Вре­мен­ное жи­лье с по­сто­ян­ной про­пис­кой

Ре­аль­но ли че­ло­ве­ку за свою жизнь до­ждать­ся кап­ре­мон­та?

Gomelskaya Pravda - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ма­рия ЗУБЕЛЬ Фо­то ав­то­ра

КО­ГДА СТЕ­НЫ НЕ ГРЕЮТ

Ни­ко­лай Тар­чиш­ник из де­рев­ни Ко­ре­нев­ка Го­мель­ско­го рай­о­на не из тех, кто лю­бит жа­ло­вать­ся. А на­пи­сал в “Го­мель­скую праў­ду”, что­бы най­ти от­ве­ты на во­про­сы, ко­то­рые дав­но му­ча­ют.

Глав­ный из них: по­че­му в ава­рий­ном до­ме № 10 по ули­це Пуш­ки­на за 34 го­да не бы­ло ни од­но­го ка­пи­таль­но­го ре­мон­та? За это вре­мя кры­ша про­ху­ди­лась и те­чет, печ­кой страш­но поль­зо­вать­ся, по­лы сгни­ли — пли­ты ДСП рас­полз­лись опил­ка­ми. Об ок­нах и две­ри и го­во­рить не сто­ит. От ста­ро­сти и вла­ги хлип­кая фа­не­ра, ко­то­рой оби­ты по­то­лок и сте­ны, ста­ла трух­ля­вой, элек­тро­про­вод­ку от гре­ха по­даль­ше хо­зя­ин укрыл кус­ка­ми плен­ки. Но про­во­да пе­ри­о­ди­че­ски ис­крят и дер­жат в на­пря­же­нии.

Две осталь­ные квар­ти­ры, ко­то­рые на­хо­дят­ся в до­ме, в бо­лее удру­ча­ю­щем со­сто­я­нии: ко­гда льет с неба, в ком­на­тах по­топ. Пол скру­ти­ло ко­ро­бом, ме­бель про­ва­ли­ва­ет­ся в об­ра­зо­вав­ши­е­ся ямы. Жиль­цы, устав бо­роть­ся с неуря­ди­ца­ми, дав­но опу­сти­ли ру­ки. Один пе­ре­би­ва­ет­ся слу­чай­ны­ми за­ра­бот­ка­ми, дру­гой, вый­дя из тю­рем­но­го за­клю­че­ния, ски­та­ет­ся по чу­жим уг­лам. Ко­неч­но, бы­ло бы на­ив­но свя­зы­вать эти жиз­нен­ные дра­мы с усло­ви­я­ми про­жи­ва­ния, но по­не­во­ле при­хо­дит мысль о том, что быт опре­де­ля­ет со­зна­ние. Или — на­обо­рот.

Но Ни­ко­лай Гри­го­рье­вич ста­ра­ет­ся под­дер­жи­вать по­ря­док на сво­их квад­рат­ных мет­рах. По­хо­ро­нив в по­за­про­шлом го­ду су­пру­гу Ека­те­ри­ну, с ко­то­рой про­жил 56 лет, от оди­но­че­ства за­го­рю­нил­ся. Од­на­ко вес­ной раз­би­ва­ет гряд­ки и за­се­ва­ет ого­род. Прав­да, с по­мо­щью до­че­ри, ко­то­рая жи­вет по со­сед­ству и вся­че­ски под­дер­жи­ва­ет от­ца. На его жиз­нен­ном спи­до­мет­ре уже 79. Вот и тре­во­жит­ся пен­си­о­нер, до­ждет­ся ли ре­мон­та. За 34 го­да, при­зна­ет­ся он, ни­кто в до­ме да­же гвоз­дя не за­бил. Раз­ве не обид­но, раз­во­дит ру­ка­ми по­жи­лой че­ло­век.

НОВОСЕЛЬЕ: ИЗ БА­РА­КА НА БО­ЛО­ТО

В 1982 го­ду, ко­гда в Ко­ре­нев­ке рас­се­ля­ли ста­рые ба­ра­ки, в од­ном из ко­то­рых про­жи­ва­ла и се­мья Тар­чиш­ни­ка, мно­гие его жиль­цы по­лу­чи­ли бла­го­устро­ен­ное жи­лье в Но­во­бе­лиц­ком рай­оне об­ласт­но­го цен­тра. А се­мье Ни­ко­лая Гри­го­рье­ви­ча го­род­ская квар­ти­ра не до­ста­лась — пред­ло­жи­ли квар­ти­ру в щи­то­вом до­ме по ули­це Пуш­ки­на в Ко­ре­нев­ке. Как вре­мен­ный ва­ри­ант. Но все вре­мен­ное, как из­вест­но, име­ет спо­соб­ность пре­вра­щать­ся в по­сто­ян­ное. Прав­да, но­во­се­лы то­гда об этом не ду­ма­ли, ста­ли об­жи­вать но­вые сте­ны.

