“На­хо­дя уте­ше­ние в ху­до­же­ствах…”

В фон­ды му­зея Го­мель­ско­го двор­цо­во- пар­ко­во­го ан­сам­бля по­сту­пил ка­та­лог пред­ме­тов ис­кус­ства, со­став­ля­ю­щих со­бра­ние кня­зя Фе­до­ра Ива­но­ви­ча Пас­ке­ви­ча, на­пе­ча­тан­ный в 1885 го­ду ти­по­гра­фи­ей В. Кирш­ба­у­ма.

Gomelskaya Pravda - - ГОД КУЛЬТУРЫ - Та­тья­на ЛИТ­ВИ­НО­ВА, кан­ди­дат ис­кус­ство­ве­де­ния, за­ве­ду­ю­щая ху­до­же­ствен­ным от­де­лом му­зея

Тре­пет­ное чув­ство ис­пы­ты­ва­ешь, ко­гда бе­решь в ру­ки этот пусть не со­всем уве­си­стый, но ред­кост­ный и зна­чи­мый по сво­е­му со­дер­жа­нию книж­ный блок. Пе­ре­ли­сты­вая стра­ни­цы, в оче­ред­ной раз убеж­да­ешь­ся в вы­со­ком уровне и раз­но­об­ра­зии кол­лек­ций, ко­то­рые в ней опуб­ли­ко­ва­ны. Это под­твер­жда­ет­ся ве­ща­ми, со­хра­нив­ши­ми­ся до на­ше­го вре­ме­ни в му­зее Го­мель­ско­го двор­цо­во- пар­ко­во­го ан­сам­бля, На­ци­о­наль­ном ху­до­же­ствен­ном му­зее Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь, На­ци­о­наль­ном ис­то­ри­че­ском му­зее Бе­ла­ру­си, Го­су­дар­ствен­ном Эр­ми­та­же в Санк­тПе­тер­бур­ге…

На­ча­ло со­бра­нию ис­кус­ства, быть мо­жет и неосо­знан­но, по­ло­же­но еще в 30 — 40- е го­ды XIX ве­ка ге­не­рал- фельд­мар­ша­лом И. Ф. Пас­ке­ви­чем по­сле при­об­ре­те­ния и пе­ре­строй­ки го­мель­ско­го двор­ца. Сю­да при­во­зи­лись воз­на­граж­де­ния, ко­то­рые он по­лу­чал от рос­сий­ско­го им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая I за успеш­но про­ве­ден­ные под его ко­ман­до­ва­ни­ем военные дей­ствия на Кав­ка­зе и в Поль­ше, от ав­стрий­ско­го им­пе­ра­то­ра за по­дав­ле­ние вен­гер­ско­го вос­ста­ния. Бы­ли по­дар­ки от пер­сид­ско­го ша­ха, прус­ско­го ко­ро­ля, Па­пы Рим­ско­го. В Го­мель так­же при­во­зи­лись кар­ти­ны, на­град­ное ху­до­же­ствен­ное ору­жие, изыс­кан­ные гра­мо­ты в опра­вах, сре­ди ко­то­рых гра­мо­ты на граф­ское и кня­же­ское до­сто­ин­ство, пред­ме­ты ин­те­рьер­но­го убран­ства. В ре­зуль­та­те в го­мель­ском двор­це Пас­ке­ви­чей сло­жил­ся цен­ней­ший ис­то­ри­ко- ху­до­же­ствен­ный ком­плекс, ко­то­рый до­стал­ся в на­след­ство Фе­до­ру Ива­но­ви­чу в 1856 го­ду по­сле смер­ти от­ца.

Это по­ис­ти­не му­зей­ное со­бра­ние бы­ло раз­вер­ну­то не толь­ко в мно­го­чис­лен­ных за­лах двор­ца, но и в пе­тер­бург­ском особ­ня­ке на Ан­глий­ской на­бе­реж­ной, при­об­ре­тен­ном в этот же год кня­зем Фе­до­ром. Но бо­га­тый наслед­ник, ге­не­рал- адъ­ютант Сви­ты Его Им­пе­ра­тор­ско­го Ве­ли­че­ства Алек­сандра II, не огра­ни­чил­ся со­бра­ни­ем ра­ри­те­тов, а про­дол­жал при­об­ре­тать но­вые пред­ме­ты ис­кус­ства и ста­ри­ны, сфор­ми­ро­вав пер­во­класс­ную ху­до­же­ствен­ную кол­лек­цию.

