Бес­цен­ное со­кро­ви­ще

Gomelskaya Pravda - - ЛЕНТА ВРЕМЕНИ - Олег БЕЛОУСОВ Фо­то из се­мей­но­го ар­хи­ва

Из всех язы­ков для нас важ­ней­шим мо­жет стать язык фо­то­гра­фии.

Хо­чу рас­ска­зать о кни­ге, ко­то­рую чи­таю сей­час. У ки­но­дра­ма­тур­га Ирак­лия Кви­ри­кад­зе слу­чи­лось несча­стье. Про­па­ли фо­то­гра­фии из его лич­но­го ар­хи­ва. Ис­чез­ли бес­след­но. Ка­кое уж тут несча­стье, ска­же­те вы. Ведь это все­го лишь фо­то­гра­фии. Что­бы по­нять, чем мо­жет быть фо­то­гра­фия в жиз­ни че­ло­ве­ка, ка­кая ис­то­рия — тра­ги­че­ская, смеш­ная или да­же неправ­до­по­доб­ная — скры­ва­ет­ся за каж­дым сним­ком, я ре­ко­мен­дую про­чи­тать кни­гу “Маль­чик, иду­щий за ди­кой ут­кой”.

По­хо­жее несча­стье по­стиг­ло и на­шу се­мью. В 1944 го­ду моя ба­буш­ка воз­вра­ща­лась с детьми с Даль­не­го Во­сто­ка, где слу­жил дед, к род­ствен­ни­кам му­жа на Укра­и­ну. По до­ро­ге, ко­гда она вы­шла на стан­ции за ки­пят­ком и ка­ки­ми-ни­будь про­дук­та­ми, ее обо­кра­ли. Про­па­ли ве­щи, в том чис­ле се­мей­ный аль­бом с фо­то­гра­фи­я­ми. В од­но­ча­сье мои род­ные ли­ши­лись па­мя­ти, за­пе­чат­лен­ной на простых кар­тон­ных от­пе­чат­ках.

Бы­ли и дру­гие по­те­ри. Не мо­гу отыс­кать боль­шую фо­то­гра­фию, сня­тую в кон­це со­ро­ко­вых в од­ном из гос­пи­та­лей на Ку­ба­ни. На боль­нич­ном дво­ре по­лу­кру­гом сто­ят бе­лые же­лез­ные кро­ва­ти, на них — ле­жа­чие боль­ные. Это де­ти вой­ны. За спин­ка­ми кро­ва­тей сто­ят и смот­рят в объ­ек­тив фо­то­ап­па­ра­та вра­чи и мед­сест­ры в бе­лых ха­ла­тах. Что по­ра­жа­ет в этом сним­ке: на гру­ди у всех ле­жа­чих му­зы­каль­ные ин­стру­мен­ты. Есть на фо­то и мой отец — маль­чиш­ка с ман­до­ли­ной. Вы­здо­ров­ле­ние бы­ло дол­гим. Неко­то­рым не поз­во­ля­ли да­же по­вер­нуть го­ло­ву в те­че­ние мно­гих ме­ся­цев. А во­круг ки­пит жизнь. В ки­но идет “Вол­га-Вол­га” и “Ве­се­лые ре­бя­та”. Имен­но из-за вы­хо­да в свет филь­ма с Уте­со­вым отец со­здал джаз-банд на боль­нич­ной кой­ке. Ор­га­ни­зо­вы­вал он груп­пы и по­том, по­сле вы­здо­ров­ле­ния, на про­тя­же­нии сво­ей непро­дол­жи­тель­ной жиз­ни.

У каж­до­го ро­да есть ис­то­рии, о ко­то­рых пом­нят, пе­ре­ска­зы­ва­ют, к ко­то­рым до­бав­ля­ют но­вые по­дроб­но­сти, до­гад­ки, хра­нят как се­мей­ную ре­лик­вию. Но ни­что не за­ме­нит си­лу язы­ка фо­то­гра­фии — чест­но­го, пря­мо­го, бес­ком­про­мисс­но­го. Хра­ни­те фо­то­гра­фии, пе­ре­да­вай­те их по на­след­ству. Это ва­ша ис­то­рия, ва­ша па­мять и связь по­ко­ле­ний.

Един­ствен­ный со­хра­нив­ший­ся сни­мок де­душ­ки и ба­буш­ки. 1940 год

Мой отец и ба­буш­ка. 1949 год

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.