На­вис­шая угро­за,

или По­че­му оше­ло­ми­ла це­на при­ва­ти­за­ции

Gomelskaya Pravda - - ГОМЕЛЬСКОЕ ВРЕМЯ -

“В Го­ме­ле по ули­це Кур­ча­то­ва, со сто­ро­ны ав­то­вок­за­ла, над тро­туа­ром на­вис­ло ста­рое де­ре­во ( на сним­ке). Ве­тер скло­нил кро­ну к зем­ле так, что да­же взды­би­лась зем­ля над кор­ня­ми. А ведь здесь хо­дят лю­ди. Не­ро­вен час, де­ре­во рух­нет и мо­жет на­де­лать бе­ды. На­до его сроч­но уби­рать, что­бы по­том не ис­кать ви­но­ва­тых”. Еле­на Ди­мит­ро­ва,

пен­си­о­нер­ка. “Дав­но не поль­зо­ва­лась услу­га­ми же­лез­но­до­рож­но­го транс­пор­та. А недав­но при­шлось ехать в Доб­руш ди­зель- по­ез­дом. При­ят­но бы­ла удив­ле­на: в ва­го­нах — мяг­кие си­де­нья, го­лу­бые жа­лю­зи на ок­нах, сте­ны об­ши­ты пла­сти­ком. Вез­де чи­сто­та и по­ря­док. А ведь я пом­ню ста­рые до­би­тые со­ста­вы, ко­то­рые об­слу­жи­ва­ли при­го­род­ные на­прав­ле­ния. На­ро­ду в ва­го­ны на­би­ва­лось мно­го: кто- то по до­ро­ге иг­рал в кар­ты, кто- то ку­рил. Бы­ва­ло, что и при­кла­ды­ва­лись к бу­тыл­ке. А сколь­ко му­со­ра по­том оста­ва­лось от та­ких пас­са­жи­ров — огрыз­ки, ше­лу­ха от се­ме­чек.

Сей­час дру­гое де­ло. Пас­са­жи­рам удоб­но вы­бра­сы­вать му­сор — для это­го преду­смот­ре­ны спе­ци­аль­ные ем­ко­сти. Си­дя в кра­си­вом ва­гоне, лю­ди ста­ра­ют­ся под­дер­жи­вать чи­сто­ту и по­ря­док. Да и оста­но­воч­ные пунк­ты в по­след­ние го­ды по­хо­ро­ше­ли и бла­го­устро­е­ны, нет во­про­сов с их осве­ще­ни­ем. Здесь есть где по­си­деть и спря­тать­ся от до­ждя. Очень при­ят­но, что та­кие пе­ре­ме­ны при­шли на же­лез­ную до­ро­гу и ра­ду­ют не толь­ко пас­са­жи­ров меж­ду­на­род­ных пассажирских пе­ре­во­зок, но и при­го­род­ных ди­зель- по­ез­дов”.

Фа­и­на Мо­и­се­е­ва, ве­те­ран тру­да из Го­ме­ля. “1 июля за­кан­чи­ва­ет­ся срок по­да­чи за­яв­ле­ний на при­ва­ти­за­цию жи­лья. Но не все успе­ли сде­лать эту про­це­ду­ру. Ес­ли не ус­петь к ука­зан­но­му вре­ме­ни, че­рез три ме­ся­ца об­жи­тые квад­рат­ные мет­ры мо­гут пе­рей­ти в раз­ряд ком­мер­че­ско­го жи­лья, арен­ду ко­то­ро­го при­дет­ся опла­чи­вать до­пол­ни­тель­но. Но не у всех есть воз­мож­ность про­ве­сти при­ва­ти­за­цию. На­ша се­мья, на­при­мер, про­жи­ва­ет в трех­ком­нат­ной квар­ти­ре. От­но­ше­ния в се­мье на­тя­ну­тые, со­гла­сия по по­во­ду при­ва­ти­за­ции жил­пло­ща­ди до­стичь не уда­ет­ся. Как же быть? Го­во­рят, что мож­но раз­де­лить сче­та, но без су­да это сде­лать нере­аль­но. Пла­тить же су­деб­ные из­держ ки ни­кто не хо­чет. Вот та­кой за­мкну­тый круг. Мо­жет быть, кто- то по­со­ве­ту­ет, как вый­ти из этой си­ту­а­ции?”

Мак­си­мо­вы. “Мы, жи­те­ли аг­ро­го­род­ка Те­реш­ко­ви­чи, про­жи­ва­ю­щие по ули­це Су­ли­ван­ско­го, 8, 14, 15, 16, при­ва­ти­за­ци­ей сво­их до­мов за­ня­лись кто в 2012- м, кто в 2013 го­дах. За­яв­ле­ния по­да­ны в ОАО “Го­мель­ская пти­це­фаб­ри­ка”. Сбор до­ку­мен­тов ве­ли юри­сты фаб­ри­ки, а мы опла­чи­ва­ли сче­та по рас­цен­кам юр­лиц. Мно­го­крат- но об­ра­ща­лись к юри­стам лич­но и по те­ле­фо­ну, те от­ве­ча­ли: до­ку­мен­ты в ра­бо­те, не вол­нуй­тесь, со­би­рай­те день­ги на взнос. Они же утвер­жда­ли, что сум­ма оцен­ки бу­дет та же, что на да­ту по­да­чи за­яв­ле­ния. В 2015- м озву­чи­ли эту сум­му — 200 — 240 мил­ли­о­нов руб­лей.

Вре­мя шло, ти­ши­на и спо­кой­ствие на птицефабрике на­сто­ра­жи­ва­ли. И не зря. В ян­ва­ре 2016 го­да вы­яс­ни­лось, что из­ме­нил­ся соб­ствен­ник, па­кет до­ку­мен­тов со­став­лен невер­но, за­яв­ле­ния нуж­но пе­ре­пи­сы­вать. Мы об­ра­ти­лись за разъ­яс­не­ни­я­ми в Го­мель­ский рай­ис­пол­ком и узна­ли но­вую оше­лом­ля­ю­щую сум­му оцен­ки. Во­прос о цене на да­ту по­да­чи за­яв­ле­ния остал­ся нере­шен­ным…” Жи­те­ли Те­реш­ко­ви­чей

Го­мель­ско­го рай­о­на Н. Аста­фье­ва, С. Фи­ли­ге­но­ва, Т. Же­лоб­ко­ва, Ю. Дро­бы­шев­ский.

В лю­бой мо­мент де­ре­во мо­жет рух­нуть

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.