По­сле ухо­да в от­став­ку князь Фе­дор Ива­но­вич Пас­ке­вич с осо­бой энер­ги­ей погрузился в со­би­ра­тель­скую де­я­тель­ность. Как пи­шет в сво­их ме­му­а­рах граф С. Д. Ше­ре­ме­тев, оста­вив двор, “князь ушел в се­бя и жи­вет жиз­нью муд­ре­ца и мыс­ли­те­ля, на­хо­дя уте­ше­ние в ху­до­же­ствах”. Ре­зуль­та­том это­го “уте­ше­ния” и был го­то­вив­ший­ся в те­че­ние 12 лет к из­да­нию ка­та­лог пред­ме­тов ис­кус­ства, эк­зем­пляр ко­то­ро­го те­перь име­ет­ся в на­шем рас­по­ря­же­нии. Он вклю­ча­ет 2249 на­име­но­ва­ний.

Са­мый боль­шой раз­дел со­став­ля­ет груп­па “Гон­чар­ное про­из­вод­ство” ( 1293 из­де­лия). Толь­ко Мей­сен­ской фаб­ри­ки здесь на­счи­ты­ва­ет­ся 332 пред­ме­та, ки­тай­ско­го и япон­ско­го фар­фо­ра — 231 пред­мет, Севр­ской ко­ро­лев­ской ма­ну­фак­ту­ры и фран­цуз­ско­го про­из­вод­ства XVIII — на­ча­ла XIX ве­ка — 35.

В из­да­нии при­ве­де­но 60 кар­тин, в том чис­ле про­из­ве­де­ния ху­дож­ни­ков Рем­бранд­та, Бач­ча­рел­ли, Грё­за, Верне, Ай­ва­зов­ско­го, Крю­ге­ра, Зич­чи, Су­хо­доль­ско­го. В него вклю­че­ны и от­дель­ные об­раз­цы брон­зы, резь­бы по де­ре­ву и по ко­сти, ме­бель с ка­ми­на­ми. Са­мо­сто­я­тель­но вы­де­ле­ны та­ба­кер­ки и ко­роб­ки ( шка­тул­ки). Эти 80 дра­го­цен­ных ве­щиц, из­го­тов­лен­ных из зо­ло­та, се­реб­ра, черепахи и тон­ко де­ко­ри­ро­ван­ных, по пра­ву от­но­сят­ся к про­из­ве­де­ни­ям юве­лир­но­го ис­кус­ства. В от­дель ный блок ском­по­но­ва­ны труб­ки, ве­е­ра, ми­ни­а­тю­ры, стек­ло и эмаль.

В гла­ве “Тка­ни”, от­кры­ва­ю­щей ка­та­лог, при­ве­де­ны и че­ты­ре на­име­но­ва­ния ру­ко­твор­ных из­де­лий са­мой кня­ги­ни Ири­ны Ива­нов­ны Пас­ке­вич. Со­об­ща­ет­ся, что вы­ши­тое ею цвет­ным шел­ком де­ко­ра­тив­ное пан­но, “пред­став­ля­ю­щее лест­ни­цу с ва­зой, уве­шан­ной цве­та­ми, на ниж­ней ча­сти два фа­за­на”, удо­сто­и­лось по­чет­ной ме­да­ли Все­рос­сий­ской ху­до­же­ствен­но- про­мыш­лен­ной вы­став­ки в Москве в 1882 го­ду. А для ее пан­но на те­му Ав­стра­лии, со­сто­я­ще­го из 15 эле­мен­тов, кар­то­ны ( ри­сун­ки) бы­ли сде­ла­ны ху­дож­ни­ка­ми- про­фес­си­о­на­ла­ми Д. В. Гри­го­ро­ви­чем, Н. Е. Ма­ков­ским, К. Н. Фи­лип­по­вым. В опи­сях го­мель­ско­го двор­ца так­же встре­ча­ют­ся вы­ши­тые Ири­ной Ива­нов­ной ка­мин­ный экран, шир­ма, ска­тер­ти.

