По­ка тюрь­ма не раз­лу­чит нас

Цы­ган­ские стра­сти за­кон­чи­лись трой­ным убий­ством: суд вы­нес при­го­вор влюб­лен­ной па­ре из Жло­би­на.

Gomelskaya Pravda - - КАЛЕИДОСКОП - Але­на ЕПИШЕВА

Об­ласт­ной суд рас­смот­рел в за­кры­том за­се­да­нии уго­лов­ное де­ло о же­сто­ком убий­стве. В со­вер­ше­нии пре­ступ­ле­ния об­ви­ня­лись жи­те­ли Жло­би­на, быв­шие воз­люб­лен­ные Алек­сандр и Ру­би­на.

“Го­мель­ская праў­да” сле­ди­ла за хо­дом рас­сле­до­ва­ния. На­пом­ним, кри­ми­наль­ная дра­ма про­изо­шла в ок­тяб­ре 2014 го­да. Под Жло­би­ном в об­го­рев­ших “жи­гу­лях” пра­во­охра­ни­те­ли на­шли три те­ла. Экс­пер­там уда­лось уста­но­вить, что обуг­лен­ные остан­ки при­над­ле­жат се­мей­ной па­ре и их стар­ше­му сы­ну.

Глав­ны­ми по­до­зре­ва­е­мы­ми в трой­ном убий­стве ста­ли род­ствен­ни­ки жертв: млад- ший сын Алек­сандр и невест­ка Ру­би­на. Обо­им то­гда бы­ло по 22 го­да. Как ста­ло из­вест­но, мо­ло­дых лю­дей толк­ну­ли на пре­ступ­ле­ние пла­мен­ные чув­ства, вспых­нув­шие меж­ду ни­ми. Влюб­лен­ная па­ра ста­ла подыс­ки­вать в ин­тер­не­те спо­со­бы рас­пра­вы над род­ствен­ни­ка­ми, ко­то­рые ме­ша­ли их сча­стью. Пар­ня не оста­нав­ли­вал штамп в пас­пор­те, ведь с за­кон­ной же­ной не жил. Ру­би­на не бы­ла в офи­ци­аль­ном бра­ке, но вме­сте со стар­шим бра­том Алек­сандра рас­ти­ла дво­их де­тей, ве­ла хо­зяй­ство.

По вер­сии след­ствия, убий­ство про­изо­шло в до­ме по­тер­пев­ших, по­сле те­ла жертв вы­вез­ли в лес и со­жгли в ав­то­мо­би­ле стар­ше­го бра­та. По­дель­ни­ки рас­счи­ты­ва­ли, что огонь уни­что­жит сле­ды. Но об­ма­нуть сле­до­ва­те­лей не уда­лось, мо­ло­дые лю­ди бы­ли за­дер­жа­ны и аре­сто­ва­ны. За ре­шет­кой чув­ства влюб­лен­ных быст­ро осты­ли.

Кол­ле­гия об­ласт­но­го су­да по уго­лов­ным де­лам рас­смот­ре­ла ма­те­ри­а­лы де­ла и при­зна­ла мо­ло­дую па­ру ви­нов­ной в убий­стве трех че­ло­век и умыш­лен­ном уни­что­же­нии иму­ще­ства. Алек­сандра за убий­ство от­ца, ма­те­ри и бра­та ждет по­жиз­нен­ный срок. От­бы­вать на­ка­за­ние он от­пра­вит­ся в ко­ло­нию осо­бо­го ре­жи­ма. Ру­би­ну при­го­во­ри­ли к 24 с по­ло­ви­ной го­дам ко­ло­нии об­ще­го ре­жи­ма. В обо­их слу­ча­ях — с кон­фис­ка­ци­ей иму­ще­ства.

— При­го­вор в за­кон­ную си­лу не всту­пил, мо­жет быть об­жа­ло­ван и опро­те­сто­ван, — от­ме­ти­ла пресс- сек­ре­тарь об­ласт­но­го су­да Оль­га Бар­су­ко­ва.

К сло­ву, быв­шие влюб­лен­ные ра­нее не бы­ли су­ди­мы. У него оста­лось трое де­тей, у нее — двое. Млад­ше­му ре­бен­ку не бы­ло и го­ди­ка, ко­гда ма­му аре­сто­ва­ли по по­до­зре­нию в убий­стве.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.