Дал Бог де­тей, а в детях — сча­стье

В де­ревне Но­во-Ле­нин Жит­ко­вич­ско­го рай­о­на жи­вет бо­га­тая ба­буш­ка: у нее 55 вну­ков и 39 пра­вну­ков

Gomelskaya Pravda - - СУДЬБА ЧЕЛОВЕКА - Свет­ла­на ШЕКОЛЯН Фо­то ав­то­ра

Ма­рия Фе­до­ров­на Ку­ри­ло­вич рядом с Ани­ной бе­ре­зой у сво­е­го до­ма

Все Ку­ри­ло­ви­чи жи­вут по хри­сти­ан­ским за­по­ве­дям и как ро­ди­те­ли ча­до­лю­би­вы. У Ва­ле­рия во­семь сы­но­вей и до­чек, по се­ме­ро на­след­ни­ков у Лю­бы и Ни­ко­лая, а на вну­ков са­мый бо­га­тый Лео­нид, их у него 16. Впро­чем, не ис­клю­че­но, что в ско­ром вре­ме­ни эта ариф­ме­ти­ка из­ме­нит­ся в сто­ро­ну уве­ли­че­ния. Сто­ит ска­зать, что кро­ме род­ных де­тей дочь Свет­ла­на вос­пи­ты­ва­ет дво­их при­ем­ных, а Зоя вы­шла за­муж за вдов­ца с де­вя­тью ре­бя­тиш­ка­ми. Ко­гда-то и стар­шие Ку­ри­ло­ви­чи взя­ли в свою и без то­го нема­лень­кую се­мью пле­мян­ни­цу На­деж­ду, став­шую си­ро­той. Со­гла­си­тесь, для та­ких по­ступ­ков на­до иметь боль­шое серд­це.

Труд все­му ос­но­ва

Ма­рия Фе­до­ров­на ра­но оста­лась без ро­ди­те­лей, за­муж по­шла еще и 18 не ис­пол­ни­лось, за пле­ча­ми все­го пять клас­сов. Смыс­лом ее су­ще­ство­ва­ния ста­ли де­ти, друг за друж­кой по­пол­няв­шие дом. Су­пруг хоть и имел ста­тус ин­ва­ли­да дет­ства, но ру­ки у него бы­ли зо­ло­тые. От при­ро­ды сме­ка­ли­сто­го, да к то­му же с се­ми­лет­кой за пле­ча­ми Ку­ри­ло­ви­ча на­зна­чи­ли сов­хоз­ным бри­га­ди­ром. Он и од­но­сель­ча­нам все­гда по­мо­гал, осо­бен­но ко­гда на­до бы­ло до­ку­мент ка­кой вы­пра­вить или пись­мо в ин­стан­цию ад­ре­со­вать.

Имен­но с от­цом де­ти учи­ли уро­ки, ко­гда по­шли в шко­лу. Ан­то­но­вич стре­мил­ся дать сы­но­вьям и доч­кам об­ра­зо­ва­ние. Про­блем учи­те­ля не зна­ли ни с од­ним из этой се­мьи, все бы­ли в дис­ци­плине при­ме­ром, а де­воч­ки к то­му же и от­лич­ни­ца­ми. Се­мья бо­га­та про­фес­си­о­на­ла­ми са­мо­го ши­ро­ко­го про­фи­ля: есть ме­ди­ки и учи­те­ля, эко­но­ми­сты и ин­же­не­ры, юри­сты и стро­и­те­ли, ра­бот­ни­ки дру­гих спе­ци­аль­но­стей. То­ло­кой бра­тья по­мо­га­ли друг дру­гу ста­вить до­ма, а сест­ры вме­сте обу­стра­и­ва­ли быт.

Хоть и жи­ли в тес­но­те, по­ка не сру­би­ли рядом с ба­буш­ки­ной хат­кой про­стор­ный дом, за­то друж­но. Не бы­ло в оби­хо­де слов “не хо­чу” или “не бу­ду”. Ра­бо­та­ли все­гда со­об­ща: лю­ди кар­тош­ку неде­ля­ми ко­па­ют, а Ку­ри­ло­ви­чи ра­зом за два дня вы­бе­рут. Се­но при­ве­зут для ско­ти­ны — по тра­вин­ке за­не­сут в са­рай. А дро­ва нач­нут го­то­вить — по­ка стар­шие за вто­рым во­зом ва­леж­ни­ка по­едут, мень­шие как му­равьи первую пар­тию су­хо­стоя по­ре­жут и во двор за­не­сут.