Бла­го­да­ря де­таль­но­му опи­са­нию ху­до­же­ствен­ных тка­ней в ка­та­ло­ге пе­ред на­ши­ми гла­за­ми воз­ни­ка­ют вы­пол­нен­ные в тех­ни­ке узор­но­го тка­че­ства, ши­тые зо­ло­том, се­реб­ром и би­се­ром за­на­ве­си, ков­ры и по­кры­ва­ла ста­рой ки­тай­ской ра­бо­ты, ка­ше­ми­ро­вая ин­дий­ская шаль, гол­ланд­ский, фран­цуз­ские, немец­кие го­бе­ле­ны. Шпа­ле­ра “Борь­ба хищ­ных зве­рей на во­до­пое”д в 1918 го­ду по­сту­пи­ла в Эр­ми­таж.Э Со­труд­ни­ки му­зея от­но­сят ее к про­из­ве­де­нию 1757 го­да Пе­тер­бург­ской им­пе­ра­тор­ской шпа­лер­ной ма­ну­фак­ту­ры, вы­ткан­но­му по кар­тине фран­цуз­ско­го жи­во­пис­ца Фи­лип­па Де­пор­та ( ху­дож­ник “ко­ро­лев­ской охо­ты” при дво­ре Лю­до­ви­ка XIV). Этот огром­ный го­бе­лен раз­ме­ром 3,15х2,80 м в на­сто­я­щее вре­мя на­хо­дит­ся в по­сто­ян­ной экс­по­зи­ции Эр­ми­та­жа.

Нема­ло и дру­гих опуб­ли­ко­ван­ных в кни­ге ред­кост­ных про­из­ве­де­ний ис­кус­ства мы мо­жем рас­по­знать в со­вре­мен­ных му­зей­ных пред­ме­тах. По­жа­луй, наи бо­лее цен­ные из них по­сту­пи­ли в Го­су­дар­ствен­ный Эр­ми­таж. К его ра­ри­те­там эпо­хи Ре­нес­сан­са от­но­сят­ся пред­ме­ты из со­бра­ния Ф. И. Пас­ке­ви­ча: вит­раж “Зна­ме­но­сец из Ле­вен­та­ля”, сде­лан­ный по ри­сун­ку Ган­са Голь­бей­на Млад­ше­го в Цю­ри­хе в 1551 го­ду, и блю­до с двух­сто­рон­ней рос­пи­сью по ме­ди на биб­лей­ско- ми­фо­ло­ги­че­скую те­ма­ти­ку, вы­пол­нен­ное во Фран­ции в Ли­мо­же — про­слав­лен­ном цен­тре эма­льер­но­го ис­кус­ства.

Тут и ше­девр Севр­ской ко­ро­лев­ской ма­ну­фак­ту­ры XVIII сто­ле­тия — ко­лос­саль­ная фар­фо­ро­вая ваза, ныне на­хо­дя­ща­я­ся в Эр­ми­та­же. Из­на­чаль­но ее при­об­рел рус­ский ви­це- канц­лер А. А. Без­бо­род­ко и при­вез в Санкт- Пе­тер­бург, где ва­зу ста­ли на­зы­вать од­ной из до­сто­при­ме­ча­тель­но­стей рос­сий­ской сто­ли­цы. Ка­ким об­ра­зом и ко­гда она по­па­ла в кол­лек­цию Пас­ке­ви­ча, ска­зать труд­но. Как и оста­ет­ся непо­нят­ным, по­че­му две дру­гие севр­ские ва­зы, от­ме­чен­ные со­ста­ви­те­лем как “па­ра тех, ко­то­рые на­хо­дят­ся в со­бра­нии Ека­те­ри­ны II в Пав­лов­ске”, бы­ли разъ­еди­не­ны с пав­лов­ски­ми. Они бы­ли за­пе­чат­ле­ны на фо­то­гра­фии ин­те­рье­ра го­мель­ско­го двор­ца в на­ча­ле XX ве­ка, упо­ми­на­лись в двор­цо­вых опи­сях, но не со­хра­ни­лись до на­ших дней. В то же вре­мя их вто­рая па­ра се- год­ня по- преж­не­му на­хо­дит­ся в Го­су­дар­ствен­ном му­зее- за­по­вед­ни­ке “Пав­ловск”.

