, а за ком­му­наль­ные услу­ги — твор­че­ский со­юз. Но есть пе­чаль­ные фак­ты. Был у нас му­зей Брян­ско­го ле­са: на огром­ных по­лот­нах жи­во­пис­ные пей­за­жи раз­ных вре­мен го­да, чу­че­ла и рез­ные фи­гу­ры лес­ных оби­та­те­лей… Так вот, де­ре­вян­ное зда­ние му­зея со­жгли — хо­те­ли на его ме­сте ре­сто­ран по­стро­ить. Но об­ще­ствен­ность за­про­те­сто­ва­ла, и ме­сто до сих пор пу­сту­ет. Был ли­те­ра­тур­ный му­зей, по­свя­щен­ный пи­са­те­лям Брян­щи­ны. Под пред­ло­гом, что зда­ние вет­хое и его на­до сно­сить, му­зей выселили — в кра­е­вед­че­ский, а по­ме­ще­ние от­да­ли биз­не­су.

— Не ока­жет­ся ли клас­си­че­ская жи­во­пись в упад­ке от невос­тре­бо­ван­но­сти?

— Есть та­кой мо­мент. В на­шем твор­че­ском со­ю­зе по­ло­вине ху­дож­ни­ков по 60 лет и боль­ше. Еще недав­но нас бы­ло 80, оста­лось 70. Но так сло­жи­лось, что од­ним ис­кус­ством все­гда тя­же­ло бы­ло жить. Я ини­ци­и­ро­вал от­кры­тие в Брян­ске от­де­ле­ния меж­ду­на­род­но­го со­ю­за пе­да­го­гов- ху­дож­ни­ков — ско­ро со­сто­ит­ся учре­ди­тель­ная кон­фе­рен­ция. У пе­да­го­гов бу­дут те же пра­ва, что и у чле­нов Со­ю­за ху­дож­ни­ков: воз­мож­ность участ­во­вать в пле­нэрах, об­ласт­ных и да­же в сто­лич­ных вы­став­ках. Это и по­вы­ше­ние ква­ли­фи­ка­ции, и ма­стер­к­лас­сы, и по­езд­ки за гра­ни­цу. Ми­нув­шим ле­том ор­га­ни­зо­вал меж­ду­на­род­ный пле­нэр ху­дож­ни­ков- пе­да­го­гов.

— Мно­го ли та­лант­ли­вой мо­ло­де­жи по­сту­па­ет в уни­вер­си­тет и мно­гие ли по­том по­свя­ща­ют се­бя тра­ди­ци­он­ной жи­во­пи­си?

— По- на­сто­я­ще­му та­лант­ли­вой мо­ло­де­жи не так мно­го. Да и при­быль­нее ди­зай­нер­ская, реклам­ная де­я­тель­ность, вы­пуск­ни­ки ухо­дят ту­да, уез­жа­ют в сто­ли­цу. Но про­дол­же­ние бу­дет, не зря же я пре­по­даю это, еже­днев­но даю ма­стер- класс. Дочь Ма­рия, то­же участ­ни­ца пле­нэ­ра в Юро­ви­чах, един ствен­ная из мо­их де­тей се­рьез­но за­ни­ма­ет­ся жи­во­пи­сью, ико­ны то­же пи­шет, че­му я очень рад. Воз­мож­но, и ге­ны сра­бо­та­ли, но она са­ма до­стиг­ла мно­го­го. С от­ли­чи­ем окон­чи­ла колледж, го­то­вит­ся по­сту­пать в Свя­то- Ти­хо­нов­ский ин­сти­тут на ре­став­ра­ци­он­ный фа­куль­тет. Я всю жизнь кол­лек­ци­о­ни­ро­вал кни­ги по ис­кус­ству, бу­дет ко­му их пе­ре­дать. Про­дол­жит мое де­ло.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.