Без кри­но­ли­на и в бок­сер­ских пер­чат­ках

Зав­тра в об­ласт­ном драм­те­ат­ре по­ка­жут “Ро­мео и Джу­льет­ту”. Над по­ста­нов­кой ра­бо­тал мо­ло­дой рос­сий­ский ре­жис­сер Олег Мо­лит­вин. По его при­зна­нию, спек­такль обе­ща­ет быть не со­всем обыч­ным, по край­ней ме­ре, в плане ви­зу­аль­ной по­да­чи. Дей­ство раз­вер­нет­ся в пос

Gomelskaya Pravda - - ЗА КУЛИСАМИ -

О чем этот спек­такль? Это очень же­сто­кая ис­то­рия, а не сказ­ка про лю­дей в кра­си­вых ко­стю­мах, го­во­ря­щих сти­ха­ми. У ме­ня воз­ник­ло впе­чат­ле­ние, что из­на­чаль­но Ро­мео и Джу­льет­те бы­ла уго­то­ва­на та­кая дра­ма­тич­ная судь­ба, так как этот мир их не при­мет: ему чуж­да лю­бовь. И в це­лом здесь мощ­ный фон вой­ны, ко­то­рую мы и се­го­дня ви­дим со­всем ря­дом. Про­из­ве­де­ние пе­ре­пи­сы­ва­ли? Нет. Пье­са пред­став­ле­на в пе­ре­во­де Па­стер­на­ка, и его оста­ви­ли без из­ме­не­ний. Из всех осталь­ных ва­ри­ан­тов этот са­мый дра­ма­тич­ный, бли­же для на­ше­го вос­при­я­тия, очи­щен от вы­со­ко­пар­но­сти, прост и кон­кре­тен. Ко­гда мно­го ми­шу­ры, слож­нее про­бить­ся к су­ти. Без сло­вес­ных укра­ша­тельств по­вест­во­ва­ние не ста­но­вит­ся ме­нее эмо­ци­о­наль­ным. Не дет­ская ли это “лав сто­ри”? В 16 ве­ке бы­ло дру­гое по­ни­ма­ние воз­рас­та, ведь то­гда счи­та­лось, что глу­бо­кие ста­ри­ки — это те, ко­му со­рок лет. Бо­лее то­го, ни­где не ска­за­но, что у глав­ных ге­ро­ев это пер­вая лю­бовь или что они рас­тут под колпаком. Ны­неш­нее вре­мя в боль­шей сте­пе­ни ин­фан­тиль­но, и я пе­ри­о­ди­че­ски с этим стал­ки­ва­юсь при ра­бо­те с тек­ста­ми. Ко­гда-то де­лал спек­такль о вы­пуск­ни­ках из ше­сти­де­ся­тых го­дов. Играв­шим в этой

пье­се трид­ца­ти­лет­ним ар­ти­стам бы­ло слож­но пе­ре­дать об­ра­зы 18-лет­них, по­то­му что они еще са­ми как боль­шие де­ти. Что сво­е­го внес­ли в трак­тов­ку

пер­со­на­жей? Ко­гда мы на­ча­ли со­зда­вать этот мир, воз­ник­ло ощу­ще­ние, что Шекс­пир да­ет воз­мож­ность сде­лать ка­кую-то до­пол­ни­тель­ную трак­тов­ку его тра­ге­дии. Есть мо­мен­ты, ко­то­рые у ав­то­ра не про­пи­са­ны, это да­ет сво­бо­ду со­твор­че­ства. К при­ме­ру, мы не так мно­го зна­ем о Ло­рен­цо. В пье­се он пред­став­ля­ет­ся доб­рым де­душ­кой, мо­на­хом, ко­то­рый всем по­мо­га­ет. Мы же его несколь­ко пре­об­ра­зи­ли. Так как он жи­вет в си­сте­ме ко­ор­ди­нат, где пра­вят за­ко­ны враж­ды, сде­ла­ли его бо­лее во­ин­ствен­ным, го­то­вым в лю­бой мо­мент снять со сте­ны шаш­ку.

Ка­ки­ми мы уви­дим глав­ных ге­ро­ев?

В на­шей по­ста­нов­ке до встре­чи друг с дру­гом они не та­кие уж вы­со­ко­ду­хов­ные ре­бя­та, а часть всё то­го же враж­деб­но­го со­ци­у­ма. Джу­льет­та, к при­ме­ру, не хо­дит в кри­но­лине, а в сво­бод­ное вре­мя бок­си­ру­ет с гру­шей. Ко­гда ге­рои влюб­ля­ют­ся друг в дру­га, на­чи­на­ют вос­при­ни­мать мир по-дру­го­му, у них по­яв­ля­ет­ся внут­рен­ний про­тест. Но обо­им пред­сто­ит по­нять, что он дол­жен быть вы­ра­жен не вой­ной, а лю­бо­вью.

Ва­ри­а­ции на те­му Джу­льет­ты

“Я ста­вил со­вре­мен­ную дра­ма­тур­гию, дет­скую, ком­мер­че­скую, а бли­же все­го за­ру­беж­ная клас­си­ка — Мо­льер, Бо­мар­ше. Это ве­ли­кий ма­те­ри­ал, ко­то­рый очи­щен от бы­то­вых по­дроб­но­стей и поз­во­ля­ет за­ни­мать­ся со­твор­че­ством. Мне ин­те­рес­но из крат­кой фор­му­лы сде­лать ва­ри­а­цию, рас­ши­рить смысл”.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.