На ос­но­ве этих при­ме­ров мож­но сде­лать бес­спор­ный вы­вод: князь Фе­дор Пас­ке­вич был че­ло­ве­ком, це­нив­шим пре­крас­ное. Неда­ром в 1869 го­ду он стал По­чет­ным чле­ном Им­пе­ра­тор­ской Ака­де­мии ху­до­жеств. При­мер­но с то­го же вре­ме­ни па­рал­лель­но с за­ня­ти­ем кол­лек­ци­о­ни­ро­ва­ни­ем Фе­дор Ива­но­вич ак­тив­но со­труд­ни­чал с Им­пе­ра­тор­ским об­ще­ством по­ощ­ре­ния ху­дож­ни­ков, ко­то­рое организовало ху­до­же­ствен­но- про­мыш­лен­ный му­зей, со­дер­жа­ло “Ри­со­валь­ную шко­лу для воль­но­опре­де­ля­ю­щих­ся”, го­то­вив­шую к по­ступ­ле­нию в Ака­де­мию ху­до­жеств.

Фе­дор Ива­но­вич осо­бо бла­го­го­вел к фар­фо­ру, сде­лав его из­люб­лен­ным пред­ме­том кол­лек­ци­о­ни­ро­ва­ния. Фар­фо­ро­вые из­де­лия за­ня­ли боль­ше по­ло­ви­ны ка­та­ло­га со­бра­ния, бес­чис­лен­ное ко­ли­че­ство их на­хо­ди­лось в за­лах го­мель­ско­го двор­ца. На­при­мер, в од­ном из по­ме­ще­ний пер­во­го эта­жа двор­цо­вой баш­ни, об­ра­щен­ном в сто­ро­ну Ле­бя­жье­го пру­да, по сте­нам бы­ли раз­ве­ша­ны 88 гип­со­вых кон­соль­ных по­лок ро­кайль­ной фор­мы для де­мон­стра­ции бо­га­то­го ком­плек­са фар­фо­ро­вых ваз. Та­кой при­ем был при­знан­ным в уз­ких кру­гах вла­дель­цев ху­до­же­ствен­ных со­бра­ний во вто­рой по­ло­вине XIX ве­ка. Ана­ло­гич­ные ин­те­рьер­ные де­та­ли на­хо­ди­лись в го­бе­ле­но­вой го­сти­ной Юсу­по­в­ско­го двор­ца в Пе­тер­бур­ге, укра­ша­ли за­лы им­пе­ра­тор­ских ре­зи­ден­ций в Гат­чине и Цар­ском Се­ле.

Един­ство с рос­кош­ны­ми двор­ца­ми рос­сий­ской сто­ли­цы и при­го­ро­дов про­сле­жи­ва­ет­ся в пе­тер­бург­ском и го­мель­ском до­мах Пас­ке­ви­ча не толь­ко в спо­со­бе по­ка­за ху­до­же­ствен­ных цен­но­стей, но и в же­ла­нии про­па­ган­ди­ро­вать эти со­бра­ния в ви­де ти­ра­жи­ро­ван­ных по­ли­гра­фи­че­ских из­да­ний. Впер­вые, как пи­сал рос­сий­ский ис­кус­ство­вед и из­да­тель Петр Вей­нер, бы­ли на­пе­ча­та­ны опи­си пред­ме­тов, на­хо­дя­щих­ся в Цар­ском Се­ле и Гат­чине. В 1884 го­ду вы­шла бро­шю­ра “Гат­чин­ский дво­рец. Опись пред­ме­там, име­ю­щим пре­иму­ще­ствен­но ху­до­же­ствен­ное зна­че­ние”. Ав­тор не обо­зна­чен, пи­шет Вей­нер, но из­вест­но, что та­ко­вым был Д. В. Гри­го­ро­вич, поль­зо­вав­ший­ся ре­пу­та­ци­ей зна­то­ка при­клад­но­го ис­кус­ства.

Имя Дмит­рия Ва­си­лье­ви­ча Григоровича нам из­вест­но в боль­шей сте­пе­ни как пи­са­те­ля с его зна­ме­ни­ты­ми про­из­ве­де­ни­я­ми “Ан­тон Го­ре­мы­ка” и “Гут­та­пер­че­вый маль­чик”. А то, что с 1864 го­да око­ло 20 лет он был сек­ре­та­рем Об­ще­ства по­ощ­ре­ния ху­до­жеств и сам пи­сал кар­ти­ны ( в том чис­ле, как мы уже упо­ми­на­ли, кар­то­ны для пан­но- вы­шив­ки Ири­ны Ива­нов­ны), сви­де­тель­ству­ет о его близ­ком зна­ком­стве с Фе­до­ром Пас­ке­ви­чем. Не вы­зы­ва­ет со­мне­ния, что ка­та­лог его ху­до­же­ствен­ной кол­лек­ции то­же со­став­лял Гри­го­ро­вич. Для сбо­ра све­де­ний Дмит­рий Ва­си­лье­вич мог при­ез­жать и в Го­мель, где на­пи­сал ак­ва­рель­ную ра­бо­ту “Крас­ная го­сти­ная в Го­мель­ском зам­ке”. При Пас­ке­ви­чах она ви­се­ла в крас­ной го­сти­ной, по­том зна­чи­лась в до­во­ен­ных опи­сях му­зея, а ны­неш­нее ее ме­сто­на­хож­де­ние неиз­вест­но.