Пе­ри­о­ди­че­ски речь о вы­де­ле­нии квар­ти­ры за­хо­ди­ла и в Ко­ре­нев­ском лес­ни­че­стве, где Ни­ко­лай Гри­го­рье­вич 20 лет от­ра­бо­тал валь­щи­ком ле­са и сто­ял на оче­ре­ди по улуч­ше­нию жи­лищ­ных усло­вий. Ему опять не по­вез­ло, хо­тя лес­ни­че­ство в свое вре­мя ве­ло стро­и­тель­ство жи­лья, и квад­рат­ные мет­ры по­лу­ча­ли да­же те, кто от­ра­бо­тал мень­ше его. Так сло­жи­лось, взды­ха­ет пен­си­о­нер.

Жи­лье как умел до­во­дил до ума сво­и­ми ру­ка­ми: до­стро­ил ве­ран­ду, по­ме­нял ок­на-две­ри, ря­дом с печ­кой уста­но­вил ко­тел, ко­то­рый то­пит­ся дро­ва­ми. Так его се­мья и осе­ла у бо­ло­та — дом № 10 на ули­це Пуш­ки­на был по­стро­ен в са­мом гиб­лом ме­сте: под ок­на­ми на­хо­ди­лась яма с ля­гуш­ка­ми. Ко­ма­ры но­си­лись ту­ча­ми... Вода сто­я­ла у са­мой сте­ны са­рая. Грун­то­вые во­ды под­хо­ди­ли очень близ­ко к по­верх­но­сти зем­ли — в под­ва­ле бы­ло про­бле­ма­тич­но хра­нить кар­тош­ку. За­то в пру­ду все­гда бы­ло мно­го ры­бы, и де­ре­вен­ские му­жи­ки ло­ви­ли здесь ка­ра­сей. Кор­ми­лись в бо­ло­те и вы­вод­ки ди­ких уток.

Сей­час бо­ло­то вы­сох­ло, от са­жал­ки оста­лось толь­ко блюд­це во­ды с од­ной ут­кой. Жиль­цы до­ма со­ста­ри­лись, и сам он нуж­да­ет­ся в ре­мон­те. Но сколь­ко его ждать, ни­кто не зна­ет, хо­тя пе­ре­чис­ле­ния на ка­пи­таль­ный ре­монт и тех­ни­че­ское об­слу­жи­ва­ние с жиль­цов сни­ма­ют ре­гу­ляр­но. Это об­сто­я­тель­ство и за­ста­ви­ло взять руч­ку и бу­ма­гу, что­бы на­пи­сать пись­мо в ре­дак­цию га­зе­ты.

— Сна­ча­ла мы бы­ли на ба­лан­се ПМК-94, по­том — ПМК-45. Сей­час в кви­тан­ции на упла­ту ком­му­нал­ки ука­зан но­вый хо­зя­ин — СПМК-41 “Го­ме­льобл­строя”. Хо­тя вряд ли они зна­ют, где на­хо­дит­ся наш дом и в ка­ких усло­ви­ях при­хо­дит­ся жить, — се­ту­ет по­жи­лой че­ло­век.

Пен­си­о­нер вы­ска­зы­ва­ет еще од­ну оби­ду: ко­гда по­лу­чал жи­лье, в ор­де­ре бы­ла ука­за­на од­на ком­на­та пло­ща­дью 18,4 квад­рат­ных мет­ра. Сей­час в жи­ров­ке зна­чит­ся по­чти 40 квад­ра­тов. Че­ло­ве­ку до сих пор ни­кто не объ­яс­нил, что это его об­щая пло­щадь квар­ти­ры. С ее ве­ли­чи­ны идут от­чис­ле­ния за ка­пи­таль­ный ре­монт и тех­ни­че­ское об­слу­жи­ва­ние.

В Зябров­ском сель­ском Со­ве­те по по­во­ду ава­рий­но­го со­сто­я­ния до­ма в Ко­ре­нев­ке зна­ют, но раз­во­дят ру­ка­ми: жи­лье ве­дом­ствен­ное. Лишь уточ­ни­ли: лю­ди да­же в та­ких до­мах, кто не ле­нит­ся, са­ми по­чи­ни­ли кры­ши, и ста­рость встре­ча­ют с су­хи­ми сте­на­ми и по­ла­ми. По­че­му от­цу не по­мо­жет сын, ко­то­рый здесь за­ре­ги­стри­ро­ван?

Но у жиль­цов на этот счет своя ло­ги­ка: за­чем вы­счи­ты­ва­ют день­ги за ре­монт, ес­ли на­до де­лать его са­мим? Со­гла­си­тесь, труд­но уста­но­вить прав­ду, ес­ли она у каж­до­го своя...

Хо­чет­ся на­де­ять­ся, что вы­де­лит де­ре­во для за­ме­ны гни­лых ба­лок на чер­да­ке до­ма Ко­ре­нев­ская экс­пе­ри­мен­таль­ная ба­за Ин­сти­ту­та ле­са НАН Бе­ла­ру­си (быв­шее Ко­ре­нев­ское лес­ни­че­ство), что­бы хо­тя бы не про­те­ка­ла кры­ша.

За 34 го­да ни­кто в до­ме да­же гвоз­дя не за­бил. Раз­ве не обид­но?

Ни­ко­лай Тар­чиш­ник на­де­ет­ся до­ждать­ся хо­тя бы ре­мон­та кры­ши

Так вы­гля­дит по­то­лок на кухне

Ды­ры в по­лу уже не скро­ешь па­ла­сом

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.