Не лен­тяй­ни­ча­ли и в ле­су, ко­то­рый все­гда был кор­миль­цем. Пер­вый гриб и са­мые ягод­ные ме­ста — за Ку­ри­ло­ви­ча­ми. Друг с дру­гом со­рев­но­ва­лись, кто боль­ше чер­ни­ки со­бе­рет, с пу­стым ве­дер­ком воз­вра­щать­ся до­мой бы­ло стыд­но. Еще же­лу­ди со­би­ра­ли для лес­хо­за. Од­на­жды се­мей­ный ре­корд по­ста­ви­ли, сдав две с по­ло­ви­ной тон­ны, вы­шло за тру­ды 500 руб­лей — боль­шие по тем вре­ме­нам день­ги. Каж­дый ста­рал­ся вне­сти ко­пе­еч­ку в об­щий бюд­жет, что­бы к шко­ле бы­ло за что об­нов­ки ку­пить да учеб­ни­ки. Бла­го­по­лу­чие свое на­жи­ва­ли, как го­во­рит­ся, с мо­зо­ли.

Про­стое сча­стье

А по­ряд­ку в до­ме и сей­час, несмот­ря на то что ба­буш­ке идет во­семь­де­сят вто­рой год, мож­но по­за­ви­до­вать. Каж­дая вещь на сво­ем ме­сте, пол укра­ша­ют бе­лень­кие по­ло­вич­ки, свя­зан­ные ру­ка­ми хо­зяй­ки, чи­сто­та кру­гом. По убран­ству до­ма и не ска­жешь, что здесь жи­ла боль­шая се­мья, раз­ве что та­ре­лок и ми­сок на по­лоч­ке сто­ит непри­выч­но мно­го, да спаль­ных мест в ком­на­тах боль­ше, чем в дру­гих до­мах.

Ко­ро­ва все­гда бы­ла в хо­зяй­стве, и не од­на, конь-по­мощ­ник, сви­но­ма­ток с по­ро­ся­та­ми дер­жа­ли. Го­то­ви­ли про­стую де­ре­вен­скую еду, при­чем да­же не в ве­дер­ных чу­гун­ках. Са­мая боль­шая ка­стрю­ля в до­ме еще с тех вре­мен — лит­ров на шесть, про­сто сра­зу ва­ри­ли несколь­ко блюд в неболь­шой по­су­де. Де­ти на­ши вы­гля­де­ли не ху­же дру­гих, го­во­рит Ма­рия Фе­до­ров­на. Да и бо­гат­ством в де­ревне счи­та­лось не ма­те­ри­аль­ное бла­го­по­лу­чие, а мир и со­гла­сие в до­ме.

За доб­ро­сер­деч­ность ува­жа­ют эту се­мью од­но­сель­чане, и осо­бен­но за огром­ное тру­до­лю­бие.

— Мы ста­ра­лись всю ра­бо­ту де­лать быст­ро, один од­но­го под­го­ня­ли, что­бы и по­гу­лять вре­мя бы­ло, — вспо­ми­на­ет дочь Зоя Вла­ди­ми­ров­на, с ко­то­рой мы при­е­ха­ли к “бо­га­той” ба­буш­ке. — Ни­кто про тя­жесть жиз­ни не ду­мал, ро­ди­те­ли для нас все­гда оста­ва­лись глав­ным ав­то­ри­те­том.

— А не рев­но­ва­ли ли вас де­ти? — за­даю во­прос уже Ма­рии Фе­до­ровне.

— Лю­бить на­до всех оди­на­ко­во, — де­лит­ся жиз­нен­ным опы­том ба­буш­ка. — А по­мо­гать — ко­му труд­ней. Мои де­ти, сла­ва Бо­гу, и сей­час друж­ные. В бе­де друг дру­га не оста­вят.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.