Зна­ком­ство с “Ка­та­ло­гом пред­ме­там ис­кус­ства…” да­ет нам пред­став­ле­ние о со­бра­нии Ф. И. Пас­ке­ви­ча толь­ко до 1885 го­да – да­ты из­да­ния кни­ги. То есть он не от­ве­ча­ет бо­лее позд нему со­ста­ву кол­лек­ции, до кон­ца жиз­ни кня­зя в 1903 го­ду и по­том до ре­во­лю­ции, ко­гда всем иму­ще­ством Пас­ке­ви­чей рас­по­ря­жа­лась и мог­ла де­лать ка­ки­е­то из­ме­не­ния Ири­на Ива­нов­на.

Здесь так­же в боль­шин­стве сво­ем от­сут­ству­ют ху­до­же­ствен­ные и ис­то­ри­че­ские цен­но­сти, пе­ре­шед­шие к Фе­до­ру Ива­но­ви­чу от от­ца- фельд­мар­ша­ла на пра­вах на­сле­до­ва­ния. На­при­мер, нет в ка­та­ло­ге экс­клю­зив­ных ваз, из­го­тов­лен­ных по спе­ци­аль­но­му за­ка­зу на Им­пе­ра­тор­ском фар­фо­ро­вом за­во­де и по­да­рен­ных Ива­ну Фе­до­ро­ви­чу им­пе­ра­то­ром Ни­ко­ла­ем I. Они на­хо­ди­лись в го­мель­ском двор­це и вос­хи­ща­ли сво­и­ми ги­гант­ски­ми раз­ме­ра­ми и вы­со­ким уров­нем ху­до­же­ствен­но­го ис­пол­не­ния.

Нет им же по­да­рен­ных фельд мар­ша­лу на­поль­ных кан­де­лябров из хру­ста­ля ра­бо­ты Им­пе­ра­тор­ско­го сте­коль­но­го за­во­да и мра­мор­ной скульп­ту­ры при­двор­но­го ху­дож­ни­ка прус­ско­го ко­ро­ля Фри­дри­ха Виль­гель­ма Х. Ра­уха с изоб­ра­же­ни­ем Ни­ко­лая I, си­дя­ще­го на пьедестале с ме­чом в ру­ке, ко­то­рая бы­ла по­ме­ще­на в ка­мен­ную ни­шу из Ахал­ци­ха. Не упо­ми­на­ет­ся в кни­ге и са­ма ни­ша, в то вре­мя как в раз­де­ле “Ка­мен­ное де­ло” есть два ка­ми­на из крас­но­го и бе­ло­го мра­мо­ра и бе­ло­мра­мор­ный фон­тан, вы­пол­нен­ный по бах­чи­са­рай­ско­му об­раз­цу. Фон­тан и бе­лый ка­мин со­хра­ни­лись в пе­тер­бург­ском особ­ня­ке Пас­ке­ви­чей на Ан­глий­ской на­бе­реж­ной.

На­пра­ши­ва­ет­ся вы­вод: Фе­дор Ива­но­вич внес в ка­та­лог толь­ко пред­ме­ты, со­бран­ные им са­мим.

В ин­те­рье­рах двор­ца Пас­ке­ви­ча повторялись де­та­ли им­пе­ра­тор­ских ре­зи­ден­ций в Гат­чине и Цар­ском Се­ле

Ваза. Севр­ская фар­фо­ро­вая ма­ну­фак­ту­ра, Фран­ция, XVIII век, Эр­ми­таж

Су­пру­ги Пас­ке­вич. Фо­то кон­ца 1860- х из кни­ги Еле­ны Же­ри­хи­ной “Част­ные двор­цы Санкт- Пе­тер­бур­га”. СПБ., изд- во “Ав­ро­ра”, 2016

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.